5 марта 2001 г.
Источник: еженедельник "Зеркало недели" (Украина)
Автор: Михаил Гончар, Александр Москалец
Россия - Польша: информационно-газовое сражение. Год спустя
С 1998 года мы можем наблюдать смещение акцентов внешней политики Украины с евроатлантической интеграции на европейскую. Вполне объяснимы внутри- и внешнеполитические мотивы такого смещения. Окончательные выводы о том, к чему это уже привело, делать еще рано, но нарастание негативных тенденций очевидно. Около года тому назад тайное стало явным: средства массовой информации нашего западного славянского соседа - Польши подняли шум в связи с обращением российского "Газпрома" к Варшаве о строительстве второй ветки газопровода Ямал-Европа.
Следует отметить, что поляки были не в восторге и от первой ветки ямальского газопровода. Еще в 1996 году, когда "Газпром" запустил проект строительства магистрального газопровода в Европу через Белоруссию и Польшу, появилось "Открытое письмо к председателю Совета министров Республики Польша В.Цимошевичу". Его автор Витольд Михаловский - один из ведущих польских специалистов в области строительства магистральных трубопроводов, возглавлявший Польскую ассоциацию строителей трубопроводов. По мнению В.Михаловского, с самого начала этого проекта, с момента подписания вице-премьером Х.Горишевским межгосударственного соглашения от 25.08.93 г., имеет место сознательное манипулирование общественным мнением, которое ведется хорошо организованной, сильной и решительной группой давления, представляющей интересы "Газпрома".
Вследствие значительного завышения приблизительной оценки потребности газа в следующем десятилетии, Польша обязывается дополнительно приобретать у "Газпрома" 14 млрд. кубометров газа. Российская сторона дала четко понять, что цена сибирского газа, после тщательного подсчета затрат по добыче и транспортировке на расстояние больше 4500 км, может быть в перспективе такой же высокой, как и газа, который добывается со дна Северного моря.
"Неплохо развитая и относительно "молодая" польская сеть передающих газопроводов могла бы обслуживать поставки сибирского газа для потребителей в Германии без необходимости построения транзитного газопровода", - таково было мнение авторитетного польского специалиста.
В заключении своего письма В.Михаловский обращал внимание на следующее: "Снабжение газом польских потребителей через транзитный газопровод лишит их возможности осуществления необходимой и поддерживающейся всеми европейскими странами диверсификации поставок газа от различных поставщиков.
После завершения строительства транзитного газопровода "Газпром" будет иметь альтернативу газопроводам, которые проходят через Украину... Это сделает возможным подчинение имперским интересам России Украины, энергетика которой базируется прежде всего на природном газе... Восстановление Российской империи без Украины будет очень сложным. История же последних 300 лет доказывает, что без независимой Украины нет, к сожалению, также и независимой Республики Польша". Письмо В.Михаловского осталось тогда гласом вопиющего в пустыне. Польское правительство дало согласие на строительство двухниточного газопровода. "Потянуть" сразу такое масштабное строительство "Газпрому" было не под силу, поэтому ограничились сооружением линейной части первой нитки. Необходимо отметить, что, несмотря на начало в декабре 1999 года поставок газа по магистрали протяженностью 4107 км, она не может работать на полную мощность, поскольку на трассе построено всего несколько газокомпрессорных станций из необходимых 29.
Не успев довести до ума первую нитку, "Газпром" в конце 1999-го - начале 2000-го начал активно лоббировать проект сооружения второй нитки, но по измененному маршруту. Это было достаточно удивительно, ведь "Газпром" испытывал весьма серьезные финансовые трудности и, кроме того, начал строительство линейной части дорогостоящего трансчерноморского газопровода "Голубой поток". Конечно, необходимо воздать должное работе пропагандистской и PR-овской машин "Газпрома". При том бедственном положении дел с добычей газа, с пополнением запасов "Газпром" успешно переключает общественное внимание как внутри страны, так и за рубежом на другие резонансные темы.
