3 апреля 2001 г.
Источник: еженедельник "Комерсант-Власть"
Автор: Дмитрий Бутрин
Вал преткновения
Без малого месяц нефтяная элита страны борется за кусок тундры в Ненецком автономном округе (НАО) -лицензионный участок Тимано-Печорской нефтегазовой провинции под названием "Вал Гамбурцева". Лицензии на три месторождения, входящие в участок, не могут резко изменить экономическое показатели большинства участников конкурса, не принесут огромных денег и никого не разорят. Причина конфликта масштабнее. В Нарьян-Маре, Москве и Санкт-Петербурге решается вопрос, как и кому будут отныне продавать месторождения в России.
Вал Гамбурцева, названный по имени патриарха советской геофизики Григория Гамбурцева, раскинулся в ненецкой тундре примерно в 150 км от ближайшего населенного пункта и состоит из трех месторождений - Черпаюского, Нядейюского и Хасырейского. По данным геологоразведки, суммарные геологические запасы нефти составляют 192 млн тонн. В принципе это немного - на Каспии и Сахалине не редкость блоки в 5-10 раз больше. Оценки количества извлекаемой нефти колеблются от 50 до 65 млн тонн.
Информация о том, что Вал Гамбурцева скоро "поступит в продажу", появилась в околонефтяной тусовке в начале сентября прошлого года. Спустя полгода скучная проза нефтяного бизнеса волшебным образом превратилась в скандал.
С формальной точки зрения есть три возможных варианта честной игры: передача лицензии без соревнования (с принятием закона "О недрах" не практикуется), аукцион и, наконец, конкурс, на котором анализируются предложения нефтекомпаний и их выгодность для государства и региона. В нефтяном бизнесе победитель обычно известен за месяц до окончания соревнования. По большей части продаваемые месторождения находятся вблизи участков, разрабатываемых той или иной нефтекомпанией. Она и побеждает. В этом случае обязательно соблюдается ритуал: небольшие делегации участников вылетают куда-нибудь в Туру или Ухту, где после краткой церемонии конкурса оккупируют местные бары. Однако на этот раз в механизме что-то сломалось.
Надежда на аукцион 28 сентября президент Тюменской нефтяной компании (ТНК) Семен Кукес обратился к министру природных ресурсов Борису Яцкевичу с предложением выставлять лицензионные участки в НАО не на конкурсы, которые, по мнению ТНК, не обеспечивают прозрачность решений, а на денежные аукционы. На 2001 год НАО намеревался продать два участка - Вал Гамбурцева и Мусюшорское месторождение (оно в 20 раз меньше Вала). Что ответил министр, неизвестно, однако ТНК от официального участия в соревновании за Вал отказалась.
24 ноября комитет природных ресурсов НАО объявил по Валу конкурс и предложил подавать технико-экономические предложения (ТЭП) всем желающим. Уже тогда было известно, что конкурсная комиссия заранее настроена отдать Вал Гамбурцева компании "Северная нефть". Забегая вперед, скажем, что так оно и получилось. И проигравшие пили бы свой виски в Нарьян-Маре до утра, если бы не одно "но": в их числе шесть крупнейших нефтекомпаний России - "Сургутнефтегаз", "ЛУКойл", ЮКОС, "Сибнефть", "Башнефть" и "Роснефть".
Вообще, "Северная нефть" давно уже вызывала нехорошие подозрения у "грандов" нефтяного бизнеса. "Мы не совсем обычная мелкая нефтекомпания", - любит говорить ее пресс-секретарь Елена Пророкова. "Северная нефть", штаб-квартира которой находится в Усинске, владеет лицензиями на 13 месторождений. Это немного: число лицензий "ЛУКойла" исчисляется сотнями. Тем не менее "Северная нефть" входит в пятерку лидеров по вложениям в добычу (около $50 на тонну нефти) и темпам роста. За семь лет объем производства нефти у "Северной нефти" вырос в 10 раз: в 2000 году он составил 841 тыс. тонн, а в 2001-м вырастет еще на 30%. Для мелкой нефтекомпании просто поразительная динамика.
Известна "Северная нефть" и другим. В 1999 году, проведя допэмиссию акций, компания поменяла владельцев, после чего место председателя совета директоров занял Андрей Вавилов, бывший замминистра финансов. В НАО господин Вавилов известен тем, что губернатор Владимир Бутов лично поддерживал его на выборах в Госдуму от региона. Впрочем, по данным "Власти", губернатор и депутат не так близки, как кажется: господин Бутов просто "топил" на выборах Артура Чилингарова, поддерживаемого "ЛУКойлом". С компанией Вагита Алекперова у губернатора давняя война: "ЛУКойл" почти открыто спонсировал на январских выборах в НАО конкурента господина Бутова Александра Шмакова.
