Поиск:
События
Black Submarine
Ляп-Петролеум
Криминал

Госструктуры
Компании
Персоналии
Проекты
Трубопроводы

Законы
Словарь
Нефть в мире
История
Экология

Дискуссия
Интервью
Консультации
Нам пишут

Владимир КАРАСЕВ: четко знать свое дело
Источник: журнал "Российский нефтяной бюллетень", # 79, 1996 г.
Две трети российской нефти добывается на территории Ханты-Мансийского округа. Накопленная добыча превысила 6 млрд. тонн, остаточные запасы - около 20 млрд. тонн, прогнозные ресурсы - 35 млрд. т. Структура разведанных запасов непрерывно ухудшается, многие из разрабатываемых месторождений в значительной степени выработаны и обводнены.
Добычей нефти и газа сегодня занимаются 23 российских и 8 совместных предприятий, поиском и разведкой - 5 геологических и 1 геофизическое предприятие.
Югра идет впереди других субъектов Федерации в разработке законодательно-нормативной базы: окружной Думой приняты в апреле - августе т. г. законы "О недропользовании"* и "Об участии Ханты-Мансийского автономного округа в соглашениях о разделе продукции, о поиске, разведке в добыче минерального сырья на территории автономного округа". О подходе югорской администрации к проблемам нефтедобычи рассказывает заместитель губернатора по вопросам недропользования Владимир Карасев.
"РНБ": - Условия предпринимательской деятельности должны быть равными, и правительство в последнее время последовательно борется с разного рода льготами. С другой стороны, условия работы разных предприятий объективно разные, и некоторым без льгот не прожить. - Это абстрактно. Каково реальное положение дел на месте, в Ханты-Мансийском округе?
В.К.: - В вопросах недропользования отношение администрации округа ко всем компаниям, от самых маленьких до "ЛУКОЙЛа", одинаковое. Есть законодательная база Российской Федерации и автономного округа, есть правила недропользования, и все компании обязаны их выполнять. Администрация выдержала этот подход в течение четырех лет. Мы не меняем правила, и компаниям не следует искать послаблений или обходных путей - хотя попытки такие еще наблюдаются.
Например, "ЛУКОЙЛ" при переходе на единую акцию лишает свои дочерние предприятия прав юридического лица. Естественно, по закону РФ "О недрах" необходимо переоформить лицензии. С этим предложением руководство "ЛУКОЙЛа" обратилось к администрации еще в марте текущего года. Тогда на заседании лицензионной комиссии представителям компании были объяснены требования Ст. 17-1 Закона, т. е. необходимость проведения собраний в дочерних и материнской компаниях, оформления передаточных актов, текстов лицензионных соглашений, переоформление соглашений с владельцами родовых угодий, со службами окружной администрации по уровням добычи, платежам за право пользования недрами и по экологическому оздоровлению территории.
В мае, так и не начав толком оформление соответствующих документов, не проведя необходимых управленческих решений, "ЛУКОЙЛ" повторно обратился с той же просьбой. Я в конце концов ответил: где у администрации основания для принятия подобного решения, если "дочки" де-юре самостоятельны?
Наконец в июне собрание акционеров компании приняло соответствующее решение. Осталось переоформить документы* и соглашения с владельцами родовых угодий и со службами администрации. Однако представители компании выдвигают новые условия: зачем оформлять документы, если мы являемся правопреемниками дочерних компаний? Но администрация округа уже это проходила, когда с акционированием ПО их НГДУ перестали быть юридическими лицами. В договорах с владельцами родовых угодий были зафиксированы обязательства НГДУ. Лишившись финансовых средств, руководство последних в ряде конфликтных ситуаций отказалось исполнять эти обязательства, а объединение на себя их в полной мере не приняло. Ушел целый год на разбор и урегулирование... Опыт более тридцати судебных разбирательств разного рода по вопросам недропользования, накопленный администрацией, заставляет внимательно относится к подобным документам. Принцип правопреемства, закрепленный в законе, действует тогда, когда работники компании на всех уровнях не только знакомы с законами, но и понимают логику действий, предписанную каждой из его статей, и готовы строго их исполнять. К сожалению, такой готовности пока не наблюдается. Когда "ЛУКОЙЛ" выполнит все необходимые требования, тогда и будут переоформлены все лицензии на материнскую компанию. Возможно, такое решение лицензионная комиссия примет уже в ноябре. "ЛУКОЙЛ" - это только один пример. Аналогично действуем и с другими компаниями.
