Поиск:
События
Black Submarine
Ляп-Петролеум
Криминал

Госструктуры
Компании
Персоналии
Проекты
Трубопроводы

Законы
Словарь
Нефть в мире
История
Экология

Дискуссия
Интервью
Консультации
Нам пишут
27 марта 2000 г.
Источник: "Российская газета"
Автор: Владимир Кучеренко
Виктор Калюжный: ТЭК должен выкинуть все мысли о собственной исключительности
Пожалуй, мало кто сегодня не ломал копий вокруг ТЭКа (топливно-энергетического комплекса). Но особое место в страстях, что бушуют в прессе, отводится личности самого главы Минтопэнерго, Виктору Калюжному. Еще в прошлом году газеты предсказывали чуть ли не крушение страны по вине этого человека, и мор с голодом, а то и вообще все "семь казней египетских". А уж крушение рыночных реформ - так непременно. В этом году имя министра замелькало в СМИ потому, что на сей раз он выступил с резкой критикой того, что делает и собирается делать Анатолий Чубайс, волею судеб возглавивший "Единую энергосистему" страны. И вот сегодня Виктор Иванович - гость нашей редакции. Мы получили редкую возможность узнать о многом, как говорится, из первых уст.
- Виктор Иванович, почему именно вам приходится выдерживать буквально один шквал нападок за другим? Ведь ТЭК всегда был поистине красивой сферой экономики в нашей стране, нашей надеждой и опорой. А в умах миллионов людей - еще и олицетворением огромных богатств.
- По большому счету, наверное, нас критикуют справедливо. Да, сегодня отрасли ТЭКа дают почти 30 процентов доходов консолидированного бюджета и обеспечивают 45 процентов притока в страну валюты. Однако состояние самого комплекса сегодня близко к плачевному. Едва-едва удалось вывезти "воз" дел в 1999 году. Если говорить вкратце, то России надо в корне менять свое отношение к ТЭКу, разрабатывать его новую идеологию. Иначе нас постигнет национальный позор: богатая природными ресурсами страна начнет испытывать нехватку топлива и энергии. Государство так и не сумело принять внятную Энергетическую стратегию. Зато проводилась иная жестко спланированная политика - ориентация на вывоз сырья. Теперь наступает расплата.
ТЭК истощен. Этому немало способствовало и то, что в последнее время царила настоящая чехарда в Правительстве, когда премьеры менялись каждые полгода, а министры топлива и энергетики - ежегодно. Проводить какую-либо четкую линию было просто невозможно. Возникла совершенно пагубная тенденция - работать прежде всего на вывоз, на внешний рынок, удовлетворяя нужды страны по остаточному принципу. В конце концов это и привело к бензиновому кризису 1999 года. Тогда мы твердо решили поменять идеологию ТЭКа, покончить с экспортным засильем и во главу угла поставить нужды самой России, ее внутреннего рынка. Тем самым загрузить отечественную нефтепереработку, дав нашим гражданам рабочие места и зарплаты, а казне - дополнительные доходы. А вывоз - наращивать за счет продуктов переработки нефти.
Мы действительно заставили компании сократить экспорт сырой нефти на 6 миллионов тонн. Никто из министров раньше этого не делал. Нефтекомпании пытались убедить нас в том, что экспорт нефти - главное дело, основной источник денег. Под прикрытием идеологии "деньги и экспорт" капиталы уводились из-под контроля, и страна наша превращалась в сырьевой придаток остального мира. Зато сегодня, когда мы начали загружать нефтепереработку за счет уменьшения экспорта всего лишь на 6 миллионов тонн, государство получило дополнительных налоговых доходов на 35 миллиардов рублей. Нефтекомпании стали увеличивать глубину переработки "черного золота" на отечественных заводах, и через два года мы доведем ее до 80 процентов.
Вспомните возникшую весной 1999-го бензиновую панику. Все ждали катастрофы, четырехкратного взлета цен на топливо, срыва аграрной кампании и северного завоза. Предсказывали, что в тартарары полетят бюджеты регионов. Ограничение же экспорта позволило насытить собственный рынок, сдержав рост цен. В 2000 году мы хотим сократить вывоз еще на 12 миллионов тонн, а за 2001-2002 годы довести поставки "черного золота" до 200 миллионов тонн против 164 миллионов в 1998-м. Но кому это понравится? Гнать нефть за рубеж - это тебе ни забот, ни хлопот, хоть на работу не ходи. Экспорт - это же хобби, это когда компания работает в автоматическом режиме. Добыл, перегнал трейдерам-нефтеторговцам по установленным графику и коридору, подтвердил объем.
