Поиск:
События
Black Submarine
Ляп-Петролеум
Криминал

Госструктуры
Компании
Персоналии
Проекты
Трубопроводы

Законы
Словарь
Нефть в мире
История
Экология

Дискуссия
Интервью
Консультации
Нам пишут
 
Aport Ranker

17 марта 2000 г.
Источник: газета "Когалымские вести"
Александр Васильевич Филипенко: "Если идет стройка, значит, выздоравливает экономика"
Четыре года назад губернатор Ханты-Мансийского автономного округа Александр Филипенко среди отягчающих обстоятельств 1996 года назвал "вселенские" выборы: "В этом году мы обречены выбирать и выбирать... Это серьезно осложнит работу. Ведь вряд ли кто из кандидатов придумает что-то новое. Поэтому опять вернемся к прежнему: кандидаты будут говорить о том, почему плохо, задавать извечно русские вопросы - "кто виноват?" и "что делать?". Прошло четыре года, и ситуация повторяется. 845 тысяч штук избирательных бюллетеней (а именно столько жителей, обладающих избирательным правом, проживают в округе), отправятся из Ханты-Мансийска по городам и районам с тем, чтобы каждый из нас отметил "птичкой" фамилию того человека, которому он доверяет - мэру города, губернатору округа, Президенту страны. Александр Филипенко, нынешний губернатор ХМАО, возглавляет исполнительную власть нашей автономии одиннадцатый год. В 1989 году он был назначен председателем окрисполкома, в 1993-м Указом Президента РФ - главой администрации округа, в 1996-м избран губернатором Ханты-Мансийского округа. Повторно баллотируется на выборах 26 марта.
- В последнее время много говорится об укреплении вертикали власти. Высказываются мнения, что для этого губернатор должен быть назначаем Президентом. Вам довелось побыть и назначенным главой администрации округа, и выборным. В каком статусе лучше работать? - таким был наш первый вопрос к А.В.Филипенко.
- Хорошо бы, конечно, соединить два этих аспекта. Но я думаю, что должность губернатора должна быть выборной. В случае назначения на эту должность, на мой взгляд, ослабевает, и существенно, ответственность перед людьми. С другой стороны, никто не спорит с тем, что надо обеспечить понятную взаимозависимость властей, а не анархию, когда начальник хутора больше никого признавать не хочет. Так нельзя. Необходимо прозрачное законодательство, которое бы четко оговаривало: вот твои права, а вот - обязанности. Россия никогда не славилась особенным уважением к закону, и пока оно не будет восстановлено, у нас не будет нормального общества. Без правил жить нельзя.
- Александр Васильевич, в этом году как будто легче проводить выборы, чем, скажем, в 1998-м. Ситуация в округе стабильная, доходы в бюджет текут рекой. Возможно, в связи с этим передвинуты на более ранний срок выборы губернатора?
- Нет, не в этой связи. Во-первых, назначение даты выборов находится в компетенции Думы округа. Я сам не мог бы придумать этой даты - 26 марта. С другой стороны, совместить выборы с президентскими рационально экономически, по простой причине экономии бюджетных средств, как ни банально это звучит. И потом, выборы губернаторов проводят еще 40 субъектов Федерации, среди которых много дотационных территорий. Поэтому я бы не связывал досрочное прекращение полномочий губернатора и налоговые поступления.
- И все-таки давайте вернемся к 1998 году, когда создавались специальные комиссии по мобилизации доходов в бюджет округа. Цена на нефть упала, округ был вынужден привлекать кредитные ресурсы, но не пошел на снижение отчислений в федеральный бюджет, хотя в ту пору об этом много говорилось. Почему? Это ваша принципиальная позиция?
- Дело в том, что звучавшие тогда разговоры о неотчислении денег в центр - не более, чем политический демарш. Финансовый механизм находится в руках федеральной службы. И если такие решения принимаются, то они просто пустой звук. Губернатор любой территории не может командовать федеральными ведомствами - казначейством, налоговой инспекцией и другими. Если только штурмом казначейство брать? Я не знаю, как это возможно. Есть и другой аспект. Что произойдет, если таким образом будут вести себя все регионы? Для чего тогда государство? И такие проблемы надо решать другими методами. От нарушения закона можно выиграть ровно на 30 секунд, а дальше что? Мы и так с трудом выбираемся из той анархии, которую получили в наследство от эпохи реформ, от правительственных решений. Не может государство без управления существовать. Это не я придумал, это опыт человечества.