Что касается льгот, то здесь подход индивидуальный. Но не к компаниям, а к месторождениям. Рентабельность разработки месторождений и залежей нефти различна. Однако наша налоговая система не учитывает сверхвысокую степень дифференциации горно-геологических условий разработки и затраты на добычу одной тонны нефти. Поэтому мы идем навстречу компаниям, принимая решения по временному снижению платежей за право пользования недрами, увеличивая объемы ставок воспроизводства минерально-сырьевой базы, оставляемых в распоряжении компаний для ведения геологоразведочных работ в пределах лицензионных участков. Решения эти очень сложные, связанные с изменением объемов поступлений средств в бюджеты различных уровней, и потому возможны только при подготовке бюджетов на новый год. Кроме того, любые льготы на окружном уровне "съедаются" на федеральном из-за автоматического повышения акцизов на нефть.
"РНБ": - Что может изменить раздел продукции?
В.К.: - Раздел продукции стимулирует компанию работать эффективно, дает гарантии стабильности налогообложения и условий недропользования на весь срок разработки месторождения. Для государства раздел продукции позволяет добиться прозрачности нефтяных операций, ввести обособленный бухгалтерский учет по каждому месторождению, обеспечить учет затрат компании и исключить их "размазывание" по всем лицензионным участкам, т. е. сокрытие непроизводительных затрат. Позволяет наладить учет добываемой продукции и потерь при добыче, использования нефти на собственные нужды. Позволяет повысить технологическую дисциплину на промыслах для всех категорий работников. Создает экономические условия для привлечения и применения новых технологий в бурении, нефтедобыче, воздействии на пласт и т. д.
Раздел продукции предъявляет и новые требования к органам государственной власти регионального уровня, занимающимся вопросами управления недропользования. Это прежде всего создание соответствующих управленческих и аналитических структур, определение перечня и формализация информационных потоков по вопросам разработки, концентрация и оперативная обработка поступающей информации и принятие на ее основе оптимальных управленческих решений. Это и соответствующая законодательно-нормативная база для деятельности органов государственной власти и компаний в условиях СРП.
Для органов государственной власти ХМАО эти требования в основном выполнены. В комитете по нефти, газу и минеральным ресурсам администрации АО сформирован отдел по контролю за выполнением СРП. Научно-аналитический центр рационального недропользования АО, в котором работает 260 специалистов высшей квалификации, ведет мониторинг добычи по всем месторождениям АО. Мы владеем компьютерной программой, которая по 93 параметрам позволяет расчитывать эффективность разработки любого месторождения на условиях СРП. Изменение одного из параметров влечет за собой изменение остальных. Эта программа признана эффективной и нашими партнерами по переговорам о разработке Приобского месторождения. Сегодня в основном отлажены потоки, концентрация и обработка нефтепромысловой информации, принятие на ее основе грамотных решений. Приняты и введены в действие федеральный закон "О СРП", закон АО "Об участии Ханты-Мансийского АО в соглашениях о разделе продукции". Окружной думой принят в первом чтении закон "О разработке месторождений углеводородов". Осталась "самая малость" - постановление Правительства РФ с приложениями о порядке учета затрат в условиях СРП, о бухучете, о порядке подготовки и заключения соглашений и федеральный закон "О перечне участков недр, рекомендуемых к разработке на условиях СРП". Надеюсь, что несмотря на всю надуманную политизированность ситуации вокруг этого закона, депутаты Государственной Думы примут его в ближайшее время.
Этот закон дает только право на ведение переговоров. Никто заранее не может сказать, чем они завершатся. Согласится ли Государственная комиссия с предложениями компании или компания с предложениями государства, возможен ли оптимальный, взаимовыгодный для сторон, вариант соглашения? При выработке соглашения учитываются сотни параметров, и практически невозможно заранее назвать какие-либо цифры по объемам добычи, потоку наличности, прибыльной нефти, доли государства и компании. Все это изменяющиеся во времени параметры соглашения. В то же время в законе необходимо предусмотреть обязательные для компаний и государства условия перевода разработки на СРП, определив главное - максимальное извлечение запасов минеральных ресурсов, вовлечение в разработку всех залежей, жесткий контроль за процессами добычи сырья со стороны государства и отчетность компании за проведенные работы. Такой подход со стороны Госдумы к закону "О перечне..." позволит приступить к переговорам с компаниями, приобрести необходимый опыт в этом сложном деле работникам служб управления ресурсами - представителям государства и специалистам компаний.