А вот когда приходится работать на внутренний рынок - тут надо вертеться все 24 часа в сутки. Вот и началась травля Калюжного в прессе. Правда, потом выяснилось, что сокращение вывоза "черного золота" из России самым благотворным образом сказалось на повышении мировых цен на нефть, что стало благом и для нашего бюджета, и для нефтекомпаний, которые сумели сохранить доходы даже после сокращения экспорта. В 2000 году мы планируем сократить экспорт нефти еще на 12 миллионов тонн. Но принцип - "сначала обеспечить нужды России, и только оставшееся гнать на экспорт" - все-таки приживается крайне трудно. Например, все это весьма не нравится главе "Газпрома" Рему Вяхиреву. Он-то на первый план ставит экспорт, собираясь снабжать Россию по остаточному принципу. Без всякой государственной оценки он заключил несколько соглашений об экспорте газа на 20-30 лет вперед. В общем, связал себе руки этими договорами, а стабильную добычу обеспечить не может. За 1999-2001 годы "Газпром", провалив свою инвестиционную программу, собирается снизить производство на 50-80 миллиардов "кубов". В топливном балансе страны тем самым пробивается изрядная дыра, закрывать которую пока нечем. Приходится брать недостающий газ у Туркмении. И я не понимаю, почему Россия должна теперь зависеть от политической конъюнктуры в Ашхабаде.
- Не можем не задать волнующий всех вопрос. Сумеет ли государство не допустить резкого роста бензиновых цен уже в этом году?
- Прежде всего замечу: 70 процентов бензоколонок в нашей стране - в частных руках, и министерство к ним не имеет никакого отношения. И рычагов прямого влияния на их хозяев у нас нет. Такова уж созданная за последние годы система. Однако цены мы все-таки стабилизировали, используя единственную пока возможность - насыщая внутренний рынок. В 2000-м от этой практики министерство не откажется. Должен сказать огромное "спасибо" нефтекомпаниям, которые поняли важность этого курса. Благодаря этому мы сможем выдержать и сельскохозяйственный сезон и не допустим колебаний цен на бензин больше, чем на 10-15 процентов.
- Но, наверное, новая идеология ТЭКа не может исчерпываться одним только ограничением экспорта и "латанием дыр" в аварийном ритме работы. Есть ли сегодня четкая стратегия спасения нашего топливно-энергетического комплекса? Кажется, именно ее отсутствие некоторые крупные деятели ставят вам в вину.
- Есть такая стратегия. И во главе угла - усиление роли государства в ТЭКе, без этого из ямы никогда не выбраться. Задачу упрочения позиций государства в топливно-энергетической сфере ставит и Владимир Владимирович Путин. Нас очень волнует перспектива. Вместе с Минэкономики мы разработали концептуальные положения развития нефтегазового комплекса и защитили их на заседании Правительства. До конца марта выйдет Энергетическая стратегия России на период до 2020 года, разработанная совместно с Минэкономики и Российской академией наук. Нас тревожат две основные проблемы. Первая - это состояние ресурсной базы. Теперешнее ее воспроизводство не покрывает объемов добычи ни нефти, ни газа. Попробовали отдать все в руки нефтекомпаний. Но те живут по принципу "День простоять да ночь продержаться". В советские времена воспроизводством занималось Министерство геологии. Но в начале 90-х годов его полностью разрушили. Окончательно геология была добита тогда, когда ее структурам ради зарабатывания на хлеб насущный разрешили заниматься нефтедобычей. И науку принесли в жертву коммерции. За десять лет мы должны были прирастить запасы на 10 миллиардов тонн "черного золота". А получается, что мы их потеряли.
Между тем созданные еще в СССР минерально-сырьевые запасы иссякают. Особенно те, разработка которых еще рентабельна. Что у нас осталось? Месторождения в Восточной Сибири, в Красноярском крае, Иркутской области. И хотя говорят об этом много, они не покрывают потерянного. Иркутские запасы оцениваются примерно в полтора триллиона кубометров газа и газового конденсата. А красноярские - колеблются, по разным оценкам, от ста миллионов до полутора миллиардов тонн нефти. Этого очень мало. Ведь начальные запасы одного Самотлора, на котором последние десятилетия в основном и "выезжала" наша страна, составляли 2 миллиарда тонн нефти.
