9 сентября 2000 г.
Источник: еженедельник "Эксперт"
Авторы: Петр Кирьян
По ту сторону нефти
Нефтяные гиганты уходят на энергорынок, завещая свои лидирующие позиции компаниям "второго эшелона"
Добыча и переработки нефти - "грязный бизнес", поскольку загрязняет окружающую среду. Всем это давно известно, но сегодня громче всех об этом говорят лидеры отрасли - например British Petroleum (BP). Недавно компания решила продать часть своей мировой сети бензоколонок, насчитывающую около 28 тыс. станций. Изменения затронули и такие "вечные ценности", как логотип компании и название. Теперь BP предпочитает называть себя Beyond Petroleum - "после нефти". Идеями BP заразились и другие: англо-голландская Royall/Dutch Shell объявила, что начинает сокращать свою сеть АЗС.
Представители обеих компаний утверждают, что в долгосрочной перспективе (двадцать лет и более) они собираются работать с альтернативными источниками топлива и энергии - природным газом, ветром, водой и солнечной энергией. Для них это новый бизнес, потенциально более доходный и чистый. От нефтедобычи и переработки гиганты полностью отказываться не намерены, однако "грязные производства" продают своим меньшим собратьям по цеху, постепенно те займут лидирующие позиции на старых рынках. Так, в конце зимы топливный рынок США пополнился новым крупным игроком. Компания Phillips Petroleum купила за 7,9 млрд долларов крупнейшую независимую нефтеперерабатывающую компанию Соединенных Штатов - Tosco. После этого Phillips стала вторым по величине нефтепеработчиком США, а новая единая сеть автозаправок Phillips будет охватывать теперь 47 штатов. Интересно, что Tosco и Phillips последние годы росли как раз на тех активах, которые продавали крупные нефтяные компании, прежде всего BP.
В полку прибыло
Сообщение о сделке Phillips и Tosco поначалу не вызвало большого интереса в нефтяных кругах. Обе компании по своему весу на внутреннем рынке относятся к категории крепких середняков. Их рассматривают скорее как объект поглощения, а не как претендента на лидерство. Интересно и то, что ни та, ни другая не являются "осколками" Standard Oil, прародительницы большинства крупных американских нефтяных корпораций. Когда же аналитики подсчитали объединяемые активы, то вдруг осознали, что на рынке появился новый крупный игрок.
Phillips Petroleum стремительно расширяла свой бизнес все последние годы. Phillips, с годовым доходом в 22 млрд долларов, владеет лицензиями на освоение нефтяных и газовых месторождений и занимается их разведкой в двенадцати странах - от Австралии до Канады. Компания Tosco, с ежегодным оборотом в 23 млрд долларов, ведет сейчас переговоры о покупке за 100 млн долларов активов ирландской Irish National Petroleum Corp., и прежде всего НПЗ и нефтехранилищ.
Объединение было крайне выгодно и Phillips, и Tosco. Первая сможет зарабатывать теперь не только на продаже сырой нефти, но и на нефтепереработке, доля которой в операциях компании вырастет в 2001 году с 16 до 46%. Рост доходов НПЗ в США, по оценкам инвестбанка UBS Warburg, составил в 2000 году 653%, в то время как доходы от продажи сырой нефти в США выросли лишь на 75%. Растет и прибыльность розничных продаж топлива: цена галлона бензина достигала в прошлом году 1,97 доллара, причем прибыль в этой сумме составляла порядка полутора долларов. Tosco же получит гарантированного поставщика нефти, с которым можно договориться о выгодной цене. Самое же главное - в США появилась новая вертикально-интегрированная нефтяная компания, по своей структуре и планам она ничем не отличается от старых лидеров отрасли.
Берите, не жалко
Гиганты начали уступать американский рынок новичкам не вчера. Еще в 80-е годы крупные компании стали тотально переключаться на зарубежные месторождения с низкой себестоимостью. По данным минэнергетики США, в течение последних 20 лет американский нефтяной рынок медленно, но верно переходил под контроль мелких и средних компаний. С 1980-го по 1990 год эти компании вкладывали в разведку и добычу нефти в США 33% всех инвестиций, а к середине 90-х годов - половины.
Сегодня мелкие компании подбираются к нефтепереработке и рознице. Так, Phillips приобрела сеть бензоколонок Arco на Аляске, которые BP Amoco продавала после поглощения одноименной нефтяной компании. Дело в том, что за последние два десятилетия крупные компании стали освобождаться от активов в нефтепереработке и рознице и ориентироваться на нефтехимию. Продукты переработки нефти идут на производство пластиков, полимеров и лакокрасочных материалов, работать с которыми выгоднее, чем с бензином. Причем НПЗ продают их как относительно дешевое сырье, которое после переработки в конечный продукт продается намного дороже. Уходя в этот бизнес, крупные компании не боятся жертвовать НПЗ и АЗС.
