3 апреля 2000 г.
Источник: еженедельник "Эксперт"
Автор: Дмитрий Сиваков
В отрасли неприкасаемых нет
Исполняющий обязанности президента "Группы Альянс" Муса Бажаев считает передел сфер влияния в нефтяной отрасли нормальным явлением
Почти месяц назад в авиакатастрофе трагически погиб президент "Группы Альянс" Зия Бажаев. Почти все, зная о лидерских качествах г-на Бажаева, предрекли возглавляемой им компании скорую смерть от рук конкурентов. Однако "Альянс", судя по всему, нацелен на продолжение весьма агрессивной стратегии на нефтяном рынке. О бизнесе "Группы Альянс" и о стратегии развития компании рассказывает и. о. президента Муса Бажаев, брат покойного Зии.
- "Группа Альянс" для большинства наблюдателей представляется довольно загадочной структурой. В частности, непонятна миссия компании, принципы ведения бизнеса, структура активов, находящихся в управлении, и так далее. Готовы ли вы приподнять для наших читателей завесу таинственности, скрывающую "Группу Альянс"?
- Да никакой завесы нет. Возможно, есть какое-то недопонимание специфики того бизнеса, которым занимается "Альянс", наших задач. Если это так, попробую пояснить. "Группа Альянс" изначально была заявлена на рынке как компания, занимающаяся антикризисным управлением. При этом существует своего рода сверхзадача - создание многопрофильной энергетической компании. Как любая другая компания, "Альянс" одновременно работает над решением своих текущих и стратегических задач. Они иногда пересекаются, иногда нет, но - хочу это подчеркнуть - между ними нет противоречия.
- А откуда вообще взялась идея об антикризисном управлении? Почему вы не пошли простым и понятным путем, по которому пошли другие, - то есть не ограничились работой с собственными активами?
- А почему мы должны были ограничиваться, если, с нашей точки зрения, на рынке есть хороший спрос на антикризисные услуги? Есть спрос, у нас есть потенциал для его удовлетворения, так зачем отказываться от интересной и перспективной сферы деятельности?
- Вы имеете в виду спрос со стороны нефтяных компаний?
- Я бы сказал так: нефтегазоориентированных. Это естественно - работать там, где понимаешь производственные процессы и технологию. Под это направление выстроена структура группы.
- Чем же расплачиваются с вашей компанией заказчики? Неужели деньгами?
- Нет, не только деньгами. Одна из форм оплаты заключается в передаче нам в собственность части акций предприятия, где мы решаем заранее оговоренный комплекс проблем. Приведу в пример нефтедобывающее объединение "Варьеганнефть", которому мы оказываем услуги по антикризисному управлению. На сегодня нам принадлежат около двадцати процентов акций этого предприятия, и я не исключаю, что пакет будет со временем увеличиваться. Это нормальная форма работы. На таких же принципах построен еще ряд наших проектов, в частности по Томскому нефтехимическому комбинату. Но есть и другие случаи, когда мы оказываем услуги, не ставя при этом вопроса об акциях. Скажем, в свое время "Альянс" был привлечен в качестве консультанта НК "Роснефть" по строительству в этой компании вертикально-интегрированной структуры. Ни о какой оплате акциями наших услуг и речи не было. Вообще глубоко заблуждаются те, кто считает антикризисное управление выкачиванием денег или акций у собственников. Нужно отдавать себе отчет в том, что собственник далеко не всегда способен решать проблемы своего предприятия. Зато он всегда заинтересован в том, чтобы это предприятие нормально работало и давало ему отдачу.
- Но давайте вернемся к декларируемой вами сверхзадаче - созданию энергетической компании. Поясните, пожалуйста, как вы собираетесь ее формировать? Пока по вашим проектам незаметно, что вам это удается.
- Это неудивительно. Когда вы складываете мозаику, постороннему наблюдателю кажется, что вы просто бездумно перекладываете с места на место ее части. Между тем ваши действия подчинены вполне разумному плану. Примерно так же обстоит дело с "Альянсом". Первое, с чего мы начали, - стали решать вопрос с нефтедобычей. Выбор пал на "Варьеганнефть", которая в свое время входила в "Сиданко", где мы как специалисты работали. Мы получили право управлять продажами нефти, а через некоторое время стали совладельцами. Тем самым заложили основу будущей компании. Но это не все. Могу вам сказать, что сейчас мы рассматриваем еще несколько предложений, предусматривающих увеличение добывающей базы "Альянса".
Шаг второй - переработка и сбыт. Мы хотим получить сбалансированную компанию, поэтому нам не нужны перерабатывающие гиганты. А нужен работающий завод, удобно расположенный с точки зрения транспортной инфраструктуры. Поэтому мы включили в орбиту интересов Херсонский нефтеперерабатывающий комплекс на Украине. А недавно подписали соглашение с группой "Росинвестнефть", которая ранее приобрела у "Сиданко" целую группу предприятий в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке. По этому соглашению мы получили право на управление Хабаровским НПЗ и пятью сбытовыми организациями. А также опцион на последующий выкуп акций этих предприятий. Таким образом, если опцион будет реализован, мы добавим в нашу структуру переработку и сбыт.
Что получаем в итоге? А получаем мы пусть не слишком большую, но сбалансированную вертикально-интегрированную компанию. Учитывая наш управленческий опыт, мы не сомневаемся в ее устойчивости на рынке. Равно как не сомневаемся в том, что эту компанию можно будет дальше развивать, "нанизывая" на ее структуру новые активы. Но вовлечение каждого актива должно тщательно продумываться. Мы не собираемся действовать по принципу "хватай, сколько сможешь". Гигантомания часто не доводит до добра. Есть множество примеров, когда сначала создавались разбалансированные компании с большим набором активов, а потом эти активы добровольно или недобровольно приходилось отдавать.
