29 мая 2001 г.
Источник: "Парламентская газета"
Автор: Юрий Сазонов
Северныи завоз - артерия жизни. Почему ее хотят перерезать?
"Круглый стол" Совета Федерации и "Парламентской газеты"
Из года в год российский Север преследует небывалое стихийное бедствие: словно по чьей-то злой воле срываются поставки топлива и товаров, необходимых для нормальной жизни. Из года в год северные регионы взывают о помощи, трубят во все трубы: не дайте замерзнуть. А их не слышат. В этом году все может повториться снова. Наводнение в Якутии уже обострило и без того нелегкую ситуацию с завозом. Как выйти из замкнутого круга? Что следует предпринять, чтобы Север - кладовая России - не вымерз и окончательно не обезлюдел? Эти и другие не менее острые вопросы обсуждали участники "круглого стола" "Обеспечение топливными ресурсами северных районов России: состояние и перспективы", организованного Советом Федерации совместно с редакцией "Парламентской газеты", - члены Совета Федерации, депутаты Государственной Думы, представители министерств, ведомств, нефтяных компаний.
Отдайте обещанное
Ефим КЕРПЕЛЬМАН, заместитель председателя Комитета Совета Федерации по делам Севера и малочисленных народов:
- Кому-то может показаться, что проблема северного завоза не так сложна. Ведь для того, чтобы севера не замерзли, необходимо завезти всего-то 1,5 процента добываемого в стране угля, от 1 до 2 процентов всех производимых нефтепродуктов. На самом деле все не так просто. Если раньше Госпланом расписывалось все, вплоть до названия кораблей, железнодорожных станций, откуда какой состав с углем на Север отправляется, кто его принимает, кто за него расплачивается, то сейчас государство сбросило с себя эту обузу, оставив за собой лишь частичное финансирование завоза. Да, есть у нас регионы, которые могут себя сами всем необходимым обеспечить, но их немного. Как быть тем, кто на дотации? А они постоянно недополучают необходимые топливо, продовольствие, лекарства. Даже в 2000 году, наиболее благоприятном для экономики, северные регионы обделили. Им было доставлено нефтепродуктов всего от 17 до 83 процентов необходимого количества, от 40 до 60 процентов угля. Это значит, что отдельные поселки и города просто обречены на замерзание.
А за все годы реформ правительство профинансировало северный завоз намного меньше необходимого. Причем объемы выделяемых средств сокращаются из года в год. Север почему-то считают бездонной бочкой, в которую ежегодно проваливаются огромные государственные средства, хотя ни для кого не секрет, что в общем и целом Север остается самодостаточным. Он дает федеральному бюджету намного больше, чем потом ему выделяют. Ни для кого не секрет, что без северных поступлений казна давно опустела бы.
Наш комитет вместе с Комитетом Госдумы по проблемам Севера и Дальнего Востока при рассмотрении бюджета на этот год настойчиво потребовал от правительства увеличения средств на северные поставки. И они были зарезервированы в объеме 0,56 процента от бюджета. Однако часть этих денег заложили в дополнительные доходы, которых, кстати, может и не быть… Но они нужны сейчас, когда во многих труднодоступных регионах завоз в самом разгаре. Пройдет месяц-другой - и реки обмелеют, и доставить необходимые грузы можно будет только на вертолетах и по зимникам. Это обойдется втридорога.
Проблема северного завоза признается всеми, но не решается. К ней подходят то с одного, то с другого бока, но сути дела это не меняет. Каждый год как великое благо преподносится новый порядок выделения средств. Если раньше деньги на северный завоз прописывались в бюджете отдельной строкой, то теперь их вогнали в трансферты регионам. Малейшая промашка - и доставка грузов в тот или иной населенный пункт оказывается под угрозой.
Несколько лет назад регионам предоставляли ссуды на завоз. Они их, конечно, брали: не замерзать же без топлива, - но не могли погасить, и сегодня это обернулось уже 30-миллиардной задолженностью. Например, на Магаданской области гирей повисли миллиардные долги по завозу, которые никто не хочет ни списать, ни реструктурировать. А долги-то эти образовались за счет того, что поставщики ободрали многих северян как липку. Нас до сих пор попрекают тем, что два года назад корейцы доставляли на Чукотку нефтепродукты на своих танкерах. Вы скажете непатриотично просить помощь у иностранцев, а как быть, если свои речники и нефтяники буквально прижимают северян к стенке: возвращайте долги сегодня, не то завтра ничего не получите.
Так давайте все же определимся, чья же это все-таки проблема, северный завоз, регионов или государства?
Александр НАЗАРОВ, председатель Комитета Совета Федерации по делам Севера и малочисленных народов:
- Почему-то у многих создается впечатление, что северные регионы приучили к бюджетной кормушке, средств на завоз им сполна выделяется, но на самом-то деле денег катастрофически не хватает. Тарифы на перевозку грузов меняются несколько раз в году. И мы сегодня заранее говорим, что с транспортниками полностью не расплатимся, топливо в полном объеме не закупим.