При этом самые жирные "сливки" в виде легкодоступного сырья уже сняты. Поэтому 2005-й может стать очень трудным для России годом - ведь тогда 70 процентов наших запасов будут состоять из трудноизвлекаемых нефти и газа. Может статься, что доходы от их продажи даже на экспорт не покроют затрат на их добычу. И вы сами понимаете, чем это грозит всей стране. Решения пока не найдено. Да, появились поправки к Закону "О недрах", по которым в руках государства централизуются 80 процентов отчислений на воспроизводство минерально-сырьевой базы. Но что делать с этими деньгами, если геологической службы у государства теперь нет? Или мы должны идти, к примеру, в "ЛУКойл" и просить - отправьте, пожалуйста, своих изыскателей на Чукотку, интересы страны того требуют. Что они ответят? "Согласны, но только без нас". Иного выхода, кроме воссоздания независимого Министерства геологии, которое занимается только изысканиями, а не добычей, я не вижу.
Вторая проблема - это так называемый топливно-энергетический баланс страны, который пока носит лишь рекомендательный характер. Любая нефтекомпания или "Газпром" в общем-то не обязаны выполнять наши задания: сколько экспортировать, сколько поставлять в регионы. Но так нельзя. Стране ведь не скажешь: "Хочешь - живи, а хочешь - не живи". И чтобы экономика развивалась, необходим какой-то плановый механизм. Нужна ответственность за исполнение этих заданий. Но против горой встали и "Газпром", и, самое удивительное, "ЕЭС" во главе с Анатолием Чубайсом. Хотя именно он, как никто другой, должен быть заинтересован в гарантированных поставках топлива на свои электростанции. Ну а позиция Вяхирева объясняется легко: он сам не выполняет поставки газа на внутренний рынок, вынуждая Россию восполнять дефицит за счет туркменского газа, тысяча "кубов" которого стоит, обратите внимание, 44 доллара, а не двенадцать, как у "Газпрома".
Нельзя дожидаться 2005 года по принципу "Гром не грянет - мужик не перекрестится". Отношение к ТЭКу надо менять уже сейчас. ТЭК в роли главного источника доходов бюджета - это положение глубоко ненормально и оскорбительно для России. Надо наконец осознать - у нас уже нет прежнего "восточносибирского Кувейта" в виде Самотлора. У нас уже совсем иной газ. Придется брать его на суровом Ямале или на Штокмановском месторождении в Карском море, где только до дна - триста метров. И чтобы отсюда что-нибудь получить, сначала придется вложить миллиарды долларов. И потому вот еще одна задача, которая занимает буквально главное место в Энергетической стратегии - энергосбережение в национальном масштабе. Мы должны научиться жить в условиях, когда топливно-энергетических ресурсов хватает едва-едва. Но мы по-прежнему расточительны. Сегодня по удельному расходу электроэнергии мы в два с половиной-три раза превосходим США и Западную Европу, откатившись назад даже по сравнению с советскими временами.
- Вводя обязательный баланс-задание, можно тем самым вынудить владельцев компаний вкладывать средства в свои предприятия. Но насколько рыночна такая мера?
- Вы знаете, на основании какого нормативного акта и создавались нынешние нефтекомпании? По Указу N 1403, который пока еще никто не отменял. А там черным по белому записано, что одна из главных задач этих компаний - снабжение народного хозяйства России топливно-энергетическими ресурсами. Так что требования Минтопэнерго вполне законны. К тому же у государства есть рычаги влияния в виде доступа к экспортным трубопроводам. Согласен с тем, что это не вполне рыночные методы. Но в нынешних условиях это, пожалуй, единственный рычаг управления. Так что баланс должен стать законом, приняв обязательный к исполнению характер. Вместо того чтобы разобраться с финансами и говорить о нормальном бюджетном планировании, при котором бюджеты всех уровней сполна платили бы энергетикам, кое-кто предпочитает кричать о "нерыночности Калюжного".