- Как вам кажется, уроки из 1998 года извлечены?
- Надеюсь, что да. Я с сожалением должен сказать, что у нас в стране, и Ханты-Мансийский округ здесь - не исключение, весьма инерционная система управления. Еще в конце 1997 года я начал говорить главам администрации городов и районов, что аппетиты надо бы поумерить, что, судя по всему, доходов в 1998 году будет гораздо меньше, а потому и расходы надо пересчитывать. Но никто не верил, что кризис будет таким глубоким. Но, как говорится, нет худа без добра. Мы обрели огромный опыт борьбы с непродуктивными расходами. На всех уровнях. Себестоимость продукции наших компаний в сравнении с докризисным периодом разнится на порядок. Почему? Снизили расходы на производство, не обошлось и без сокращений... Теперь мы знаем, что просто обязаны иметь резерв. Даже Нефтеюганск, бюджет которого на общем фоне значительно хуже выглядит, и тот подстраховывается. И я уверен, что, например, проблемы отпускной поры мы решим самостоятельно. Не побежим в банк.
Все территории влезли тогда в долги. Могучий город Москва, а сколько международным финансовым институтам задолжал... Страшно сказать! Наши соседи на Ямале тоже не убереглись. А Ханты-Мансийский округ хоть и вынужден был привлечь какие-то кредитные ресурсы, но уже давно со всеми расплатился. Мы, по сути, - единственные в России, кто сегодня никому не должен.
- Наверное, все знают, что Ханты-Мансийский округ остается одной из немногих территорий-доноров, регионом, который не получает трансферты из федерального бюджета. Хоть какие-то деньги возвращаются, нам причитается что-нибудь из федерального бюджета?
- Неправда, когда говорят, что мы из центра не получаем ни копейки. Какие-то деньги поступают, хотя они весьма и весьма невелики, да и не сопоставимы с исполнением множества федеральных законов. Например, на выполнение закона о чернобыльцах в 1999 году нам перечислено порядка 600 тысяч рублей... Таких проблем достаточно много. Закон "О ветеранах" практически полностью финансируется из окружного и местных бюджетов. Кроме того, есть просто задолженности федерального бюджета перед окружным. Но должен сказать, что мы потихоньку, помаленьку все равно расходимся. В прошлом году получили около 700 миллионов рублей. Свое мы не упускаем. С другой стороны, если наш округ будет слишком часто залезать в федеральный бюджет, как будет жить Российская Федерация? Так сложилось, что экономика страны стоит на сырьевиках. Я не считаю это правильным, но так сложилось. И ни для кого не секрет, а уж особенно в Москве, что среднедушевой доход в округе в четыре-пять раз выше, чем в других регионах.
- Депутат Государственной Думы Александр Лоторев, говоря о взаимоотношениях с Федерацией, сказал: "Мы не политики", очевидно, имея в виду и позицию окружных властей. Как вы выстраиваете политику с центром?
- Это он про себя сказал? Неправда. Я скажу, что народ рад, когда я приезжаю на заседание Совета Федерации. Я, действительно, не так часто там бываю. С моей точки зрения, политик - не тот, что с экрана телевизора вещает. Меня пытаются обвинять в том, что я не публичный политик. Политиканством не занимаюсь, это точно, но политикой - да. Я настолько часто бываю в Москве, насколько это необходимо, чтобы защитить интересы людей здесь.
Скажем, в 1998 году округу удалось преодолеть негативные процессы в геологоразведке. Тогда впервые удалось прирастить больше запасов нефти, чем было добыто. И эта тенденция сохраняется благодаря тому, что 70 процентов отчислений на восстановление минерально-сырьевой базы остается в округе. И пока у нас не отберут эти 70 процентов, (а пытаются постоянно), мы будем вкладывать в геологоразведочные работы. Как губернатор я вижу свою задачу в том, чтобы вовремя пресечь попытки правительства лишить нас этого налога - передать в ведение компаний, либо забрать на федеральный уровень. Пока это удается.
- Чего бы вы хотели добиться в идеале? Как, в вашем представлении, должны чувствовать себя жители округа в третьем тысячелетии?