Были бы деньги, а топливо завезем
Юрий КОВАЛЬЧУК, начальник управления поставок Министерства энергетики:
- Я бы не стал все так драматизировать. Ситуация для завоза в этом году более благоприятная. Топливных ресурсов в стране предостаточно. А вот от авралов мы не за- страхованы. Ведь, к сожалению, до сих пор не все регионы согласовали с Минэкономразвития и прислали нам свои заявки на топливо. В прошлом и позапрошлом году под гарантии Минфина и администраций регионов мы утверждали специальные графики поставок нефтепродуктов, в которых указывались и объемы, и расчетная стоимость их перевозки, и цена за тонну топлива, и общая сумма затрат, и сроки перечисления денег. Так что можно сразу видеть, кто за что отвечает и с кого за что спрашивать. Больше порядка было. В этом году от графиков отказались.
В прошлом году мы завоз по малым и быстро мелеющим рекам выделяли особо. Взяли его под особый контроль, и 250 тысяч тонн топлива было доставлено вовремя. Теперь и от этого отказались. На что же рассчитывают - на то, что все само собой образуется? Не образуется… Мы каждую неделю вместе с нефтяными компаниями рассматриваем у себя на оперативках вопросы завоза на Крайний Север. Они говорят: мы еще раз готовы пойти на-встречу северянам, но сколько можно уступать, когда с нами расплатятся? Терпение у нефтяников на исходе. Им должны 17 миллиардов рублей только за поставки, финансируемые из федерального бюджета.
Алексей РЕДЬКИН, заместитель руководителя департамента регулирования производственной деятельности речного транспорта Министерства транспорта:
- А что прикажете делать предприятиям речного и морского транспорта? У них тоже терпение лопается. За перевозку грузов им задолжали колоссальные суммы. Только два региона - Эвенкия и Республика Саха (Якутия) - задолжали Енисейскому пароходству около 235 миллионов рублей. Если, к примеру, наш партнер "ЛУКОЙЛ" находит возможность строить суда, пополнять свой флот, то наши пароходства за последние 20 лет практически ничего не смогли приобрести. Возраст судов достигает критической отметки.
Я не могу также не сказать и о том бедственном положении с навигацией, в которое мы попали на Лене. Осетровский порт, от которого зависит в основном весь завоз грузов как в северные районы Иркутской области, так и Якутию, затоплен. Ушли под воду 98 тысяч складских помещений, 29 портальных кранов, почти все железнодорожные и подкрановые пути, все кабельные линии, нефтебаза. Насосные установки вышли из строя, сотни тысяч тонн нефтепродуктов не могут быть отгружены. По предварительным оценкам, потеряно от 500 до 1000 тонн угля. Работы в порту ведутся в режиме чрезвычайного положения.
Игорь БОНДАРУК, статс-секретарь, заместитель генерального директора Российского агентства по государственным резервам:
- Госрезерв готов выделить Якутии керосин, бензин, дизельное топливо на спасательные работы. Но пройдет еще год-два, и этого не будет, потому что долги нам не возвращают. На сегодня северные территории должны государственному резерву только топлива и нефтепродуктов на 3,8 миллиарда рублей, из них 3 миллиарда - то, что было взято с разрешения властей, и 800 миллионов просто украдено. Вот такая ситуация. И чем дольше она продлится, тем меньше возможностей будет у нас оказывать помощь и при стихийных бедствиях, и в организации того же северного завоза.
Из федерального бюджета уже 8 лет мы ничего не получаем, пополнять запасы не на что. Переводить деньги государственному резерву не хотят. Так давайте примем программу, по которой нефтяные компании закладывали бы нам нефтепродукты в счет своих платежей в федеральный бюджет. А мы бы их при первой необходимости могли поставить северным регионам.
Негоже всех стричь под одну гребенку
Николай ПИСКУН, депутат Госдумы:
- Я категорически против огульного списания долгов, как это предлагает, например, та же Амурская область. Не получится ли так, что, уравняв всех, мы, как теперь говорят, кинем людей добропорядочных, законопослушных, которые полностью рассчитались с долгами, оставив население своих регионов в нищете. А те, кто преспокойно увел государственные деньги за рубеж, купил на них недвижимость и ничего отдавать не собирается, как жили, так и будут жить без забот. Любой долг должен быть возмещен, но с умом. Надо искать справедливые формы взаимозачетов, определиться наконец, как быть с этими долгами.
Государство сразу должно было поставить условия работающим на Севере нефтяным компаниям: возьметесь обеспечивать топливом свою территорию - получите месторождения под разработку. Но этого не было сделано. Легкие нефтедоллары кому-то вскружили голову, хлынули за рубеж, а на местные администрации повесили удавку - завоз. К этому вопросу все равно надо возвращаться, какое бы противодействие это ни встречало у лоббистов в Госдуме и Совете Федерации. Иначе мы вечно будем дискутировать и не находить решения.
