28 июня 2001 г.
Источник: газета "Известия"
Авторы: Светлана Бабаева
Вагит Алекперов: нефтяная отрась выздоровела
Сегодня в Волгограде пройдет годовое собрание акционеров "ЛУКОЙЛа". Несколько лет назад компания завела правило проводить собрания в регионах, где она работает. О том, как "ЛУКОЙЛ" прожил этот год, какие проекты планирует на будущий в стране и в мире, президент компании Вагит Алекперов рассказывает в интервью корреспонденту "Известий" Светлане Бабаевой.
- Год назад в этом же кабинете вы говорили, что точно знаете: где будете в такой-то день через месяц, даже через год. Применительно к экономическим показателям "ЛУКОЙЛа" перед подведением итогов года собранием акционеров можете ли вы сказать: все произошло так, как год назад и планировалось?
- 2000 год был уникальным для всех нефтяных компаний не только России, но и мира. В начале года мы, конечно, не предполагали, что сохранится такая высокая цена на нефть, что система налогообложения будет стабильной и позволит нам не только покрыть прошлые убытки, но и реализовать намеченную инвестиционную программу. И вот результат. Россия почти на 10% увеличила добычу, все российские нефтяные компании инвестировали в себя огромные суммы. В 2000 году нефтяная отрасль выздоровела.
- Это связано только с тем, что сохраняется высокая мировая цена на нефть, или вскрылись какие-то внутренние резервы?
- Это связано с двумя факторами. Первый - мировая конъюнктура. Второй - отрасль вошла в конкурентную среду. В регионах появились заправочные станции "ТНК", "ЮКОСа", "Татнефти". Год дал стимул, чтобы отрасль встала на ноги. Я не уверен, что газовая отрасль или РАО "ЕЭС" в ближайшее время пройдут тот же путь.
- Почему?
- Их реформирование только предстоит, пока они работают по принципу советских отраслей народного хозяйства. Нефтяная же промышленность за 10 лет адаптировалась к рынку. Смотрите, сегодня у вас как у автолюбителя есть право выбора, на чью АЗС ехать. А есть у вас право выбора, у кого купить газ или электроэнергию?
- В 2000 году инвестиции "ЛУКОЙЛа" по сравнению с 1998 годом возросли в 5 раз. А во сколько они возросли в этом году по сравнению с годом предыдущим?
- Уже сегодня в 1, 6 раза. И это по отношению к уникальному 2000 году! И мы снова планируем увеличение добычи. На прошлой неделе у нас была встреча с премьер-министром, на которой ставился вопрос о том, что правительство должно дать нефтяникам ориентиры: какое количество нефти нужно стране. Мы должны наконец сделать энергетический баланс России и сказать: сколько нужно для внутреннего потребления нефти, мазута, бензина, дизеля, угля, газа. Невозможно планировать работу на квартал, в этом случае образуется то дефицит, то переизбыток. Мы должны знать, каково будет потребление внутри страны на 10 лет вперед. В Советском Союзе для этого был Госплан - сегодня есть Министерство экономики. Оно и обязано задать нам ориентиры.
- Оно готово к этому?
- Если такой орган госуправления существует, он обязан над этим работать
- Кстати, в связи с резким ростом "нефтяных" инвестиций начали раздаваться такие обвинения: нефтяники по-прежнему думают только о себе, расширяют только собственное производство и добычу, а другие отрасли как лежали, так и лежат - в них не инвестируют.
- Сегодня мы платим машиностроительным заводам авансы за оборудование, которое получим только через пять лет. Это инвестиции в другие отрасли? "Уралмаш" выпускает не только буровые станки, но и оборонную продукцию. А посмотрите, какие инвестиции пошли в нефтехимию! Мы недавно подняли на ноги химический комплекс в Саратове, который выпускает искусственное волокно. Завод стоял, сегодня на нем работает 3 тысячи человек. Это что, наша отрасль? По-моему, уже ближе к легкой промышленности. Мы покупаем огромное количество оборудования, специальной техники, и все это - продукция российского машиностроения. Наши заказы поступают в легкую, электронную промышленность, автомобилестроителям.
- По итогам года у вас действительно серьезный рост почти всех показателей. Увеличились добыча, переработка, рентабельность основной деятельности - почти 30%. Акционеры должны быть довольны. Какую долю в заслугах вы приписываете благоприятной мировой конъюнктуре, а какую - себе и менеджменту компании?
- Видите ли, легко оценивать работу менеджмента, когда хорошая конъюнктура. Но я оценивал работу менеджмента в 1998-1999 годах. Была критическая ситуация, а наша компания работала и наращивала объемы производства. Сегодня, я уверен, главное наше достижение не только в том, что мы получили хорошую прибыль (хотя это главный показатель, который оценивают акционеры), но и в том, что мы серьезно сократили издержки на производство тонны нефти. Плюс мы инвестировали большие деньги в будущее - это подготовка новой провинции в Северном Каспии, ввод месторождений в Тимано-Печоре.
