27 июня 2001 г.
Источник: "Российская газета"
Автор: Павел Фадеев
Конфликтная материя
Почему не прекращаются споры вокруг нефтяной трубы
Вопрос о том, должны ли российские производители защищать свои экономические интересы, давно стал риторическим. А политика национальных экспортеров, прежде всего нефтяных, прямо определяется сегодня национальными экономическими интересами России. Государственная компания "Транснефть" в соответствии с решениями Правительства осуществляет целый ряд крупных экспортных проектов от Балтики до Адриатики. Однако ее мощности сегодня пытаются направить на строительство, способное нанести прямой ущерб российскому бюджету. Возможно ли такое? Оказывается, да.
Генеральный директор Каспийского трубопроводного консорциума (КТК) Сергей Гнатченко обвинил недавно "Транснефть" в том, что она не выполняет распоряжение Правительства о строительстве перемычки между двумя нефтепроводами: КТК (Тенгиз - Новороссийск) и Баку - Новороссийск (последний входит в российскую систему магистральных нефтепроводов). "Транснефть" в ответ утверждает, что никаких законных оснований требовать от нее сооружения перемычки между насосными станциями Тихорецка и Кропоткина нет. Скорее всего г-н Гнатченко в такой своеобразной форме отреагировал на весьма жесткие письма президента "Транснефти" Семена Вайнштока премьеру Михаилу Касьянову, вице-премьеру Виктору Христенко и заместителю руководителя президентской администрации Сергею Приходько по поводу возможных потерь российского бюджета от инициатив руководства КТК.
Менеджеры КТК, традиционно отражающие интересы компаний "ЛУКОЙЛ" и "Роснефть", ссылаются на решение Правительства шестилетней давности, согласно которому сооружать перемычку должна была именно "Транснефть". В одном из протоколов к правительственному постановлению по поводу КТК действительно была такая запись. В соответствии с этим документом компания должна была стать также оператором этого участка нефтепровода. Однако год спустя, в 96-м, Правительство своим новым решением по КТК признало предшествующее постановление фактически утратившим силу. По словам вице-президента "Транснефти" Сергея Григорьева, государственная трубопроводная компания в случае крайней необходимости и только по решению Правительства готова к транспортировке нефти по перемычке Тихорецк - Кропоткин. Однако тендер на эту транспортировку выиграла другая компания. Да и перемычку еще нужно построить. Сама "Транснефть" не намерена делать этого: по мнению компании, сооружение нового участка приведет к значительным потерям для существующей трубопроводной системы. Это, впрочем, отнюдь не означает, что перемычку не может построить кто-нибудь другой.
В заявлении Сергея Гнатченко для СМИ сказано: "КТК - сегодня единственная возможность транспортировки казахстанской нефти через территорию России". Между тем это совсем не так. "Транснефть" увеличила пропускную способность стратегически важного для казахстанской нефти участка нефтепровода Баку - Новороссийск - ветки Атырау - Самара - с 5 до 15 млн. тонн в год. В 2000 году компания "Тенгиз-Шевройл", тесно связанная с КТК, прокачала по трубе Атырау - Самара лишь 3,3 млн. тонн нефти, а вся добыча этой компании не превышает 12 млн. тонн в год. Казахстанская нефть поставляется в Россию бесперебойно, и резервов трубы более чем достаточно. У российской нефтепроводной системы нет ни юридических, ни технологических, ни организационных потребностей в КТК. Более того, если она лишится части казахстанской нефти в пользу КТК, качество российской нефтяной смеси Urats ухудшится. А значит, пусть ненамного, но уменьшится и ее экспортная цена.
Оппоненты "Транснефти" усматривают в ее действиях сознательный демарш монополии, которая не хочет делиться с другими участниками рынка. Ведь спор, по сути, идет о том, сумеет ли КТК отвлечь из традиционного нефтепровода Баку - Новороссийск существенную долю нефти, идущей из Средней Азии. "Монополист" же не хочет обогащать конкурента за свой счет. И не только за свой: в письме Касьянову Семен Вайншток заметил, что из-за выхода казахстанской нефти в акваторию Черного моря государство лишится ежегодных налоговых поступлений на уровне 100 млн. долл. , убытки самой "Транснефти" составят 70 млн. долл. и еще 200 млн. долл. потеряют другие российские компании.
КТК утверждает, что руководство "Транснефти" опасается конкуренции со стороны альтернативных транспортировщиков нефти. "Транснефть" резонно возражает в ответ, что КТК еще только предстоит стать реальным конкурентом государственной системы магистральных нефтепроводов. Пока же государству Российскому нет никакой нужды отдавать стабильный доход от транспортировки нефти по трубопроводу Баку - Новороссийск в частные руки. Иностранные акционеры КТК, а также владеющие его акциями компании "ЛУКОЙЛ" и "Роснефть" - негосударственные. Если казахстанская нефть пойдет по трубе КТК, нефтяные потоки будут отвлечены от государственной системы, которую представляет собой "Транснефть".
Поскольку у "Транснефти" нет никаких обязательств сооружать перемычку, спор между компаниями вышел за рамки правительственных документов и принял весьма специфический для нефтяного бизнеса характер. Владельцы КТК, например, обвиняют "Транснефть" в том, что она закрывает глаза на многочисленные неучтенные подключения к нефтепроводу и игнорирует таким образом факты воровства. "Транснефть" же полагает, что эти подключения - ее собственная головная боль, и к перемычке, на использование которой претендует КТК, дыры в трубе не имеют никакого отношения. Так это или нет, очевидно другое: важнее уберечь от дыр государственный бюджет.А вопрос о том, строить или не строить "Транснефти" перемычку Тихорецк - Кропоткин, носит поистине геополитический характер.
 


Все замечания и пожелания присылайте по адресу: skv@nefte.ru

ЗАО "Независимое нефтяное обозрение "СКВАЖИНА" (С) 1999 Все права защищены