"РНБ": - Вы участвуете в переговорах по Приобскому. Каковы основные проблемы продвижения проекта, с точки зрения округа?
В.К.: - Приобское месторождение - одно из наиболее крупных по запасам на территории ХМАО. Этим объясняется степень осторожности и ответственности при подходе к определению параметров соглашения. Кроме того, срок его разработки - свыше пятидесяти лет. Т. е. те, кто ведут сегодня переговоры, несут ответственность за результаты, которые получат два последующих поколения.
Лицензия на разработку принадлежит "Юганскнефтегазу", в конкурсе 5 сентября 1993 года Amoco выиграла право долевого участия. Распоряжение Правительства РФ о начале переговоров и составе госкомиссии было принято 7 марта 1995 г. На первое заседание госкомиссии, 24 мая, Amoco и "ЮКОС" внесли проект соглашения и свои предложения по основным параметрам разработки. Представители АО предложили председателю госкомиссии разработать и внести от имени государства свой вариант проекта соглашения. Нам ответили, что никогда в истории переговоров такого не было, чтобы государство вносило собственный вариант. Да и законодательством это не предусмотрено, следовательно, нет источников финансирования такой работы. Мы же считали и считаем, что обсуждение можно вести, только имея четкую государственную позицию по основным параметрам соглашения. В результате целый год ушел на обсуждение варианта компаний. Для специалистов округа это время не пропало даром. Мы смогли сами рассчитать весь проект, оценить предложенные компаниями исходные параметры с точки зрения долговременных государственных интересов, выявить их завуалированное стремление завысить эти параметры и получить сверхприбыль. Мы благодарны Amoco и "ЮКОСу" за их упрямство в отстаивании своих интересов. Преодоление этого упрямства явилось хорошей школой для специалистов ХМАО. Этот опыт пригодился нам и при подготовке выставляемых на конкурсы участков недр, при сравнительном анализе экономической эффективности их разработки на основе существующей налоговой системы и на основе СРП.
18 июля 1996 года от имени госкомиссии компаниям вынесен меморандум с предложениями государства по размерам платы за недропользование, шкале раздела прибыльной продукции, стимулирующей минимизацию затрат, а также о создании контрольного комитета, отвечающего за утверждение затрат. Внесено в Правительство РФ и предложение госкомиссии, касающееся постоянно меняющегося транспортного тарифа. Пока ответов на свои предложения комиссия не получила.
"РНБ": - В сентябре вице-президент "ЮКОСа" С.Генералов заявил, что надо пересматривать ТЭО проекта разработки Приобского месторождения. Что можете сказать Вы по этому поводу?
В.К.: - Здесь я могу строить только догадки, поскольку никакая официальная информация ни от Amoco, ни от "ЮКОСа" в государственную комиссию не поступала. Возможно, "ЮКОС" осознал, что во всем, в том числе и в проектировании, нельзя полагаться на партнера, необходимо провести и собственные расчеты. Возможно, появилось желание самим поискать оптимальный вариант, исходя из опыта разработки более двух десятков месторождений в Западной Сибири. Возможно, толчком к этому послужил меморандум госкомиссии, а может быть и прогнозируемые сложности с инвестированием будущих проектов. - "ЮКОС" активно участвует в конкурсах на получение прав пользования недрами.
Кроме того, известно, что контрольный пакет акций "ЮКОСа" находится в управлении банка "Менатеп". Возможно, эксперты банка уже оценили проект Amoco и пытаются внести предложения в содержание соглашения. В приватных разговорах проскочила идея, что американцам надо взять на себя инвестирование всего объема обустройства месторождения на начальном этапе. Это около $1 млрд. Первоначальная договоренность между партнерами была "фифти-фифти", по $500 млн. Аmоcо теперь пытается доказать "ЮКОСу", что взваливать на нее одну невыгодно обеим компаниям, поскольку потребует высоких затрат по обслуживанию кредита.
Надеюсь, что к концу ноября что-то прояснится в подходах компаний, и госкомиссии будут представлены согласованные предложения. Затягивание переговоров невыгодно ни государству, ни компаниям.
"РНБ": - Вы поставили какие-то временные рамки?
