3 апреля 2001 г.
Источник: журнал "Карьера"
Автор: Анна Александрова
Формула ТНК
"Репутация державы точнее всего определяется той суммой, которую она способна взять в долг", - говорил Черчилль. Иосиф Бакалейник, первый вице-президент Тюменской нефтяной компании, уверен, что это правило действует и в мире бизнеса. Так что репутация у ТНК, получившей беспрецедентный кредит в $672 млн. у американского Эксимбанка, - как у жены Цезаря.
Танки грязи не боятся
А ведь еще пару лет назад ТНК, как Ноздрев, была компанией "исторической" - то есть не вылезала из разного рода историй. Тут и скандал с приобретением 40% акций компании при ожесточенном сопротивлении продаваемых, и "заглатывание" дочек СИДАНКО... Последнее западные акционеры во главе с Соросом оценили в судебном иске как "один из самых бесстыдных актов корпоративного воровства в современной истории". Хорошо им, ханжам, - для них период первоначального накопления с его бурями давно в прошлом...
Если ТНК удалось столь радикально изменить свой имидж и стать на рубеже веков не только лучшей российской топливной компанией, но и лучшей в мире нефтегазовой компанией года (в рамках ежегодного конкурса респектабельной Financial Times Energy), - это целиком и полностью заслуга ее менеджмента. За управленцами ТНК закрепилось название "танкисты" - и по созвучию с названием компании, и по жесткому бизнес-стилю (Бакалейник предпочитает деликатное определение "энергичный"). В "боевой экипаж" входит и Иосиф Бакалейник, вице-президент Тюменской нефтяной компании, занявший первое место в рейтинге лучших финансовых директоров России (см. "Карьеру" N3, 2001).
Президент ТНК Семен Кукес к числу безусловных достоинств Бакалейника относит богатейший опыт практической работы в условиях развивающейся рыночной экономики России. Это с одной стороны. А с другой - глубокое понимание западной финансовой системы. Как совмещается в его голове знание диких нравов российского капитализма и западных правовых норм - вопрос отдельный. Бакалейник как-никак одна из первых "гарвардских ласточек" в российской экономике.
Его университеты
Правда, до Гарварда был МГУ, штурмовать который Иосиф Бакалейник приехал из провинции. Родители-инженеры преподавали в политехническом институте - сначала в Томске, потом во Владимире. Молодой Иосиф Абрамович мечтал именно о Московском университете - главном вузе страны.
Как медалист он должен был сдавать только математику - устную и письменную. Оба экзамена сдал на "отлично" и поступил на отделение экономической кибернетики экономфака. Среди его преподавателей были будущие провозвестники горбачевской перестройки - умеренные рыночники Шаталин и Петраков, казавшиеся по тем временам революционерами. В университете либералов не только терпели, но и любили, несмотря на вечную их позиционную войну с идейно выдержанной кафедрой политэкономии. После аспирантуры Бакалейник вернулся во Владимир - заведовал там лабораторией конструкторско-технологического НИИ двигателей, а в 1983 году пришел на Владимирский тракторный завод, где стал заместителем генерального директора по экономике.
Вспоминает он об этих временах не без удовольствия: "При социализме предприятие работало успешно. Правда, финансисты оставались не у дел: финансов не было. Только в последние годы стали что-то изобретать: ВТЗ стал передовым предприятием, одним из первых ввел у себя внутренний хозрасчет. Работа на заводе дала мне, во-первых, опыт реального управления, а во-вторых, понимание вещей, не связанных с финансами: что такое зарплата, мотивация, отношения с госбанком".
В конце 80-х Америка была охвачена "горбиманией". Даже в высокомерном Гарварде решили, что им нужны студенты из СССР. Объявили конкурс, выделили деньги, запустили анкеты. Невыездной доселе Бакалейник узнал об этом случайно, через университетских знакомых. Подал заявление, написал сочинение (впервые со школьных лет! ) - и был принят в Гарвардскую школу бизнеса. Практичные американцы дали четверке будущих гарвардцев возможность поработать в условиях капиталистической экономики.
Бакалейник трудился в Braxton Associates - консалтинговой компании, специализирующейся в области стратегического планирования и управления. Выбор стратегии продвижения на рынке для телефонной и мыловаренной компаний стал его первым практическим знакомством с миром бизнеса. Гарвард, по словам Бакалейника, дает три вещи: знания, диплом и связи. Со знаниями все понятно: в СССР не учили бизнесу - по крайней мере, в западном его понимании. А вот диплом и университетские связи позволяют выпускнику престижного университета войти в мир избранных. Не случайно глава клана Кеннеди посылал сыновей, одного за другим, именно в Гарвард.
"В мире активно работают 55 тысяч выпускников Гарварда, - не без гордости замечает вице-президент ТНК. - Это люди, занимающие высокие позиции. Диплом дает пропуск в этот мир, а чего ты в нем добьешься, - зависит только от тебя. Раз в два года выходит сборник с информацией о выпускниках, можно обратиться к любому. Вам обязательно ответят. Ко мне тоже обращались с просьбами, хотя и не по делам бизнеса". Связи с однокашниками, столь важные в Америке, поддерживать сложнее. Бакалейник совершенно серьезно говорит: я продукт своей эпохи, у нас нет культуры поддержания деловых связей. Товарищеские - сколько угодно...