Безусловно, мы уверены: будут обязательные балансы для компаний - будут и нормальные планы вложений. Сами посудите: за последние 10 лет объемы капитальных вложений в отраслях ТЭКа стали втрое меньше. И в конце этого процесса - неизбежный развал. А значит, нужно повысить ежегодные вложения с нынешних 4 миллиардов долларов до 10 миллиардов в 2005 году, и прежде всего - за счет ресурсов самих хозяев предприятий. У нас есть все возможности для того, чтобы к 2005 году нарастить нефтедобычу до 345-360 миллионов тонн, производство газа - до семисот миллиардов кубометров. Мы не уповаем только на административные методы. Необходимо сделать все для поощрения инвестиций, для полной оплаты потребляемых в стране энергоресурсов, пересмотреть налоговую политику, которая угнетает энергетику. То же самое касается и приведения к реальным размерам тарифов на электричество и газ. Вот только делать это надо лишь при условиях обеспечения полной прозрачности затрат в этих монополиях.
- Может быть, именно такая жесткая прямолинейность и вызывает непрерывные атаки на министра Калюжного?
- Только не со стороны нефтекомпаний. Они первыми поняли, что с государством не надо воевать, что с ним нужно сотрудничать. Они в кредит снабжают топливом даже "лежачие" регионы - Ульяновскую, Пензенскую, Архангельскую области, амурчан, Хабаровский край, Приморье и Камчатку, Иваново. Налаживанию взаимоотношений, кстати, немало помогло изменение самого стиля работы министерства. Мы стараемся помочь компаниям, решаем проблемы с губернаторами. Сегодня у нас работает профессиональная команда. Это раньше люди в министерство подбирались такие, которые имели такое же отношение к нефти, как нефтяник - к здравоохранению. Они считали, что нужно все продавать. Они и сейчас, пересев в Думу, в этом убеждены.
С "Газпромом" и РАО "ЕЭС России" ситуация иная. Их проблемы порождены чисто субъективными причинами, недостатками руководства. Десять лет они жили, как хотели, надували щеки, объявляли себя спасителями Отечества и об усилении роли государства в ТЭКе даже слышать не желали. А оказалось, что король-то - голый. Пришлось заявить прямо - выбросьте-ка из своих голов все мысли о собственной исключительности! У Владимира Владимировича Путина тоже есть четкое понимание того, что надо возвращать государство в отрасли ТЭКа.
- Мы просто не можем обойти стороной вашу острую полемику с Анатолием Чубайсом. Он ведь прямо заявил: у нас нет другого пути, кроме как делить "ЕЭС России", вычленять из нее прибыльные станции и продавать их богатым инвесторам. Иначе, мол, не обеспечить пяти миллиардов долларов инвестиций ежегодно, без которых электроэнергетика страны просто завалится. По его мнению, никакой инвестиционный бюджет "ЕЭС России" таких затрат не выдюжит. А каково ваше мнение?
- У нас в стране поистине уникальная энергосистема, которой завидуют все. Закольцованная, беспримерно надежная, она позволяет проходить пики нагрузок плавно, без огромных затрат. Это сберегает нам сотни тысяч тонн топлива ежегодно. Зачем же ее хотят "распилить"? Вижу только одно объяснение: потому что кому-то этого очень хочется. Мы прекрасно знаем о том, что последние 10 лет это чудо никто не обновлял, и к 2005 году, если не принять мер, у нас может из-за износа выбыть половина энергомощностей. Уже в 1999-м, хотя Анатолий Борисович рассказывает о том, что все у них прекрасно и они держат стандартную частоту в сетях, на самом деле 18 процентов времени она была настолько низкой, что грозила развалом всей системы. Электроэнергетика всех критических регионов лежит. Особенно катастрофична ситуация с приморским ЛуТЭКом, первой в России энергоугольной компанией. Положение "ЕЭС России" незавидно. Сегодня нас настраивают на то, что для восстановления системы нужны фантастические суммы - то два с половиной миллиарда долларов, то четыре. Если еще пять лет так же нещадно эксплуатировать "ЕЭС России", то и двадцать миллиардов много не будет. А. Чубайс хочет раздробить ее на три части. Ликвидные станции - продать инвесторам, тепловые станции - сбросить на плечи регионов (пусть с ними возятся). Сам себе он хочет оставить оптовый рынок, чтобы делить деньги. И, мол, тогда с Запада к нам пойдут инвестиции.