В.К.: - Представляя компаниям меморандум в июле текущего года, мы считали, что в течение шести месяцев можно закончить переговоры, разработать и парафировать соглашение, выгодное государству, округу и компаниям. Однако дело затягивается. По закону "О СРП" на переговоры отводится один год, но в нем не уточнено, что считать точкой отсчета: подведение итогов конкурса, выход распоряжения правительства о начале переговоров, первое заседание госкомиссии или что-то другое. Специалисты Amoco высказывали мнение, что пока Госдумой не принят закон "О перечне...", затраченные усилия как-бы не считаются. Т. е. нет официального "благословения" законодателя. Как видите, вариантов много, и требуется официальное разъяснение органа, принимавшего закон о СРП.
В то же время произошли изменения в составе государственной комиссии. Перешел на другую работу зампредседателя комиссии В.П.Щербаков, первый зампредседателя Роскомнедр. Умер председатель комиссии В.А.Двуреченский, замминистра топлива и энергетики. На его место в министерстве назначен В.З.Гарипов, в правительство внесено предложение о его назначении председателем комиссии, но решение пока не принято. Боюсь, что когда мы начнем предъявлять компаниям претензии относительно затягивания переговоров, нам резонно ответят, что российская сторона сама не готова.
"РНБ": - А как ведет себя в ходе переговоров "ЮКОС"?
В.К.: - Так же, как вела бы себя любая другая компания, западная или наша. Для нас, я уже говорил, они все одинаковые. Они просто находятся по другую сторону стола переговоров. Для любой компании главное - прибыль. Для государства - бюджет и изъятие сверхприбыли у компании. Это надо понимать и принимать спокойно, не обвиняя нашу компанию в непатриотичности.
Вообще, сейчас наконец "мух от котлет" отделили. Котлеты - это недра с минеральными ресурсами и государственной собственностью на них. Мухи - компании, желающие "вкусить жареного". Но государство ставит условие: вкусить можно, но только за справедливую плату. Важно только грамотно определить ее размер, чтобы и мухи не передохли с голоду, и котлеты можно было есть пять - восемь десятилетий. Да и процесс трапезы для мух надо бы строго регламентировать. А государство за счет платы могло бы нажарить еще котлет, одновременно развивая инфраструктуру и создавая рабочие места для "поваров" и других работников "кухни". - Конечно, это сравнение, как и любое другое, страдает определенными недостатками. Приведу еще одно.
В ходе переговоров каждая из компаний настаивала на проектной стоимости скважин в $2 млн. И аргумент - вот, мол, такая же на северном склоне Аляски, вот ее стоимость. Мы попросили калькуляцию. Западная компания принесла свою, российская - свою, а расчеты совпали с точностью до цента. Мы только усмехнулись и спросили: налоги США, учитываемые в строительстве скважины на Аляске, наша страна тоже должна возмещать объемами добытой продукции? Кстати, "Сургутнефтегаз" ведет промысловое бурение по канадской технологии на Тяновском месторождении в значительно более сложных природно-климатических условиях, чем пойма Оби. У них стоимость скважины около 4,5 млрд.рублей, т. е. примерно $850 тыс. (на июнь). Можно понять удорожание стоимости скважины в пойме за счет сложности отсыпки суперкустов тысяч на $100-200, но не больше. Мы знаем примерную себестоимость бурения по каждому из районов округа. Вопрос расчетной стоимости скважин при разработке проекта соглашения о разделе продукции не принципиален (затраты контролируются технологически, конкурсной закупкой оборудования и материалов, и специально созданным органом) - но в качестве примера стремления компании к большой прибыли весьма показателен.
Государство, назначая цену за разработку месторождения, тоже должно сознавать, что любая компания желает получить среднюю норму прибыли на вложенный капитал. В среднем в мире эта норма составляет 10-15%. Если Приобское разрабатывать при существующей налоговой системе, то компании понесут убытки - за 25 лет около $540 млн. Но так не бывает, чтобы компания согласилась работать себе в убыток. Практически, в предыдущие десятилетия нам это было показано на многих месторождениях. Новые технологии никак не внедрялись, компании стремились ускоренными темпами разрабатывать высокоэффективные запасы в ущерб комплексному освоению месторождений и максимальному отбору начальных извлекаемых запасов. Об экологии я уже не говорю. Состояние Среднего Приобья нам всем знакомо. И не думаю, что страны бассейна Ледовитого океана до бесконечности будут терпеть сбросы в океан обских вод, загрязненных химреагентами и нефтью. Пройдет 5-7 лет, и они предъявят России счет. Кстати, первый "звоночек" уже прозвенел: в составе комиссии Гор - Черномырдин создано специальное подразделение по мониторингу окружающей среды в рамках Приобского проекта. В конечном итоге попытка прохладно отнестись к учету интересов компании (здесь я говорю об учете интересов российской компании в обеспечении нормы прибыли) приведет к результатам, аналогичным полученным на Самотлоре или Красноленинском месторождении... Да и органы власти автономного округа не могут разрешить в сегодняшних условиях работать в пойме Оби по старинке. Население не даст возможности разрабатывать это месторождение старыми технологиями...