В середине февраля конкурсная комиссия во главе с руководителем комитета природных ресурсов НАО Борисом Давыденко подвела итоги первого этапа конкурса - экспертного анализа ТЭПов. Если считать, что конкурс был заказным, то "Северная нефть" должна была выиграть еще на этом этапе. Но ко второму туру - анализу дополнительных предложений и аукциону денежных бонусов, назначенному на 6 марта, неожиданно допустили все девять заявок. Запахло деньгами.
Накануне праздника
5 марта, улетая в Москву, Владимир Бутов дал наказ господину Давыденко. По информации "Власти", он был прост: "Либо "Северная нефть", либо "Сургутнефтегаз", но лучше, чтобы было больше денег и меньше шума". Делегации нефтекомпаний, участвующих в конкурсе, чуть ли не впервые прилетели в провинцию, чтобы торговаться. Правда, как рассказывал один из участников конкурса, чуть ли не уборщицы в нарьян-марской гостинице говорили ему, что бороться не за что: "Северная нефть" якобы уже обо всем договорилась. Уборщицам верили, но надежда оставалась.
Комиссия решила заслушивать ТЭПы компаний заново в форме докладов по 45 минут. Каждому заслушанному вежливо кивали, и он отправлялся в бар ждать финального вердикта. К ночи атмосфера в барах накалилась: определенного решения не было, заявки с бонусами не вскрывались. Как выяснилось позже, напрасно: в некоторых лежали предложения по $100-120 млн. К утру, так ничего и не дождавшись, нефтяники отправились домой - поздравлять жен с наступающим 8 Марта. Решение по Валу Гамбурцева было принято лишь 10 марта. Как выяснилось, комиссия после дискуссий признала ТЭП "Северной нефти" лучшим и не стала проводить аукцион бонусов. Вскрыли лишь конверт "Северной нефти". Там обнаружился бонус на $7 млн, или $0,11 за тонну приращения запасов (обычная сумма-$1-2 за тонну).
Горе победившим Сообщение, констатирующее, что Вал Гамбурцева продан за $7 млн, поступило в нефтекомпании 11 марта. На следующий день представители "Сургутнефтегаза", "Сибнефти" и "ЛУКойла" провели первую за последние несколько месяцев совместную пресс-конференцию, где твердо заявили: конкурс по Валу Гамбурцева был заказным и должен быть отменен. То, что это не пустые слова, стало известно через несколько дней. Процедуру конкурса стала проверять Генпрокуратура. "ЛУКойл" и другой участник - ООО "Русская аудиторская компания" - стали готовить иски в суд (сейчас к ним присоединилась и прокуратура НАО). Кроме того, проверки затребовала и Госдума. Нефтяники отправили Алексею Кудрину и Герману Грефу письмо с просьбой разобраться, насколько произошедшее соответствует закону.
А утверждение конкурсного протокола главой Минприроды и НАО затянулось: министр Яцкевич замолчал на две недели. Все это время Минприроды отрабатывало компромиссные варианты. Например, по словам источников в министерстве, предлагалось отдать лицензии двум-трем участникам. 27 марта Борис Яцкевич провел пресс-конференцию, на которой заявил: "Лицензия "Северной нефти" будет подписана сегодня". По информации "Власти", господин Яцкевич ждал визита Владимира Бутова, чтобы вместе с ним подписать протокол. Губернатор не приехал. По слухам, он еще 10 марта в достаточно резкой форме (матом) высказал господину Давыденко свое недовольство случившимся. Формально губернатор и министр должны утвердить решение комиссии до 10 апреля. Произойдет ли это или процесс затянется, важно лишь для нефтекомпаний. Но не менее важно другое: почему Вал Гамбурцева, в который вдобавок надо вложить около $900 млн, вызвал такой ажиотаж? Только ли в нем дело?
Сразу или долго? Среди всех обвинений в адрес конкурсной комиссии с точки зрения результата важно только одно. Оппоненты "Северной нефти" единогласно заявляют, что в результате конкурса по Валу Гамбурцева государство потеряло существенные деньги (по оценкам, НАО- до $80 млн, федеральный бюджет - до $60 млн), которые можно было получить на бонусном аукционе. С точки зрения вице-президента "Сургутнефтегаза" Вячеслава Никифорова, все ТЭПы, поданные на конкурс, не имели принципиальных различий: квалификация специалистов примерно одинакова, да и школа одна. По итогам неформальных консультаций специалисты "ЛУКойла" составили таблицу предложений, которая оказалась в распоряжении "Власти".
