10 марта 2001 г.
Источник: "Эхо" (Азербайджан)
Автор: Р. Насиров
Имеет ли Азербайджан козырь на руках
Это выяснится только после того, как раскроются карты всех участников игры в "Шахдениз-газ"
По сообщению агентства "Туран", азербайджанская сторона рассчитывает на подписание контракта о закупке Турцией газа с месторождения "Шахдениз" в ходе предстоящего 12-16 марта визита в эту страну президента Азербайджана Гейдара Алиева. И, как всегда, информацией на этот счет поделился с прессой первый вице-президент ГНКАР Ильхам Алиев. Сенсационной эту новость не назовешь. Разве что слабенькую струйку новой мысли в сообщение влила лишь незначительная поправка на тему "в настоящее время представители ГНКАР ведут в Турции переговоры и готовят текст соглашения". И все. То есть наконец-то дело начало сдвигаться с мертвой точки и от слов о возможном экспорте, стороны перешли к обсуждению каких-то деталей. А, следовательно, есть резон подумать: стоит ли действительно ожидать подписания в Турции газового соглашения в период с 12 по 16 марта? Однозначно ответить на этот вопрос очень сложно. Можно лишь догадываться, что нет. Турция не пойдет на подписание. Во всяком случае не на днях. Хотя бы потому, что... Впрочем, проанализируем ситуацию вместе.
Чисто экономическое давление
Судя по той же информации "Туран", Баку рассчитывает заключить контракт об экспорте 5 млрд. кубометров газа по тарифам, которым Анкара закупает газ в Туркменистане, Иране и России. От себя добавим лишь, что в перспективе Азербайджан замахивается на большие объемы экспорта. В частности, судя по регулярным заявлениям руководства ГНКАР и опять-таки Ильхама Алиева, на начальном этапе Азербайджан предполагает экспортировать в Турцию не менее 2-4 млрд. природного газа с последующим увеличением его объемов до 16 млрд. кубических метров. Особенно сильно ГНКАР форсировал данный вопрос в конце прошлого года. Регулярные заявления И.Алиева вроде "наше желание - подписать контракт как можно скорее... Турция должна решить, будет ли она закупать у Азербайджана газ... я не вижу причину, по которой Турция не закупала бы азербайджанский газ..." или "с нашей стороны приняты все меры... мы готовы, речь лишь идет о том, намерена Турция закупать наш газ или нет" можно трактовать как средство дипломатического (если так можно сказать - чисто экономического) нажима на руководство сопредельного государства. Однако за последний месяц вопрос принял сильную политическую окраску. Пройдемся по хронологии.
Подстраховка в игре "ва-банк"
И уже в конце 2000 года с уст самого главы государства стали срываться заявления, которые с натяжкой можно было назвать экономическим нажимом. Имеются в виду слова, сказанные Гейдаром Алиевым во время встречи с замминистра энергетики и природных ресурсов Турции Юрдакулом Йигитгюденом: "Азербайджанская сторона не может долго ждать, ибо в 2002 году начнется добыча газа с месторождения "Шахдениз", и если вопрос в ближайшее время не будет решен, то Азербайджан рассмотрит возможность экспорта газа в Иран". Этот выпад уже можно расценивать как откровенный политический шантаж. Мотивы общепонятны. Экспортируя газ в Иран, Азербайджан надолго свяжет свое экспортное, а значит и политическое будущее, со страной, извечным конкурентом Турции за право "доминантного" контроля за Азербайджаном. (Не секрет, что на протяжении истории и Турция и Иран с попеременным успехом регулярно добивались этого). В подтверждение слов президента страны вице-президент ГНКАР на днях сообщил также, что по данному вопросу уже состоялся первый раунд переговоров с иранской стороной. Отсюда вывод: Гейдар Алиев в лице вице-президента ГНКАР Ильхама Алиева, готовясь подписать соглашение о поставках газа в Турцию, попутно проводит аналогичные переговоры и с Ираном. Так сказать, средство подстраховки. Но насколько оно действенно? Ведь любой мало-мальски знакомый с карточной дипломатией игрок понимает, что блефовать, а тем более идти ва-банк по крупному следует только тогда, когда на руках есть как минимум "очко". Ну, чтобы после, при раскрытии карт не краснеть. Имеет ли Азербайджан на руках "очко"? Нет. У руководства страны нет таких карт.
Палка о двух концах
Поясним мысль. Экспортировать азербайджанский газ в Иран вроде бы выгодно. Ведь по большому счету, какая разница, кто его будет импортировать? Лишь бы платили хорошо. Однако вопрос упирается в непригодное для транспортировки состояние существующих трубопроводов. Образно говоря, они все в дырах. И на их починку и латание требуются порядочные суммы. Кто этим будет заниматься? Азербайджан? В принципе, иранская сторона этого и хочет. Просто ГНКАР артачится. Да и дорого это. К сожалению, сказать насколько, мы не можем. Элементарно. Надо сначало сторонам договориться и провести ревизию труб. Но ведь и это требует денег... Так что по большому счету экспорт азербайджанского газа в Иран тоже можно расценивать как блеф, не имеющий ни экономической, а тем более политической подоплеки. Говоря о политическом аспекте данного вопроса, уместно заметить, что Азербайджан никогда не станет связывать себя трубопроводными соглашениями со странами, активно поддерживающими в карабахском вопросе Армению. Ведь трубопровод тоже как палка имеет два конца. Можно закрутить задвижку как на одном конце трубы, так и на другом. Так что игра "давление на импортера" имеет аналогичные шансы на успех с игрой другой - "давление на экспортера". Теперь другой, вытекающий из анализа вопрос: зачем Азербайджану оказывать на Турцию давление? Здесь дело также упирается как в политику, так и экономику. С финансовой точки зрения Азербайджану не выгодно подписывать контракт на экспорт нефти в объемах ниже 4 млрд. куб. метров газа. Тогда шансы привлечь к разработке перспективного газового месторождения иностранных инвесторов будет сведена практически к нулю. Не окупятся вложения. Об этом знают не только у нас, но и за границей. Там тоже считать умеют. Ведь недаром в прошлом году один из основных инвесторов проекта "Шахдениз" британская компания bp проводила с турецкой стороной переговоры. К сожалению, безрезультатные. Хотя сами переговоры являются свидетельством того, что в запуске проекта заинтересовано не только ГНКАР.
