22 марта 2001 г.
Источник: "Независимая газета"
Автор: Виктор Белимов
Затянувшаяся разведка в тылу врага
За восемь месяцев пребывания на Урале Петр Латышев так и остался чужим среди 'своих'
Если бы Господь Бог разрешил Владимиру Путину назначить полпредом только одного генерала, то президенту, очевидно, пришлось бы долго думать, куда его отправить - в воюющий Южный округ или на сравнительно мирный Урал. Учитывая сложность задач и непростую обстановку, которая имеет место на границе европейской и азиатской части России, справиться с ролью 'государева ока' там смог бы, пожалуй, только человек в погонах. Между тем ментальность военного наряду с плюсами имеет и ряд существенных минусов, из-за которых порой совершаются ошибки буквально на ровном месте. Именно под этим углом зрения и необходимо сегодня анализировать деятельность генерала МВД Петра Латышева за неполный год его пребывания на Урале в качестве полномочного представителя президента.
Конец эпохи Ельцина
С первых же дней Петр Михайлович не уставал зачитывать перед журналистами перечень своих функций, изложенный в Указе президента, - строить вертикаль власти, стимулировать региональную интеграцию и кооперацию, надзирать. Однако для посвященных было очевидно, что перед Петром Латышевым стоит и еще одна задача: на примере Урала (и особенно Свердловской области) показать, что период правления Бориса Ельцина, когда, играя на земляческих чувствах, регионам можно было выбивать себе различные, в том числе незаконные, преференции, закончился. Таким образом, для Кремля задача взять под контроль Урал получила самую высокую степень важности не только в силу экономико-географических показателей региона, но и в силу некоего психологического фактора.
Сразу обозначим, что в целом Петр Латышев действовал в заданном ему направлении по-военному четко. Он ни на шаг не отступил от линии, обозначенной президентом. Между тем именно армейская привычка к послушанию и угождению не позволила полпреду действовать более инициативно и творчески, когда это было нужно. По сути, Петр Латышев не смог раскрутить себя как яркую публичную политическую фигуру и в глазах общественного мнения не смог четко позиционировать образ полпреда от лидеров регионального и местного масштабов, которые все еще пользуются большим доверием народа.
Будь проще - и люди к тебе потянутся
Заметим, что начал уральский полпред хорошо. Несмотря на скандал с выселением Дворца пионеров (напомним, прошлым летом дети просто отказались пускать 'дядю Петю' со своим аппаратом в свое здание), Латышев воспользовался кредитом доверия, который вручил ему Путин в качестве своеобразного 'меча-кладенца'. Одним из первых своих распоряжений Петр Михайлович организовал приемы граждан по личным вопросам. О подобных мероприятиях (за исключением выборных кампаний) уже давно забыли и губернатор Свердловской области Эдуард Россель, и глава Екатеринбурга Аркадий Чернецкий. То есть полпред выбрал практически безотказный механизм для раскрутки, и, разумеется, к нему потянулись толпы страждущих, обиженных и угнетенных.
Однако хорошая, в общем-то, идея сломалась о 'синдром бюрократа', который едва ли не с первых месяцев поселился в аппарате полпреда. Не получив еще реальных рычагов влияния, Петр Михайлович добровольно обрушил на свою голову тысячи жалоб - от невыплаты зарплат и вымогательств до протекающих кранов и вонью под окнами. Не зная, что с этим 'добром' делать, Петр Михайлович не нашел ничего лучше, как раздать его инстанциям местного и регионального масштаба. Увесистую пачку жалоб вручили, например, председателю областного суда Ивану Овчаруку, который без сострадания к себе самому на эти бумаги смотреть не может. Что с ними делать, до сих пор не знает. В итоге мероприятие полностью дискредитировало и лично Петра Латышева, и в целом новый орган власти как в глазах общественности, так и в глазах элит.