Стоит вспомнить прошлогодние "разборки" между "Газпромом" и РАО "ЕЭС России". Приведем высказывание А.Чубайса в интервью ОРТ 7 апреля 2000-го: "Сокращение поставок газа предприятиям РАО "ЕЭС России" связано не столько с долгами энергетиков, сколько с отсутствием нужного количества газа". По его словам, такая оценка ситуации подтвердилась в ходе встречи с главой "Газпрома" Р.Вяхиревым. "Газпром" находится в состоянии тяжелейшего кризиса. Этот кризис означает последовательное сокращение поставок газа на внутренний рынок. Это не просто мои оценки, это документ, полученный на днях от Рема Вяхирева", - отметил глава РАО. А.Чубайс процитировал несколько строк из данного документа: "Отставание ввода мощностей, допущенное в последние годы, не позволяет вернуться на прежние уровни добычи газа по чисто технологическим и временным причинам - даже при полном финансовом обеспечении".
А вот последняя информация в этой связи. По информации члена правления ОАО "Газпром" В.Илюшина, прирост запасов ОАО "Газпром" за последние семь лет составил лишь 1,2 трлн. кубометров против добытых за это время 4,4 трлн. кубометров газа. По его словам, "Газпром" испытывает значительные трудности в финансировании проектов по увеличению добычи. В то же время ежегодно на ряде месторождений "Газпрома" начинает падать добыча. Даже на относительно молодом Ямбургском месторождении в 2001 году будет зафиксировано падение добычи, как и на Медвежьем, Уренгойском, Оренбургском и других. Кроме того, ремонт и замена существующих газопроводов в России в ближайшие 15 лет потребует вложений в размере примерно 120 млрд. долл., которых у "Газпрома" просто нет.
Пирамида затрат и долгов монополии растет значительно быстрее, чем ее доходы. Отсюда - проектомания "Газпрома". Еще не завершен один проект, как уже инициируется другой. Выбивая средства под очередной проект, "Газпром" пытается залатывать за этот счет старые дыры. Подобное состояние "Газпрома" не может не вызывать опасений у его западных партнеров. Вряд ли западным банкам захочется рисковать своими средствами, если у "Газпрома" проблемы с отсутствием реальных газовых ресурсов, под транспортировку которых реализуются трансконтинентальные проекты и запрашиваются кредиты. А гигантские, но неизвлеченные запасы газа в недрах России - это потенциальный, а не реальный ресурс.
Отклонение второй ветки ямальского газопровода на юг может быть связано не только со стратегией России "вырубить Украину по транзиту", но и с решением германского правительства, пролоббированном немецкими "зелеными", закрыть к 2021 году все АЭС. Естественно, при этом логичен вопрос о компенсирующих мощностях и об использовании альтернативных энергоносителей. Немецкие АЭС вырабатывают 31,1% электроэнергии в стране. Но еще более значимым является территориальное размещение ядерных энергоблоков. Из 19 имеющихся в Германии блоков 12 размещены в южной и юго-западной части страны, причем, несколько из них - наиболее мощные в Европе. Это очень важный момент, который может объяснить почему отклоняется на юг вторая ветка ямальского газопровода. Именно здесь, на юге Германии потребуется наибольшее количество газа, если будут вводиться в строй энергогенерирующие мощности взамен закрываемых АЭС.
Учитывая достаточно тесный альянс "Рургаза" и "Газпрома", не исключено, что имеет место некий план совместной газовой экспансии этих двух крупнейших компаний Европы в условиях либерализации европейского газового рынка. Не исключено, что немецкие "зеленые", сознательно или нет, исполнили роль своеобразного тарана, пробивающего антиядерное решение правительства, которое играет на руку газовым королям. Гипотетически можно предположить, что дело здесь не столько в "зеленых принципах", сколько во вполне конкретных экономических и финансовых интересах "Газпрома" и "Рургаза", в которых немецкие "зеленые" играют роль пешки.