Неприкрытые тылы
Другой экономический нюанс: подписав контракт о транспортировке туркменского газа объемом в 16 млрд. куб. метров голубого топлива в год, Турция не хочет себя сегодня связывать еще одним таким же объемным контрактом. Во-первых, потому, что только в 2012 году потребности Турции в газе будут составлять 68-70 куб. метров. Это не скоро. Во-вторых, у турецкой стороны нет гарантий, что ГНКАР, заявляя об огромных запасах газа в "Шахдениз" (недавно к этому заявлению Гейдар Алиев добавил, что запасы местрождения "Абшерон" даже превосходят по объемам "шахденизовские"), до конца откровенен. А туркменские запасы "голубого топлива" общеизвестны и не оставляют места для подобных сомнений. Продолжая тему, ненадолго отвлечемся и зададимся другим вопросом: почему же добыча газа за первые два месяца текущего года в Азербайджане понизилась? По данным "Туран", в январе-феврале 2001 года ГНКАР добыла 869 млн. кубометров газа, выполнив плановые показатели лишь на 92,1%. За этот же период АМОК в рамках "контракта века" передала ГНКАР 105,8 млн. кубометров газа, что составило 66,4% от предусмотренного. В чем дело? Иссякает газ? В Турции не примут в расчет, что львиная доля добываемого в Азербайджане газа сжигается на факелах, поскольку в свое время в стране не додумались построить хранилища для сжиженного на газокомпрессорных станциях газа. Важны конечные цифры. А потому, видимо, заявления руководителя страны о том, что с "Шахдениз" и "Абшерона" Азербайджан планирует продавать ежегодно 50-60 млрд. куб. метров газа, видимо, не убеждают Турцию.
Открещиваясь от партнеров
Существует еще один экономический нюанс. Дело в том, что, оказывая давление на Турция, Азербайджан всячески открещивается от проекта Транскаспийского магистрального трубопровода, по которому должен поступать туркменский газ в Турцию. Сначала, когда в 1999 году в Стамбуле президенты Азербайджана, Грузии, Туркменистана, Турции и США подписали проект о реализации соглашения, Туркменистан естественно, его поддерживал. Позже, не без вмешательства России и Ирана, Туркменбаши передумал, и в результате поставил всех своих партнеров в весьма щекотливое положение. Так что нежелание Азербайджана связывать свои перспективы со столь ненадежным участником соглашения понятна. К тому же принцип соучредительства не всегда оканчивается викторией. Случись что, например, замораживание отношений между Туркменистаном и Турцией, то весьма возможен переход вышеописанной игры в "глуши задвижку". Не важно, кто первый закрутит гайку. Важно то, что Азербайджан в таком случае окажется в еще более щекотливом положении, чем после инцидента 1999 года. К тому же Туркменистан старается привязать к будущему газопроводу Россию - тоже крупного экспортера газа. И хотя до сих пор не поднимался вопрос объемов, тем не менее, может быть, присоединение России к проекту автоматически оставит за бортом Азербайджан. Для нашего газа в трубе просто не найдется места. Поэтому даже теперь, после того как стала отчетлива вырисовываться перспектива транспортировки азербайджанского газа не только в Турцию, но и оттуда дальше, в страны Европейского Союза (Испанию и Францию), все равно ГНКАР "напирает" на Турцию, стараясь обойти вопрос Транскаспийского газопровода.
"Газовая атака"
Теперь вернемся все же к политической мотивации вопроса. Дело в том, что ожидать скорого подписания в Турции соглашения о поставке газа с "Шахдениз" сложно еще и потому, что президент Азербайджана посещает эту страну сразу же после своего визита во Францию. Причем в этой европейской стране, признавшей недавно "геноцид армян", обсуждались карабахские вопросы. В Турции такой жест Алиева могут воспринять, как некий мелкий акт предательства идей тюркизма. А это козырь, чтобы затянуть вопрос с подписанием соглашения о газе. Козырь турецкий. Но не только это. Не исключено, что перед визитом в Турцию глава Азербайджана умышленно посетил именно Францию. Как акт давления на Турцию, который в просторечье сводится к фразе "думай быстрее", этот шаг Г.Алиева можно расценивать как положительный. Впрочем, время все расставит на свои места. И на днях будет ясно, верна ли была проводимая в последнее время против Турции политика "газовой атаки". Справка: контракт на разработку Шахдениз был подписан в 1996 году. Долевое участие строн распределилось следующим образом - bp (25,5%), Statoil (25,5%), ГНКАР (10%), Lukoil (10%), ELF (10%), OIEK (10%), TPAO (9%). Запасы газа оцениваются в 1 трлн. куб. газа и 200 млн. тонн газаконденсата. Стоимость контракта 4 млрд. долларов.
 


Все замечания и пожелания присылайте по адресу: skv@nefte.ru

ЗАО "Независимое нефтяное обозрение "СКВАЖИНА" (С) 1999 Все права защищены