- Мы можем и должны чувствовать себя комфортно. Что это значит? Сегодня мы достигли сравнительно приемлемого уровня жизни. Не без исключений, дифференциация велика, но среднестатистически, мы находимся на нормальном уровне жизни. Когда я говорю о комфортности, то имею в виду, прежде всего, повышение качества жизни - обеспечение всей социальной инфраструктуры для того, чтобы мы имели абсолютно все необходимое. Это решение иных проблем, связанных с досугом, развитие сферы услуг и так далее. За последние пять-шесть лет есть подвижки, но учитывая то, что многие югорские жители уже освоили заграничные берега, им есть с чем сравнивать. Ну и, кроме того, сфера услуг - это серьезный сектор экономики. Поэтому первое, что мы должны предоставить жителям округа - нормальную работу, чтобы была возможность заработать приличные деньги. Ну и потратить эти деньги тоже в округе, чтобы люди могли удовлетворить свои какие угодно запросы в своем городе - в Сургуте, Нижневартовске, Белоярском... Должен вам сказать, что окружные программы сверстаны на многие годы вперед. Наша задача - анализировать и вносить коррективы. Есть финансирование, значит, мы можем двинуться вперед. Если его не было какое-то время, в том же 1998 году, - мы поотстали в каких-то программах. Сейчас средства появились - мы их форсируем.
- В 1998 году в округе были заморожены многие строительные объекты. Надо ли понимать, что теперь работа на них оживится?
- Абсолютно верно. В этом году, в частности, мы приступим к реализации программы строительства жилья, которая в перспективе решит, как минимум, две задачи. Во-первых, снимет остроту проблемы непригодного и ветхого жилья, а во-вторых - есть надежда, что на ввод нового жилья благоприятно отреагирует вторичный рынок. Он есть, но чрезвычайно дорогой. За два-три года мы, конечно, не сможем сделать адекватными спрос и предложение на жилье, но попытаться приблизить их друг к другу - вполне. При этом у нас огромное количество незавершенного жилья. То есть это можно сделать достаточно быстро: не рай строить, а решать конкретную задачу. С другой стороны, строительство - это не только стройплощадка, это огромный рынок труда. Если идет стройка, значит, выздоравливает экономика.
- Вы говорите о трудовых ресурсах. Но в Ханты-Мансийский округ все больше едут пенсионеры. Не тревожит ли вас этот факт?
- Существует такая проблема. Меня тревожит, что пенсионеры, люди пожилые, не первый год едут на Север за стабильностью, дополнительной социальной защитой. Принимая последние решения, мы оговорились, что они касаются пенсионеров, которые уже живут в округе. Во-вторых, сейчас это обсуждается, может быть, есть смысл сохранить все доплаты тем, кто соберется и уедет из округа? Может быть, это будет не только гуманный акт, но и мера, эффективная для наших бюджетов? Я был инициатором законопроекта о формировании северных пенсий. Самое печальное, что, несмотря на то, что эту идею удалось "пробить" в правительстве, в Государственной Думе, ее "зарубили" в Совете Федерации. Мои коллеги категорически возражали, мотивируя тем, что эти затраты лягут на их плечи. Создана согласительная комиссия. Решим эту проблему - ослабнет финансовая привязка пенсионеров к Северу.
- Александр Васильевич, губернатор для жителей округа - большой человек. Есть ли обратная связь с людьми? Часто ли вам пишут?
- Ну, если я начну перечислять только моих родственников... Конечно, есть связь. Я многое знаю из того, что обо мне рассказывают. И я рад, что рассказывают значительно больше, чем знают. Больше всего возмущает моих родственников, когда я где-то строю очередной особняк... А если серьезно, Ханты-Мансийск - маленький город. Я довольно часто хожу пешком, бывает, что останавливают, задают вопросы. У меня огромное количество знакомых в округе. С многими из них я поддерживаю отношения.
- В Ханты-Мансийском округе, к слову сказать, в одном из немногих регионов страны, решившихся на этот шаг, действует закон об отзыве губернатора. Вы согласовываете все законопроекты с окружной Думой. Не было ли у вас опасений, что после принятия закона такую процедуру - отзыва - применят к вам?
- Не помню, чтоб я особенно встревожился. Ведь кроме проблем субъективного отношения "нравится - не нравится", есть выборы, то есть механизм оказания доверия. Для меня абсолютно ясно, что должен быть и обратный механизм. Единственное, что мы смотрели в этих законах, а в округе действуют законы об отзыве и глав местного самоуправления, и депутатов, - чтобы не меньшее число людей высказывало недоверие, чем голосовало "за".

 

 


Все замечания и пожелания присылайте по адресу: skv@nefte.ru

ЗАО "Независимое нефтяное обозрение "СКВАЖИНА" (С) 1999 Все права защищены