Этот процесс вызван и резким ужесточением экологических стандартов. В США НПЗ в течение четырех лет должны провести перевооружение, чтобы снизить количество серы в моторном топливе и увеличить глубину переработки нефти. А на это нужны средства. Все более или менее значимые компании уже разработали нужные технологии. Но существует риск, что бензин с заложенными в его цену издержками на реконструкцию НПЗ и процентами розничных посредников будет стоить так дорого, что потребители впервые по-настоящему задумаются об альтернативном топливе.
"Заводы, построенные в шестидесятые годы в США, на побережье Мексиканского залива, не выгодно ни модернизировать, ни закрывать. Реконструкция завода обойдется дорого, а спрос на нефтепродукты растет относительно медленно. Дорого и закрыть, потому что надо разрушить завод, произвести очистку земли и так далее. Лучшее решение - продать НПЗ", - считает аналитик российского офиса Boston Consulting Group Алексей Савченко.
Россияне на подхвате
В то время как лидеры мировой нефтянки продают свои НПЗ и сети АЗС, российские компании, и прежде всего "ЛУКойл", скупают на Западе эти активы. Из этого вовсе не следует, что стратегия российского нефтяного гиганта ущербна. Дело в том, что по своему "рыночному возрасту" и по структуре бизнеса "ЛУКойл" и BP находятся в разных "исторических эпохах".
В Америке сегодня сложился свободный рынок нефти и нефтепродуктов. Если вы добываете и хорошо сбываете сырую нефть, то вам не нужна сложная нефтепереработка. Знаете, как лучше других перерабатывать, - покупаете НПЗ, а нефть закупаете на мировом и внутреннем рынках. Топливный рынок США поделен на добывающие, перерабатывающие секторы, а также на оптовые и розничные секторы деятельности, и вы вольны работать во всех секторах сразу или в каком-то одном. "Раньше вертикальная интеграция означала поток от скважины до бензоколонки. Сегодня это перестало быть нормальной практикой. Появились спот-рынки, различные виды посредников, информация стала общедоступной, что снижает транзакционные издержки и ценность операционной интеграции", - считает глава BP Джон Браун. В России же нефтяные компании, столкнувшись с ограничениями - внутренними (привязка к НПЗ и балансовые задания) и внешними (на экспорт нефти и нефтепродуктов), вынуждены "снимать" прибыль на всех стадиях переработки углеводородов.
Зарубежные АЗС и НПЗ "ЛУКойла" позволяют ему заработать еще и на переработке нефти, и на продаже нефтепродуктов, поставлять же их из России невозможно из-за их качества, нехватки мощностей и из-за ограничений на экспорт. По словам аналитика инвестиционного банка "НИКойл" Геннадия Красовского, сегодня 50% доходов российские компании получают от продажи нефти, 40% - от переработки и оптовых продаж нефтепродуктов, 10% - от розницы. Поэтому в России и создаются вертикально-интегрированные компании, которые владеют месторождениями, НПЗ и сетями бензоколонок. "В Америке аналогичная ситуация наблюдалась тридцать-сорок лет назад, когда большинство нефтяных компаний были по сути вертикально-интегрированными 'осколками' Standart Oil", - утверждает Алексей Савченко из BCG.
Альтернативная стратегия
Крупные нефтяные компании, которые на протяжении последних десятилетий "держали" рынок, озабочены сейчас иными проблемами, нежели "ЛУКойл". В развитых странах уже столкнулись с реальными пределами использования нефти в качестве энергоносителя, и сегодня возможные прибыли на нефтяном рынке не являются для них ключевым фактором. Чтобы обеспечить свое будущее, нужно быть Beyond Petroleum, то есть искать энергию "по ту сторону нефти". Ближайшей заменой бензину и нефти станут водород и природный газ, которые могут быть использованы как для производства моторного топлива, так и на электростанциях. "Когда десять лет назад мы были просто British Petroleum (до слияния с Amoco, Arco, Burnham Castrol. - 'Эксперт'), то девятнадцать процентов наших резервов углеводородов составлял природный газ, а восемьдесят один процент - нефть. Сегодня доля газа - сорок процентов, а нефти - шестьдесят процентов. Спрос на газ растет быстрее, чем на нефть. В ближайшей перспективе наш газовый бизнес будет развиваться в несколько раз быстрее нефтяного", - полагает аналитик лондонского офиса BP Дэвид Николас.
Газовые резервы наращивает и корпорация Shell. В феврале она приобрела за 1,67 млрд долларов компанию Fletcher Challenge Ltd., которая контролирует крупнейшие месторождения нефти и газа в Новой Зеландии. Сейчас Shell ведет переговоры о покупке за 1,8 млрд долларов американской компании Barrett Resources Ltd. Это открывает Shell доступ к месторождению Роки Маунтан - второму в США по запасу газа. "Возить газ выгоднее, чем строить трубопровод. Но нефтяные компании работают с газом прежде всего для того, чтобы освоить выработку и транспортировку сжиженного природного газа. К тому же крупными покупателями сжиженного газа являются такие емкие рынки, как Япония и Китай", - утверждает Алексей Савченко.