- Год назад вы мечтали о том, чтобы нефть Тимано-Печоры попала на американский рынок. Недавно "ЛУКОЙЛ" приобрел в США крупную сеть заправочных станций. А тимано-печорскую нефть туда удалось доставить?
- Нет.
- А как же мечта?
- Она сбудется. Думаю, наша нефть попадет на американский рынок в 2005-2006 году. В этом году мы освоили новую технологию - круглогодичную отгрузку с арктического терминала. Мы смогли грузить нефть и в феврале, и в мае. Остался один элемент: достроить терминал в районе Мурманска, где крупные танкеры будут забирать партии нефти, которые доставляет туда наш ледовый танкерный флот. Громадную базу за год построить невозможно, а мелкими танкерами доставлять невыгодно. Поэтому и нужна перевалка. Так что от своей стратегии - построить вертикаль от терминала до заправочной станции - мы не отступаем ни на шаг.
- Что вообще дал выход на американский рынок и как там работается русскому бизнесу?
- Работаем нормально, по законам, которые позволяют зарабатывать норму прибыли. Что это дало? Из узкорегиональной компании, которая работала на рынке России, бывшего Союза и стран Восточной Европы, мы стали транснациональной международной компанией. Второе - мы получили возможность достроить вертикаль "добыча-потребитель". Теперь будем встраивать эти элементы в свою цепочку, а в будущем - терминал, может быть, перерабатывающий завод...
- В Мурманске или в Америке?
- В Соединенных Штатах тоже... И третье - наши акционеры теперь представляют, акции какой компании покупают.
- Какой регион следующий по плану? Вы говорили про Южную Америку.
- Сейчас работаем над рядом проектов. После встречи президентов России и Венесуэлы и посещения венесуэльским лидером нашего завода в Волгограде мы получили предварительное одобрение на то, чтобы наша компания смогла на конкурентной основе участвовать в конкурсах на получение права разработки месторождений Венесуэлы. А Венесуэла, вы знаете, крупнейшая страна, где имеются уникальные запасы нефти.
- А как продвигаются каспийские проекты?
- Они идут по плану. Готовим к эксплуатации Северный Каспий. Надеюсь, уже в следующем году мы защитим запасы по новой провинции, а еще через год приступим к проектированию и строительству объектов обустройства.
- Политические проблемы, в частности до сих пор не урегулированный статус Каспия, не отражаются на бизнес-планах?
- Просто они немного держат нас в напряжении. Но думаю, что политики решат эту проблему с выгодой для всех сторон, и особенно для тех, кто. сегодня уже инвестирует в Каспий.
- На этот год была запланирована продажа госпакета акций "ЛУКОЙЛа"? Будет ли она все же осуществлена, какова на сей счет позиция правительства?
- Правительство декларирует, что в этом году продажа состоится. Готовится схема, по которой будет продаваться пакет, обсуждаются варианты выпуска депозитарных расписок (АДР) для американского рынка или Лондонской биржи. Мы принимаем участие в обсуждении.
- Есть иная версия: выпуск АДР тормозится самой компанией якобы потому, что сначала надо представить финансовую отчетность, основанную на международных стандартах GAAP, за три года. А у вас только за два...
- Мы уже обнародовали отчетность за первое полугодие 2000 года и, я надеюсь, через короткое время подготовим отчетность за весь 2000 год.
- Таким образом, к осени все формальные препятствия для выпуска ценных бумаг могут быть устранены?
- Мы считаем (и я надеюсь, что правительство примет такое же решение), что наиболее благоприятное время для размещения бумаг конец сентября - октябрь.
- На днях "ЮКОС" обошел вас в Литве, заключив долгосрочное соглашение о сотрудничестве с американской Williams International Company. Учитывая тесные связи "ЛУКОЙЛа" с регионом, намерены ли вы в этой связи предпринимать какие-то действия?
- Я не люблю терминов "обошел", "обогнал", особенно когда речь идет о крупном бизнесе. Есть экономические расчеты. Для нас они были неприемлемы - в этот проект мы могли войти только операторами. Для "ЮКОСа" условия показались более привлекательными, и если компания приняла такое решение и заключила сделку, я могу это только приветстровать и пожелать "ЮКОСу" удачной работы в Прибалтике.
- Не считаете ли вы соглашение попыткой отодвинуть вас от этого региона?
- Нет. У нас там обширная сеть розничной торговли, система доставки нефтепродуктов, в том числе через процессинг, на Мажейкяйский перерабатывающий завод.
- Год назад вы говорили, что государство никак не может вернуть компании несколько миллиардов рублей по экспортному НДС. Скажите, вернулись ли эти деньги? Вообще, изменились ли за прошедший год налоговые условия для бизнеса, отношения с государством в целом?
- Да, работа с налоговыми органами стала более системной. А регулярные, раз в квартал, встречи с президентом Дают возможность и нам, и президенту, и правительству оперативно реагировать на происходящие экономические события.
- Вы хотите сказать, от этих встреч есть реальная отдача?