Описанное выше очень важно для понимания того фона, на котором ведет свои сражения "Газпром". Но вернемся к реакции Польши на российские предложения относительно второй ветки газопровода Ямал-Европа. Польская пресса и общественность в апреле заговорили о недопустимости игнорирования интересов Украины. Вот лишь некоторые из опубликованных мнений:
"Строительство нового газопровода может разрушить наши отношения с Украиной. Она в сложившейся ситуации чувствовала бы, что ее продали России";
"Украина является очень важной для США. Они ожидают, что мы будем продолжать строить хорошие отношения с этой страной";
"Если эта страна будет экономически слабой и изолированной от Запада, рано или поздно она снова станет частью России. Стратегической целью польской политики есть укрепление Украины".
Польская пресса позитивно восприняла отставку вице-министра экономики Я.Шлензака, который без санкции правительства Польши стал проводить закулисные консультации с представителями "Газпрома". "Газпром" не ожидал столь остро негативной реакции Польши. К тому же, и Словакия, видя решительность Варшавы, изменила благосклонное отношение к проекту на выжидательно-сдержанное. Но замешательство в Москве длилось недолго. В июне на международном газовом конгрессе в Ницце "Газпром" попытался заручиться поддержкой ведущих газовых компаний европейских стран. В июле вице-премьер РФ Виктор Христенко, отвечающий за ТЭК, заявил, что возражения польской стороны против строительства газопровода создают угрозу для энергетической безопасности Европы.
В конце августа 2000-го "Газпром" провел в Париже переговоры со своими европейскими партнерами о совместных трубопроводных проектах. В Париже делегация "Газпрома" встретилась с представителями французской Gaz de France, немецких Ruhrgas AG и Wintershall AG и итальянской ENI. Речь шла о создании международного консорциума по реализации проекта строительства второй ветки ямальского газопровода. А 18 октября ОАО "Газпром" и выше названные компании подписали меморандум о взаимопонимании, предусматривающий сотрудничество в проработке проекта строительства трубопровода. Этим самым РФ продемонстрировала и свою слабость, и свою силу. Слабость проявилась в том, что "великая Россия" оказалась не в состоянии самостоятельно приструнить "строптивую Польшу". Силу же Россия приобрела, сделав в одночасье своим союзником Еврокомиссию. Брюссель на прошлогоднем октябрьском саммите Россия - ЕС продекларировал стремление увеличить импорт газа из РФ в предстоящие 20 лет.
Россия искуссно спровоцировала в Европе недовольство Варшавой. Ее заявления о необходимости учитывать интересы Украины стали восприниматься как антиевропейская позиция. 24 октября немецкая "Франкфуртер альгемайне" отметила, что такая позиция Польши близка к видению США роли Украины как важного фактора европейской безопасности. Газета остро поставила вопрос: "Не является ли Польша "троянским конем" Америки?" Варшава, мол, должна найти компромисс между своими стратегическими приоритетами и перспективой членства в ЕС, который сообща решает проблемы своей энергобезопасности. Параллельно российская сторона начала запускать в СМИ информацию о том, что, мол, можно обойтись и без несговорчивых поляков. Есть, мол, проект транспортировки газа в Европу через Балтийское море, на пути которого нет проблем с транзитными странами.
Надо отдать должное польскому руководству, которое эффективно использовало норвежский козырь в поединке с "Газпромом": летом появилась информация о том, что Польша в целях сокращения энергетической зависимости от России намерена начать закупки природного газа в Норвегии. Протокол о намерениях, который в начале июля 2000 года подписали премьеры двух стран Ежи Бузек и Йенс Столтенберг, предусматривает строительство газопровода из Норвегии в Польшу через Балтийское море и начало поставок газа по нему ориентировочно в 2004-2005 годах. Объем поставок в первый год составит 5 млрд. кубометров. Министр экономики Польши Януш Штайнхофф заявил: "Объем норвежского газа будет составлять от 20 до 30% всех наших потребностей. Хотя он и дороже российского, мы будем вынуждены переплачивать, если хотим иметь несколько источников поступления энергии и обеспечивать таким образом энергетическую безопасность страны".