В Западной Европе уже есть конкретные примеры перевода на газ. Причем такой консервативной группы потребителей, как автомобилисты: в ближайшие два года все такси Берлина должны перейти с дизельного топлива на природный газ. Переход этот сделали выгодным: цена на газ ниже, чем на дизтопливо, и налоги на "газовые" машины меньше. Поддерживается этот переход и технологическими наработками компаний. "Мы работаем с альтернативой нефти уже двадцать лет. Сегодня технология позволяет снизить цену альтернатив до приемлемого уровня, хотя от углеводородов мы в ближайшее время, конечно же, не откажемся", - утверждает представительница лондонского отделения корпорации Exxon Mobil Керрис Тавинор.
В долгосрочной перспективе интерес для нефтяных компаний представляют ветер, солнце и геотермальные источники энергии. Природный газ в рамках данной стратегии - это переходный вариант, который приучит потребителя к альтернативной энергии. В большинстве крупных нефтяных компаний уже созрело понимание того, что для обеспечения спокойного будущего необходимо широко диверсифицировать свою деятельность, превратиться из "нефтегазовых" гигантов в "энергетические". "Я не думаю, что все нефтяные компании с головой уйдут в новые секторы, но они расширятся, как это сделали BP и Shell. Они хотят застолбить место на новых рынках, именно это мы сегодня и видим", - полагает эксперт Международного энергетического агентства (МЭА) Рик Селлерс.
Новые токи
В "традиционную" электроэнергетику нефтяные компании особо не втягиваются, пытаясь разрабатывать собственные ниши. "Нефтяная компания, конечно же, способна построить ТЭС на основе старого НПЗ, который нужно закрывать, но вряд ли сегодня она будет заниматься строительством традиционных электростанций", - считает Алексей Савченко. Конечно, нефтяным компаниям куда как выгоднее осваивать новые источники. "Довольно давно у нас в компании было создано подразделение, занимающиеся солнечной энергией, - BP Solar. Сейчас это одна из крупнейших энергокомпаний, которая контролирует двадцать процентов мирового рынка солнечной энергии, - говорит аналитик BP Дэвид Николас. - Пока рынок этот невелик (доход от продажи нефти в 2000 году составил сто шестьдесят миллиардов долларов, а доходы BP Solar - двести миллионов), но мы лидируем на нем. Но этот рынок растет очень быстро: на двадцать-тридцать процентов в год по сравнению с двумя-пятью процентами для традиционных ресурсов".
То же самое говорят и в Международном энергетическом агентстве. "Будь это ветер, солнце или геотермальные источники, везде рост рынка - двадцать-тридцать процентов в год. Такими темпами уже через пять-десять лет альтернативные источники будут давать нам от трех до пяти тысяч мегаватт электроэнергии - это мощность пяти АЭС", - утверждает Рик Селлерс.
Переключаясь на новые сферы деятельности, BP и другие лидеры неизбежно снижают или консервируют свое присутствие на нефтяном рынке и вторгаются в вотчину энергетических концернов. "Если спросить их, зачем они это делают, я думаю, они вам скажут, что страхуются от неясности на энергетическом рынке. Эта страховка требует относительно больших денег. Но для крупных нефтяных компаний, чтобы отвоевать место в сфере возобновляемых источников энергии, они не столь уж большие", - продолжает Рик Селлерс. Новая модель уже начинает действовать в глобальном масштабе: BP активно работает с солнечной энергией в Австралии, Индии и Испании, а Exxon Mobil занялась выработкой альтернативной электроэнергии в Европе, разместив в прошлом году ветряки на северо-западном побережье Великобритании. "Я бы сказала, что мы уже не нефтяная, а энергетическая компания. Только нефтью мы занимались довольно давно, а сегодня ключевыми приоритетами для нас становятся газ и солнечная энергия", - говорит Керрис Тавинор.
А что же российские нефтяные компании? Они смирились с жизнью "в прошлом"? Нет. Но идут они своим собственным путем и пределов родины не покидают. Не исключено, что в ближайшие 10-15 лет эти компании построят или купят часть действующих электростанций РАО "ЕЭС России". О таких планах, но только при условии либерализации рынка электроэнергии, заявляли ЮКОС, "ЛУКойл" и "Сургутнефтегаз". Эти же компании готовы развивать добычу газа, как попутного, так и на еще не освоенных месторождениях. Часть электроэнергии и газа нефтяники хотят использовать для себя, что должно снизить их внутренние затраты, а остальное - продавать. Однако пока это только планы. Если реформа энергетики затянется, российские нефтяные компании вряд ли найдут себе место под солнцем - его займет BP Solar.
 


Все замечания и пожелания присылайте по адресу: skv@nefte.ru

ЗАО "Независимое нефтяное обозрение "СКВАЖИНА" (С) 1999 Все права защищены