Но что даст продажа электростанций богатым инвесторам, почти наверняка - иностранным? Если по аналогии оценивать итоги приватизации нефтяного комплекса, то иностранцы на приватизационных конкурсах обещали вложить в него огромные средства. Но на деле-то, дай Бог, если эти посулы выполнили на десять процентов. Практически вся инвестиционная деятельность в "нефтянке" прошла за счет средств самих нефтекомпаний. То есть наших, российских, денег. Не получится ли то же самое и в результате передела электроэнергетики по Чубайсу?
Ведь любой инвестор, вложив свои деньги в электростанцию, возвращает свои расходы через тариф. Значит, иностранцы, купив наши станции, тарифы поднимут. Мы точно так же будем вытаскивать из карманов свои кровные на развитие электроэнергетики, вот только теперь сама система будет западной. А заодно государство лишится всякой возможности влиять на тарифы. Все нас ругают за то, что они и так слишком высоки. А будут - еще выше. Потому как ни Федеральная энергетическая комиссия, ни региональные иностранцам - не указ. И будьте уверены: свои вложения они за наш счет вернут сполна. Так не стоит ли государству самому, без иностранцев, наладить инвестиции в РАО "ЕЭС России" через тариф? Для того чтобы прекратить разговоры о том, кто понимает, а кто не понимает стратегической схемы развития "ЕЭС России", мы договорились о проведении "круглого стола" на эту тему с участием всех желающих специалистов. Давайте обсудим.
- Вот уже добрую пятилетку твердят о том, что надо переносить налоги с нефтеперерабатывающих заводов на бензоколонки, вокруг которых крутятся немыслимые, неконтролируемые деньги. Столько же идут и разговоры о том, что надо сделать налогообложение ТЭКа более гибким, чтобы оно учитывало падающую "урожайность" скважин и поощряло инвестиции в эту сферу, без которой стране просто не выжить. А воз - и ныне там. Почему?
- При той бесконечной кутерьме с отставками-назначениями премьеров и министров, которая царила несколько лет, никто в Минтопэнерго просто не успевал выстроить никакой стратегии. Да и кто приходил руководить ТЭКом? Хваткие ребята, которые, не испытывая никаких сомнений, принимались "фасовать" все налево и направо. Слишком мало было тогда людей, действительно встроенных в производство, которые бы четко понимали: ТЭК - это сотни тысяч судеб, целая стратегия, безопасность страны. Свою главную задачу теперь мы видим в том, чтобы заложить в Минтопэнерго совершенно ясную программу действий, ориентированную только на интересы страны, и которая будет выполняться независимо от того, кто сидит в министерском кресле. Даст Бог, с этим управимся. Во всяком случае таков был наш общий с министром экономики Андреем Шаповальянцем замысел при разработке Энергетической стратегии на период до 2020 года.
Налоговый вопрос? Вряд ли удастся добиться быстрых и кардинальных улучшений. Налоги на автозаправки действительно много лет подряд торпедируют в Государственной Думе. Ведь некоторые влиятельные в ней люди сами занимаются заправочным бизнесом, отнюдь не горя желанием лишаться своего "куска пирога". Но если удастся хотя бы немного перенести податное бремя с производителя на конечную точку распределения, это будет для ТЭКа громадным плюсом. Расчищать "авгиевы конюшни" в нем придется долго и мучительно.
- Виктор Иванович, благосостояние страны сегодня в определенной мере зависит от высоких мировых цен на нефть. Штаты ими недовольны. 27 марта вы летите на сессию стран ОПЕК, где будет решаться этот вопрос. Как вы думаете: удастся ли нефтедобывающим странам удержать цены?
- Сложно сказать. Ведь я только второй раз принимаю участие в таком мероприятии. Пока под напором Запада дрогнули Мексика и арабы. Мы не знаем всех "подводных течений" и не можем списывать со счетов возможного штрейкбрехерства. Фронт ОПЕК ведь не монолитен, и прогнозировать что-либо очень нелегко. Но Россия будет до конца отстаивать принцип ограничения экспорта нефти. Пользуясь случаем, я хочу поблагодарить "Российскую газету" за объективный и внимательный подход к проблемам топливно-энергетического комплекса страны. Надеюсь на то, что вы и дальше сохраните эту добрую традицию.

 

 


Все замечания и пожелания присылайте по адресу: skv@nefte.ru

ЗАО "Независимое нефтяное обозрение "СКВАЖИНА" (С) 1999 Все права защищены