Правительство Польши приняло распоряжение, согласно которому удельный вес поставок газа из одного источника не может превышать 49%. В сущности, этим распоряжением Польша закрепила на нормативном уровне необходимость диверсификации импорта газа. Поставки норвежского газа в Польшу начались с 1 октября прошлого года в соответствии с соглашением 1999 г. Пока это небольшой объем - 0,5 млрд. кубометров ежегодно на протяжении ближайших пяти лет. Поставки производятся через немецкую газотранспортную систему в северо-западный регион Польши.
Проблема для поляков состоит в том, что норвежцы готовы построить газопровод для поставок газа в Польшу при условии, что по нему будет транспортироваться не менее 10 млрд. кубометров. Польша может себе позволить импорт не более 5 млрд. кубометров норвежского "голубого топлива"...
В октябре Украину посетил замминистра экономики Польши А.Карбовник с предложением рассмотреть возможность строительства в створе будущего Евро-Азиатского нефтетранспортного коридора газопровода, по которому норвежский газ мог бы транспортироваться и в Украину. Польская сторона получила совершенно неожиданный для нее ответ Президента Украины. В интервью журналистам 19 октября Л.Кучма заявил, что считает "абсолютно нецелесообразным" строительство газопровода из Норвегии в Украину через Польшу. Президент отметил, что у Украины сегодня есть где брать газ, причем по более дешевой цене.
Вторым "сюрпризом" для поляков стало заявление Л.Кучмы о том, что Украина не намерена принимать контрмер в связи с созданием консорциума по поставкам газа в Европу через Польшу и Словакию. Польские политики, отстаивающие во внутрипольских дебатах интересы Украины, стали заложниками неадекватного поведения украинского руководства. Трудно было найти аргументированный ответ на вопрос о том, почему Польша должна думать об интересах Украины в ситуации, когда Украина не заботится о своих интересах.
Не содействовала украинско-польскому взаимопониманию и сочинская встреча президентов России и Украины, где россиянам было предложено поучаствовать в будущей приватизации газотранспортной системы Украины. Поляки оказались загнанными в угол. И не в последнюю очередь из-за позиции Украины. Столь же диссонирующей с активностью Варшавы по отстаиванию своих и украинских интересов была невнятная позиция премьер-министра В.Ющенко на переговорах со своим польским коллегой в конце октября прошлого года. Более того, ситуация строительства обходных газовых путей разворачивалась на фоне демонстративного игнорирования В.Ющенко польских интересов при реализации проекта Евро-Азиатского нефтетранспортного коридора, о чем на протяжении всего 2000 года аккуратно намекала политическому руководству Украины обескураженная польская сторона. Оставим за скобками проблему учета интересов Польши при приватизации украинской нефтепереработки и нефтехимии, в первую очередь калушской "Орианы".
Таким образом, Польша оказалась в ситуации, когда ее стратегический партнер пренебрег собственными национальными интересами. Козырь защиты интересов Украины был одним из основных для Варшавы. Чтобы сохранить политическое лицо, Польша предложила провести международную конференцию по проблеме транспортировки газа в Европу. Конференция "Газ для Европы" состоялась в Варшаве на минувшей неделе. Заголовки статей в российских СМИ выглядят как пощечина политическому руководству Украины - "Польша примет газовую трубу. Варшава больше не защищает интересы Киева". Делегация "Газпрома", накануне конференции посетившая Варшаву, заявила, что ей удалось решить основные вопросы с польской стороной. Поэтому россияне даже не сочли нужным участвовать в конференции...