Не вдаваясь в технические подробности, можно отметить, что предложения все же выглядят по-разному. Тем не менее, по мнению оппонентов, преимущество ТЭПа "Северной нефти", если оно действительно существует, должны были выявить эксперты еще в феврале. Раз этого не произошло, все должны были решить конверты с бонусными заявками. С точки зрения контроля государства или местной власти над проданным месторождением конкурс, несомненно, лучше, чем аукцион. Нефтекомпания, купив участок на аукционе, легко может парировать все обвинения в несоблюдении планов на разработку участка простым аргументом: вам уже заплачено, а это наша собственность. Конкурс сохраняет возможность сказать владельцу лицензии: ты не выполняешь договоренностей и лишаешь нас налогов.
С другой стороны, ни для кого не секрет, что одна из основных целей крупных нефтекомпаний при покупке лицензионных участков - увеличение объемов запасов нефти. От них напрямую зависят капитализация компании, возможность привлекать кредиты на текущие проекты, вес компании в нефтяном мире.
Именно этот момент негласно эксплуатируется сейчас "Северной нефтью" во всех инстанциях. Компания Андрея Вавилова заявляет, что опытную эксплуатацию Вала Гамбурцева начнет в 2002 году. В целом вся стратегия разработки участка "Северной нефтью" - получить нефть как можно быстрее. "Немедленно после получения лицензии мы начнем работу", - говорит генеральный директор компании Александр Самусев. Оппоненты "Северной нефти" считают это блефом и предлагают более поздние сроки начала разработки - вплоть до 2006 года у "Сургутнефтегаза". Последующие пять лет "Сургут", который не добудет на Валу ни тонны нефти, будет получать выгоды от обладания участком - в отличие от НАО, который не полнит налогов в свой бюджет. Впрочем, взамен компания Владимира Богданова обещает потратить $50 млн на геологоразведку и высокие роялти (12%) на всю добытую нефть. Да и бонус "Сургутнефтегаз" обещал немалый- по неофициальной информации, $140 млн. Деньги сразу или в рассрочку- так выглядит дилемма, которую предлагают нефтекомпании властям. Впрочем, похоже, и это не самое главное.
Новые нефтяники
Неизвестно, в какой степени Борис Яцкевич и Владимир Бутов решают именно эту проблему- когда брать деньги. По крайней мере, в околонефтяных кругах считают, что у министра и губернатора сейчас другая задача - замять скандал без политических потерь, не обидев при этом Андрея Вавилова, остающегося крайне влиятельным непубличным политиком. Однако для "Северной нефти" вопрос о Вале Гамбурцева принципиален: это месторождение позволит компании выйти из числа мелких нефтекомпаний.
Элита российского нефтяного бизнеса на конкурсе по Валу Гамбурцева оказалась в неприятной ситуации. Все варианты экстенсивного развития в России (передел собственности, приватизация) по большому счету завершены. Сейчас самое время спокойно заниматься составлением планов на 5-10 лет вперед, получать лицензии на новые участки, завершать эксплуатацию старых, вести спокойный и предсказуемый бизнес. И как раз в этот момент на небосклоне появляются новые претенденты, вносящие элементы непредсказуемости. Возможно, это крайнее раздражение "патриархов" перед агрессивностью "новичков" и объясняет серьезность ситуации: их возможности просто не брались в расчет, и сейчас дело чести крупных компаний - доказать, что они сильнее.
Не секрет, что Андрей Вавилов обладает лоббистскими возможностями, сравнимыми с потенциалом руководителей крупных нефтекомпаний. Но если у "ЛУКойла" они обеспечены миллионами тонн добычи и сотнями миллионов долларов чистой прибыли в год, то "Северная нефть" только начинает развитие. Хотя владельцы ее, судя по всему, весьма небедные и влиятельные люди. По крайней мере, глава Сбербанка РФ Андрей Казьмин не сомневается в их кредитоспособности: большую часть суммы $140 млн, которую вложит в проект "Северная нефть", предоставил ей именно Сбербанк.
Симптоматично, что в конкурсе участвовало ООО "Русская аудиторская компания" которое, по информации "Власти", должно было в случае победы стать основой нового нефтяного бизнеса предпринимателей Льва Черного и Дмитрия Босова. Судя по всему, "новые нефтяники" будут появляться на горизонте и в дальнейшем. Они утратили иллюзии по поводу возможного передела собственности среди ВИНК и перешли к более очевидной стратегии- разработке своей нефти. У них есть деньги, но они не могут инвестировать их в "Сибнефть" или ЮКОС, которые имеют своих владельцев, мало заинтересованных в потере контроля над компаниями. Выход один - любыми путями строить свои "ЛУКойлы" и ЮКОСы, и как можно быстрее, пока "гранды" не оторвались от них на недосягаемое расстояние. Если это так, Вал Гамбурцева- лишь первая ласточка будущих сражений за недобытую нефть.
 


Все замечания и пожелания присылайте по адресу: skv@nefte.ru

ЗАО "Независимое нефтяное обозрение "СКВАЖИНА" (С) 1999 Все права защищены