Подобная формализация задачи имела место и в попытках заручиться поддержкой бизнес-структур. Изначально перед полпредом стояла задача по формированию новых региональных политических и экономических элит. Петр Латышев избрал ту же тактику личных встреч. При нем было создано несколько консультативных советов, в том числе по вопросам развития бизнеса и финансов, куда вошли крупные промышленники и банкиры округа. Осенью в правительственной резиденции Малый Исток, то есть по месту жительства Петра Михайловича, состоялась его закрытая встреча с представителями делового мира, такими, как Вагит Алекперов, Андрей Козицын, Михаил Гуцериев.
Казалось, и олигархи, и полпред остались довольны ее итогами. Президент холдинга 'Объединенные машиностроительные заводы' Каха Бендукидзе заявил, выйдя из зала заседаний: 'Наконец-то в России появилась власть, с которой не надо договариваться'. Тогда это выглядело как комплимент окружной структуре, однако вскоре, когда Бендукидзе стали вызывать на ковер в областное правительство для того, чтобы решать вопросы с энергообеспечением принадлежащего ему Ирбитского мотоциклетного завода, Каха Автандилович понял, за кем остались реальные рычаги управления бизнесом. Совершенно очевидно, что с окружной властью бизнес-элитам не нужно договариваться лишь на том основании, что просто не о чем. В этом смысле степень влияния Петра Латышева была гораздо выше в период его работы в МВД, чем сейчас, в кресле наместника президента.
Кто-то теряет, кто-то находит...
Не стоит забывать, что Латышев терял очки в условиях жесткого противостояния с отдельными губернаторами. Если попытаться выстроить сегодня шкалу уральских губернаторов по степени конфликтности с полпредом, то она выглядит следующим образом: Эдуард Россель (Свердловская область)-Олег Богомолов (Курганская)-Александр Филипенко (Югра)-Юрий Неелов (Ямал)-Петр Сумин (Челябинская)-Сергей Собянин (Тюменская область). Каждая новая потеря Петра Латышева автоматически воспринималась губернаторами как свое приобретение. Наиболее ярко это проявилось в конфликте полпреда с Эдуардом Росселем. Очевидно, что жесткая, порой оскорбительная критика, которую свердловский губернатор позволял в адрес полпреда, всякий раз свидетельствовала о слабости последнего.
С уверенностью можно констатировать, что свердловский губернатор 'обыграл' полпреда по крайней мере на двух направлениях - экономическом и международном. Весь год Петр Латышев проводил скучные экономические совещания, весьма слабо обеспеченные PR-поддержкой, создавал малопонятный институт экономического анализа. В это время Эдуард Россель получал на организованном им же совещании по реформированию РАО 'ЕЭС России' поддержку металлургического лобби Урала, привлекал в область инвесторов в виде 'Сибнефти' и Тюменской нефтяной компании, умело 'раскручивал' в глазах общественности такие мощные бизнес-проекты, как строительство стана-5000 в Нижнем Тагиле и освоение месторождения бокситов на Тимане.
Что касается международного направления, то здесь позиции Эдуарда Росселя оказались практически нетронутыми, то есть на довольно высоком уровне. Несмотря на то что еще осенью первый заместитель полпреда Владислав Туманов заявил, что свердловские власти превышают полномочия в установлении международных связей, с тех пор авторитет Росселя на внешнеполитической арене только креп. Губернатор совершил серию успешных поездок за рубеж, встретился практически со всеми главами государств - стран СНГ.
Только сейчас Петр Латышев приступил к 'пробиванию' окружного представительства МИДа, при этом уже успев получить порцию критики от участников уральского внешнеполитического рынка.
К ногтю!
Гордостью Петра Латышева до сих пор считались мероприятия по приведению в соответствие с федеральными нормами областных законов. В самом деле, та же Свердловская область, пользуясь особым покровительством Ельцина, вертела своим законодательством как хотела, зачастую не считаясь с Москвой. Поэтому первым делом на Урале была создана окружная прокуратура, которая принялась шерстить местные указы и законы. Между тем даже спустя год Свердловская область не лишилась должности премьера, как того требуют федеральные нормы. Более того, в начале февраля Свердловский областной суд, рассмотрев протесты окружной прокуратуры на действующие региональные нормы, вынес положительные решения только по одиннадцати - 35 протестов вернулись назад в прокуратуру.