Государство наконец взялось за ум - взялось за свою собственность. Какое-то время это была де-факто собственность объединения или главка. Сейчас каждый занялся своим, началось не противостояние компаний и государства, а нормальная профессиональная работа. Такое например наблюдение: начальник геологоразведочной экспедиции честит бурового мастера: ты анализы взял? Инструменты сдал? Керн? - Вот, кстати, керн, это же национальное достояние, которое раньше просто выбрасывалось. В одной из своих поездок за рубеж мы побывали в своеобразном музее, там керны хранятся в специальном хранилище с 1913 года, все по полочкам, все пронумеровано. И мы сейчас тоже хотим построить такое же. Я спрашивал у В.Шпильмана (исполнительный директор Научно-аналитического центра рационального недропользования ХМАО), сколько стоит эта информация? Он говорит, сколько стоит информация, сказать не могу. А вот сколько стоит незнание - прикинуть можно. Каждая третья разведочная скважина бурится впустую. Давайте помножим полторы тысячи скважин на $2-3 млн. - получается $3-$4,5 млрд.
"РНБ": - Аmосо и "ЮКОС" говорили о применени высокоэкологичных способов добычи...
В.К.: - Думаю, что вместе они смогли бы решить эту задачу - один же "ЮКОС" в ближайшие 10-15 лет явно не в силах. И дело здесь не в том, что наши компании не владеют передовыми технологиями. Нет таких технологий в нефтедобыче, которыми бы не владели наши компании или не смогли бы в течение года - двух овладеть. Проблема в другом. Не воспитано в каждом из работающих в наших компаниях чувство обязательного выполнения технологических операций в точности и последовательности. Это влечет за собой аварии, порывы трубопроводов, разливы нефти и безвовзвратные потери запасов недр. Это и проблема внедрения современного менеджмента, а такие проблемы не решаются за год-два.
"РНБ": - Можно ли из всех нефтяных компаний, работающих в Югре, выделить образцово - показательную?
В.К.: - По показателям внедрения новых технологий можно похвалить все компании. Каждая стремится сегодня использовать что-то новое - от технологии бурения до воздействия на пласт. Ну, а по совокупности показателей, т. е. по перечисленному выше плюс строгое выполнение обязательств перед государством по платежам, - это "Сургутнефтегаз".
"РНБ": - По поводу иностранных компаний бытуют разного рода слухи и опасения, вроде того, что западники подчас приходят на крупные месторождения, "садятся" и держат их под собой...
В.К.: - В ХМАО нет ни одного месторождения, лицензия по которому принадлежала бы иностранной компании. С участием иностранного капитала создан и работает десяток СП. Но по законодательству они являются российскими юридическими лицами, а объемы извлекаемых запасов по месторождениям, где они работают, составляет менее 1%. Что касается "садятся и держат", то в округе, думаю, это невозможно. Есть лицензионные соглашения, в которых определяются сроки начала работ, объемы бурения, добычи. Если не будут выполнять, лицензия будет изъята.
А приглашать иностранные компании надо, хотя бы для создания конкурентной среды. Ведь мы хотим, чтобы российские предприятия были сильны на мировом рынке, значит, надо дома учиться преодолевать препятствия, дома сначала доказать, что наши умеют лучше работать. Думаю, что доказать это сегодня большинство из наших вертикально-интегрированных компаний уже вполне способны. Кстати, "ЛУКОЙЛ" это начал доказывать и за пределами России, вполне успешно.
 


Все замечания и пожелания присылайте по адресу: skv@nefte.ru

ЗАО "Независимое нефтяное обозрение "СКВАЖИНА" (С) 1999 Все права защищены