Под трактором истории
После Гарварда наш герой работал специалистом по проектному финансированию в Международной финансовой корпорации, что в Вашингтоне. Это одно из подразделений Всемирного банка. С Джеймсом Вулсренсоном, президентом Всемирного банка, его познакомил Андрей Бугров - представитель России в МВФ - накануне отъезда Бакалейника во Владимир. Всемирный банк благословил его возглавить родной тракторный завод и делать там "правильный" западный бизнес.
Потом, в 1995 году, Вулфенсон приезжал во Владимир - посмотреть на передовое приватизированное предприятие с западными методами управления и гарвардским менеджером. Неизвестно, остался ли он доволен увиденным, но боевым друзьям-тракторам трансформация ВТЗ в рыночное предприятие на пользу не пошла. Стальные кони просто-напросто пали вместе со всем отечественным тракторным машиностроением. Объем производства сокращался на глазах.
История рыночных преобразований на ВТЗ вошла в учебники по менеджменту. Применение американских бизнес-технологий в условиях российских неплатежей оказалось проблематично. Мнения теоретиков, ни дня не проработавших в бизнесе, кажутся Бакалейнику смешными: "У той неудачи были и субъективные, и объективные причины. Конечно, хочется думать, что прежде всего объективные. Ведь в России не осталось ни одного живого тракторного завода: когда "укрепляли" рубль, заморили весь экспорт. Я это "укрепление" до сих пор Чубайсу припоминаю при встречах. Но Владимирский тракторный - один из немногих российских заводов, не прошедших через процедуру банкротства, и он продолжает работать". К слову, и работая в ТНК, Бакалейник остается председателем совета директоров ВТЗ и продолжает принимать активное участие в делах завода.
Дай миллион!
В 1997 году Бакалейник начал работать в ТНК - руководителем блока экономики и финансов. Положение компании в 1997 и 1998 годах было отнюдь не блестящим: низкие цены на нефть, "укрепленный" рубль, да еще инвесторы, не желающие вкладывать деньги в реальный сектор. 1998 год компания завершила с полумиллиардным убытком (в рублях, естественно). Финансисту приходилось не над златом чахнуть, а крутиться, привлекая средства из всех доступных источников, чтобы обеспечить хотя бы текущую деятельность компании. Бакалейник с успехом решил и эту задачу, а впоследствии построил активную финансовую стратегию в сегодняшних, куда более благоприятных для ТНК условиях.
- В профессиональном плане личный успех - это успех компании, в которой работаешь. А в успешной компании трудно отделить одну функцию от другой, она должна управляться согласованно, - полагает Бакалейник, не считая подъем ТНК чьей-то единоличной заслугой. К числу своих главных достижений в качестве финансиста ТНК он относит не только четкую организацию работы, но и то, что все важнейшие решения сейчас принимаются с учетом мнения финансовых менеджеров. Еще одна удача - то, что компания добилась хорошей (по российским меркам) постановки финансового учета и отчетности. Немногие российские компании могут предъявить финансовые отчеты, соответствующие международным стандартам. Эта "прозрачность" и дала возможность ТНК получить самый большой после кризиса кредит для российской компании от Эксимбанка США: цель кредита - финансирование реабилитации Самотлорского месторождения (это самый большой актив ТНК и седьмое по размеру месторождение в мире) и реконструкции Рязанского нефтеперерабатывающего завода.
Главная заслуга в получении кредита, по словам президента ТНК Семена Кукеса, принадлежит именно Бакалейнику. Радостное для ТНК событие не омрачили даже задержавшие его конкурентные и политические интриги: проект был уже полностью готов, когда Госдеп США не рекомендовал Эксимбанку предоставлять свои гарантии российской компании. В качестве официальной причины называлась война в Чечне, но знающие люди понимали: дело в интригах конкурентов.
ТНК сумела договориться с СИДАНКО о возврате "Черногорнефти" и приобретении взамен блокирующего пакета акций самой СИДАНКО. Все возражения американской стороны были сняты. Но ТНК сумела еще и использовать отсрочку с максимальной выгодой и разрекламировать сделку, что называется, на высшем уровне: на подписании кредитного соглашения присутствовали президенты ТНК (Семен Кукес), Эксимбанка (Джеймс Хармон) и России (Владимир Путин). Да-да, именно он. Он в это время находился в Нью-Йорке на саммите тысячелетия и сказал, что пример Эксимбанка - наука другим западным инвесторам. - Конечно, была и РR-работа, - снисходительно признает Бакалей-Ник, - но она бы не помогла, если бы сам Путин не считал, что необходимо привлекать западных инвесторов. А впрочем, я не занимаюсь политикой. Могу сказать, что финансовая сторона была проработана неплохо. Любой кредит - это показатель того, как внешние структуры оценивают работу компании.
Что ж, оценивают, судя по всему, неплохо. Теперь бы им еще убедиться, что деньги, вложенные в Россию, не всегда исчезают бесследно... Впрочем, пока Бакалейник на посту, в этом можно не сомневаться: гарвардские выше всего ценят репутацию. И свою, и страны, и родного бизнес-образования.

 

 


Все замечания и пожелания присылайте по адресу: skv@nefte.ru

ЗАО "Независимое нефтяное обозрение "СКВАЖИНА" (С) 1999 Все права защищены