Единственное направление, где успехи уральского полпреда многие эксперты считают бесспорными, - правоохранительное. Это можно было предвидеть в самом начале, учитывая связи Петра Латышева в МВД и Генпрокуратуре. Аппарату полпреда удалось провести масштабные чистки в Уральском таможенном управлении, заменить явно засидевшегося прокурора Свердловской области Владислава Туйкова более прогрессивным Борисом Кузнецовым.
А жители двух закрытых городов Свердловской области должны сказать Петру Михайловичу отдельное спасибо хотя бы за то, что он обнародовал факт укрывательства местной милицией серии убийств девочек. Кроме того, благодаря полпреду удалось предотвратить заговор свердловских властей и приближенной к ним бизнес-элиты по разделению аэропорта 'Кольцово', в ходе которого государство навсегда лишилось бы двух выгодных предприятий - топливозаправочного комплекса и цеха бортового питания. Сегодня документы на этот счет изучает Следственный комитет МВД России в рамках уголовного дела, возбужденного по статье 'Мошенничество'. (При этом нельзя не упомянуть, что гордость полпреда - окружную прокуратуру - весь год мучил кадровый голод и отличала тяга к формализму и кампанейщине.) И еще две победы Петра Латышева, несомненно, нужно отметить: на выборах губернатора Тюменской области первое место занял его теперь уже бывший первый заместитель Сергей Собянин, а в Челябинской области кресло главы оставил за собой Петр Сумин. Таким образом, полпред прочно прикрыл себя с востока, разрушив связку Рокецкий-Россель, и обеспечил надежного союзника на приграничном Южном Урале. Между тем важным показателем является то, что на инаугурацию Сергея Собянина не приехал ни один уральский губернатор, за исключением лидеров северных автономных округов - Ямала и Югры. Согласитесь, вряд ли полпреду удастся обеспечить экономическую интеграцию региона, если между губернаторами внутри округа не будет мира.
Чужой среди 'своих'
Подводя итог, можно сказать, что, несмотря на серию удачных вылазок Петра Латышева на позиции региональной политической и деловой элиты Урала, он так и не смог за минувший год создать мощную профессиональную команду, которая была бы способна составить в глазах общественного мнения достойную конкуренцию 'раскрученным' региональным лидерам. В экономической политике не удалось привлечь в регион инвестиционные потоки, как это сделал Виктор Черкесов в Северо-Западном округе. Губернаторы преуспели в этом значительно больше, и все политические дивиденды в этой части находятся в их руках. У Петра Латышева не появилось ни одного сколько-нибудь крупного PR-проекта, вроде 'Золотого кадрового резерва', который успешно провел в Поволжье его коллега Сергей Кириенко. В целом же уральского полпреда отличала страсть к полумерам, которую в некоторых случаях принято называть осторожностью. Как знать, возможно, именно такая позиция Петра Латышева позволила избежать глубокого политического кризиса в центре России - вроде того, что разразился в период провозглашения Уральской Республики.
Прошедший год был, возможно, самым тяжелым в жизни Петра Латышева. По большому счету он вынужден был провести его в гнетущей атмосфере одиночества и недоверия, проживая в отстроенной когда-то Росселем шикарной, но при этом жутко мрачной загородной правительственной резиденции Малый Исток. При малейшей возможности Петр Михайлович старался выехать в Москву, где у него осталась семья, настоящие проверенные друзья. Его жизнь в Екатеринбурге была похожа на длительную командировку разведчика в тыл врага. Урал так и не стал для него родным, хотя по приезде Петр Михайлович не раз вспоминал, что когда-то проходил в Свердловске свою первую в жизни стажировку.

 

 


Все замечания и пожелания присылайте по адресу: skv@nefte.ru

ЗАО "Независимое нефтяное обозрение "СКВАЖИНА" (С) 1999 Все права защищены