В Польше прекрасно понимают, что несмотря на в целом позитивное отношение европейских стран к проекту второй ветки ямальского газопровода, он не перестал быть угрозой для энергетической безопасности Польши. Сейчас ее потребности в газе на 80% покрываются поставками из России. Уже только это делает поляков зависящими от россиян. Дальнейшее возрастание импорта газа из России может перечеркнуть планы диверсификации. Уже сейчас, согласно с условиями, оговоренными по первой нитке ямальского газопровода, поляки обязаны на протяжении 25 лет покупать по 10 млрд. кубометров российского газа ежегодно. В соответствии с соглашением они не могут его реэкспортировать, и даже если он не будет выбран в законтрактованном объеме - что вполне реально - то все равно он должен быть оплачен в размере 70% от его цены.
К тому же полякам в конце прошлого года были навязаны "Газпромом" более жесткие ценовые условия. Шокирующим для польской стороны стало и то, что Украина не была представлена должным образом на конференции: министр топлива и энергетики, который должен был посетить с этой целью Варшаву, остался в Киеве... Таким образом "Газпром" спустя год вроде бы как может праздновать победу - Варшава "пала" под натиском Москвы и с помощью "второго фронта", открытого Брюсселем. Именно это пытаются всем внушить российские масс-медиа.
Однако не все так однозначно. Польша, активизировав в прошлом году норвежский фактор, действовала не только стратегически, но и тактически весьма грамотно. Наиболее представительной делегацией, посетившей Варшаву для участия в конференции "Газ для Европы", оказалась норвежская во главе с министром нефти и энергетики. Переговоры, состоявшиеся в Варшаве, позволяют сделать вывод о возможности подписания уже в апреле-мае долгосрочного контракта на поставку норвежского газа в объеме не менее 5 млрд. кубометров ежегодно и строительство трубопровода через Балтийское море.
Кроме этого, норвежская газовая политика в Европе становится более жесткой и направленной на расширение своего рынка, в том числе за счет региона Центрально-Восточной Европы. Компания "Статойл", отметив, что ХХ век был для Норвегии веком нефти, видит ХХI столетие веком норвежского газа.
В силу разного рода причин в российско-польском информационно-газовом поединке "Газпрому" пока что рано праздновать победу, хотя он к ней и близок. Очевидно, что россияне попытаются поставить победную точку во время очередного, мартовского саммита РФ - ЕС, а также во время будущего визита В.Путина в Варшаву. Однако Брюссель ужесточил ряд требований к России, в частности, жестко поставлен вопрос о ратификации Европейской энергетической хартии. Еврокомиссия более предметно стала заниматься вопросом либерализации газового рынка ЕС, что приведет к крайне нежелательным для "Газпрома" последствиям - снижению цен на газ, чего компания не может себе позволить. Как известно, "Газпром" все время добивается противоположного. Все это создает для российской монополии дискомфортные условия для работы на европейском рынке даже если будет построен обходной газопровод. Поэтому о победителях говорить рано. Можно говорить о побежденных. Он один - Украина, которая отчасти сама поставила себя в это положение...
Похоже, в Украине видят любой другой газ - российский, туркменский, иранский - но только не норвежский. Да, его поставки не могут быть значительными на фоне общего объема импортируемого Украиной газа, но эта "норвежская синица в руках" в отличие от, например, "иранского журавля в небе" - то реальное, что возможно сделать через 5-7 лет. Если начать над этим работать сегодня. Но если этого не делать, то и через 30 лет, какую бы хорошую энергетическую стратегию ни разработали, она так и останется на бумаге. Это уже было. Подтверждением тому - минувшее десятилетие. Такие страны, как Чехия, Венгрия, Польша постепенно решают задачу диверсификации поставок газа и нефти. И это при том, что еще недавно они были и во многом все еще сохраняют энергетическую зависимость от России. То есть, очевидно, что преодоление энергетической зависимости - это не только комплекс экономических и политических вопросов, но прежде всего, проблема изменения психологии правящей элиты.
 


Все замечания и пожелания присылайте по адресу: skv@nefte.ru

ЗАО "Независимое нефтяное обозрение "СКВАЖИНА" (С) 1999 Все права защищены