- Конечно, есть. О тех налоговых и законодательных актах, которые сейчас правительство утверждает и вносит в парламент, мы говорили много лет подряд. Например, о том, что надо снижать налог на прибыль, чтобы стимулировать производство. И вот Госдума уже приняла соответствующие поправки в Налоговый кодекс. Но сегодня есть еще один фактор, который тормозит развитие компаний внутри страны и мешает завоевывать внешние рынки. Это так называемая система оформления документов на вывоз капитала. На место разрешительной уже должна прийти уведомительная система. Почему? Компания "ЛУКОЙЛ" имеет возможность держать в своем аппарате несколько человек только на том, чтобы они занимались оформлением лицензий на привлечение капитала из-за рубежа или на осуществление инвестиций. А что делать мелким и средним компаниям? Они не могут даже привлечь деньги на собственное развитие, потому что на получение кредита из-за рубежа нужно оформлять лицензию в Центральном банке.
Мы уже заостряли внимание президента на этой проблеме, и я надеюсь, что в ближайшие месяцы соответствующие решения будут приняты. Мы ведь декларировали стабильность экономических условий и создание привлекательного инвестиционного климата в стране и, кстати, прожили уже год, не меняя правил.
- Вы объясняете это тем, что в бюджете появились наконец деньги, тем, что вас стали слушать?
- И первым, и вторым. Но главное - к власти пришли люди, которые сегодня думают не только о том, как прожить этот месяц и этот год. А думают, как мы будем жить пять, десять лет. Я говорю это искренне, поверьте, я достаточно долго работал около власти. Это не просто декларации, это реальные действия.
- Почему вы не являетесь активным членом Союза промышленников и предпринимателей (РСПП), в котором теперь состоят почти все бывшие "олигархи" и который от имени бизнеса ведет наиболее активный диалог с властью?
- Поймите правильно, я все-таки бизнесмен. Но РСПП декларирует те принципы, которым я привержен, и мы являемся членами Союза. Главное, чтобы общественная организация не превратилась в политическую.
- Назначен новый министр энергетики. Как бы вы оценили Игоря Юсуфова?
- Мы все его хорошо знаем, ведь он долгое время возглавлял на разных уровнях органы госуправления. Я думаю, он здравый, способный человек, который может слушать, анализировать ситуацию. Но в то же время человек, который не отходит от принятого решения. Я надеюсь, что с приходом нового министра мы сможем возродить лучшие каноны нашей отрасли. Сейчас, к сожалению, есть орган управления, у которого нет функций: тарифы регулирует Федеральная энергетическая комиссия, разделом продукции частично занимается Министерство экономики, частично - Министерство по антимонопольной политике. К природным ресурсам Минэнерго вообще никакого отношения не имеет. Как можно отвечать за энергетику, за топливный баланс страны, не имея рычагов управления и регулирования?
- Знаете, довольно часто бывает так: приезжаешь в какой-нибудь регион или страну - оказывается, там давно "живет и работает" "ЛУКОЙЛ". Америка, Ирак, Болгария. Как вам удалось так "расползтись"? По масштабам экспансии за вами мало кто может угнаться.
- Когда в 1996-1997 годах мы анализировали перспективы, мы поняли, что пути доставки нашей сырой нефти проходят по определенным маршрутам - Черное море, Балтика, трубопроводная система Каспия. Наши приобретения логичны: Украина, Румыния, Болгария. Ведь у каждой вертикально интегрированной компании есть желание дойти до потребителя и продавать не сырье, а именно свой товар.
- Это предмет гордости, зависти, головной боли, инструмент политического влияния?
- Это предмет получения дополнительной нормы прибыли. Если проект не приносит в среднем 15% рентабельности, мы его не рассматриваем.
- Какие основные задачи вы ставите перед собой на будущий год?
- Завершить подготовку Северо-Каспийской провинции к эксплуатационным работам. Это задача номер один, потому что мы уверены: этот регион даст нам возможность оставаться лидером по объемам производства в будущем. Вторая задача - войти в бизнес натурального газа.
- "Газпром", стало быть, двигать намерены?
- Нет, не двигать. Просто мы приобретем ряд месторождений, где есть запасы природного газа. 2001 год, мы считаем, должен стать годом, когда наша компания превратится из нефтяной в нефтегазовую. Мы считаем, что уже назрела необходимость отработки схемы свободного доступа к системе магистральных газопроводов. Так же, как сегодня нефтепроводы открыты для всех, должны быть открыты и газопроводы. Да, должен быть один оператор, но остальные должны иметь возможность подать свой газ в систему. Тогда у России повысится энергетическая стабильность.
- А, так сказать, в культурологическом плане - поставить памятник, построить дачу, купить театр?..
- Я и моя семья достаточно скромны в своих личных потребностях. Что касается компании, то мы строим офисы во всех регионах, расширяемся, это обычная текущая работа.
- Последний вопрос. Изменилось ли за последний год что-то в вашей жизни: вы стали мудрее, жестче, спокойнее?
- Не думаю. Я комфортно себя чувствую и на работе, и в семье.

 

 


Все замечания и пожелания присылайте по адресу: skv@nefte.ru

ЗАО "Независимое нефтяное обозрение "СКВАЖИНА" (С) 1999 Все права защищены