- Это о "Сиданко" вы так?
- Почему только о "Сиданко"? А что, ЮКОС разве не распродавал активы, не сдавал в аренду, в лизинг свою сбытовую сеть? Когда твоя собственность не укладывается в твою стратегию развития, она рано или поздно становится обременительной. Это как больной зуб - вроде есть, но жевать и кусать им ты не можешь. И приходится от него избавляться.
- Складывается впечатление, что ради создания своей вертикально-интегрированной компании "Альянс" просто пытается "влезть" на чужое поле: ведь нефтяная отрасль в целом уже поделена. По крайней мере, о ваших проектах зачастую упоминают как о проявлениях передела собственности.
- Вы знаете, про передел собственности и сопутствующие ему ужасы чаще всего говорят те, кто имеет совершенно конкретный, свой интерес в этой собственности. Так просто очень удобно - чуть что, сразу кричать про передел. Но давайте подойдем к вопросу спокойно, без эмоций. В России провозглашены некие правила и принципы рыночной экономики. Что такое рыночная экономика? Это состязательность, своего рода соревнование, проходящее в оговоренных рамках. Рамки устанавливает закон, а государственные органы власти следят за его исполнением.
В бизнесе, как и в спорте, соревнование идет постоянно. Его участники перемещаются то вверх, то вниз - в зависимости от того, кто какие результаты показывает. Неприкасаемых нет и быть не может. Никто не вправе претендовать на статус вечного лидера, просто потому, что так, видите ли, исторически сложилось. Хочешь оставаться наверху - изволь постоянно доказывать свою силу и добиваться высоких результатов. Не будешь делать этого, обязательно найдется кто-то, кто потеснит тебя с твоих позиций. Нормальный естественный отбор, закон жизни. И на сферу ТЭК он, между прочим, тоже распространяется.
А вы хотите, чтобы как было? Нарезали несколько нефтяных компаний, создали на первом этапе им тепличные условия, закрыли от иностранцев? Но если этот этап продлится слишком долго, неизбежно начнется процесс саморазрушения. Не будет конкуренции, не будет стимулов для эффективной работы. И в какой-то момент обязательно появится возможность вторжения "извне". Не обязательно агрессивного, это может быть форма дружественного слияния, альянса по тем или иным проектам. Между прочим, в мировой энергетической промышленности такие альянсы очень распространены. Для нас же это до сих пор остается чем-то экзотическим.
- Но на Западе участники альянсов находятся примерно в равных весовых категориях. В вашем конкретном случае ситуация иная. Вы как управляющая компания строите совместный бизнес с собственником, скажем, нефтедобывающего предприятия, и собственник этот зачастую более крупный. Каковы принципы взаимоотношений с этим собственником, как вам удается договориться? Чем заманиваете?
- Во-первых, собственник далеко не всегда более крупный, если брать совокупный масштаб бизнеса. Во-вторых, основной вопрос не в его величине, а в том, какой это собственник. Договориться можно с любым, если ты правильно понимаешь, чего он хочет. Нельзя договориться только в одном случае - если тебя хотят уничтожить как конкурента. Собственников нужно разделять по их интересам в их же собственности. Одни хотят сами управлять своими активами. В этом случае твои услуги как управляющего им не нужны. Но, возможно, понадобятся твои силы в качестве оператора отдельно взятого проекта. Или, скажем, в качестве компании, привлеченной для структурирования, развития собственности (в том числе и спорной).
В то же время существует часть собственников, которые не могут или не хотят сами управлять своей собственностью. Для этой категории важен финансовый результат. Мы приходим и говорим: отдайте нам в управление активы, и вы получите необходимый результат. Мы проведем оздоровление, привлечем необходимые ресурсы, организуем устойчивую работу вашего предприятия. Мы обезопасим ваши активы от враждебного поглощения. За это мы хотим то-то и то-то. И если наши предложения приемлемы, эта часть собственников обычно соглашается с нами работать. А конфликтные ситуации возникают не тогда, когда мы приближаемся к активам в ходе переговоров с собственниками, а когда начинаем реально работать. Поскольку выясняется, что на предприятии есть интересы массы структур, о существовании которых сами собственники иногда даже не догадываются.
- Последний вопрос. Насколько возможно ведение переговоров в прежнем русле после трагической гибели вашего брата Зии Бажаева? Не означает ли это, что дальнейшее развитие "Альянса" уже невозможно?
- Нет, я в этом убежден. Зия был бесспорным, очень сильным лидером. Но одновременно он очень тщательно подбирал людей, которые с ним работали и на которых он делал ставку. Ему удалось создать высокопрофессиональную команду, члены которой знают, что и как делать, чтобы достигать поставленных целей. Никто из них не собирается покидать "Альянс" после случившегося. Наоборот, мы с утроенной энергией продолжаем работать над проектами, начатыми при Зие, и сделаем все возможное для их успеха.

 

 


Все замечания и пожелания присылайте по адресу: skv@nefte.ru

ЗАО "Независимое нефтяное обозрение "СКВАЖИНА" (С) 1999 Все права защищены