Константин ДОЦЕНКО, и.о. руководителя департамента по делам Севера Министерства экономического развития и торговли:
- Долги долгами, но давайте все же признаем, что северные регионы финансируются сейчас с опережением графика. Из предусмотренных законом 6 миллиардов 650 миллионов рублей им переведено уже без малого четыре миллиарда. А с учетом ссуд, которые брали территории под гарантию предоставления финансовой помощи на северный завоз, еще больше - около 80 процентов.
Какие это дало результаты? На 10 мая заготовлено нефтепродуктов в 2,6 раза больше, чем за то же время в прошлом году, а по углю - на 20 процентов больше. Теперь вот придется изыскивать еще дополнительные деньги на завоз в связи с наводнением в Якутии.
Светлана КАРЧЕВСКАЯ, начальник отдела по взаимодействию с районами Крайнего Севера департамента по межбюджетным отношениям Министерства финансов:
- Мне очень обидно, что положительную работу Минфина отрапортовали другие ведомства, а нас только ругают. А ведь это мы добились опережающего финансирования регионов. Отправили им денег более чем вдвое больше, чем должны были бы отправить к этому времени. Но у меня нет уверенности, что они пойдут по прямому назначению, а не на покупку квартир, взрывчатки, зарплату, приобретение мукомольного оборудования, как это раньше было. Нецелевое использование бюджетных средств становится притчей во языцех. Многим это легко сходит с рук. Государство не даст регионам замерзнуть. Этим многие пользуются.
В Эвенкии, например, из года в год "завозные деньги" тратят на что угодно, только не по прямому назначению. Мы в прошлом году, закрыв на все глаза, согласились выделить Эвенкийскому автономному округу средства на завоз только под конкретные договора с нефтяными компаниями. Казалось бы, на этом беспорядок должен был закончиться. Но государственные деньги опять умудрились потратить не по прямому назначению. Как это понимать? И теперь в соответствии с Бюджетным кодексом мы обязаны взыскивать их с этого региона в сумме 106 миллионов рублей из денег, выделенных на завоз.
Николай АНИСИМОВ, представитель в Совете Федерации от Законодательного собрания Эвенкийского автономного округа:
- Вы говорите - нецелевое расходование. А откуда деньги на бензовозы взять дотационному региону? Если раньше Эвенкию углем отапливали, то сегодня практически полностью перешли на сырую нефть. Не будешь же нефть по зимнику на "Буранах" возить? Почему это нигде не учитывается? Почему тарифы на доставку грузов по рекам в Эвенкию, располагающуюся на территории Красноярского края, согласовывают с администрацией этого региона, а с нами не советуются?
Вы что, в этом году без каравана хотите Эвенкию оставить? Ну повторим 1998 год, когда в отдаленные поселки самолетами топливо забрасывали. Кому это выгодно? Администрация Эвенкийского автономного округа еще в марте отправила в Минфин письмо с просьбой найти дополнительные средства под закупку топлива, продовольствия. Май заканчивается - ответа нет.
Светлана КАРЧЕВСКАЯ:
- Ответ будет. Но поймите, помочь вам непросто. Сейчас рассматривается вопрос о выделении Эвенкии бюджетной ссуды, но, я подчеркиваю, так просто денег вам никто не даст. Они должны идти под конкретные договора.
Ефим КЕРПЕЛЬМАН:
- Вы хотите поставить регионы в жесткие рамки? Это что, наказание? А справедливо ли губернатора дотационного региона обвинять в нецелевом расходовании средств, если во время поставки топлива ему срочно потребовалось приобрести для населения лекарства? Ведь без лекарств, как и без тепла, пищи, человек может умереть. Как быть, когда северянам посылают социальный стандарт, сравнимый разве что с рационом узников концлагерей, предлагая учащихся интернатов кормить на 4 копейки в день...
Тришкин кафтан трещит по швам
Игорь ЧЕРНЫШЕНКО, депутат Госдумы:
- Если и в бюджете на следующий год мы будем также подходить к формированию Фонда поддержки северных территорий, в том числе и северного завоза, то скоро все северяне протянут ноги. С Севера бегут люди трудоспособного возраста, специалисты. Не получится ли так, что через пять-шесть лет мы заново будем осваивать Север? Это обойдется государству втридорога.
Александр НАЗАРОВ:
- И все же надо отдать должное Минфину. Да, в этом году действительно финансирование Севера идет с опережением. Но мы же с вами почти в четыре раза по сравнению с 1998 годом сократили объемы северного завоза. Да еще на бюджеты северных территорий взвалили коммунальные платежи.
Принято считать, что на северах привыкли жить на широкую ногу: сколько завезли - столько и съели. Мне обидно это слышать. Я пятнадцать лет положил на то, чтобы заставить людей на Чукотке экономить. В отдельные поселки мы сократили завоз в 3-4 раза, хотя население не уменьшилось. Навели порядок, и, представьте, завезенного хватает на год. И как бы там наверху ни крутили, ни вертели, а коль сложилась на Чукотке цифра миллиард 800 миллионов рублей на завоз, от этого никуда не деться. Также и в других регионах, а деньги им пытаются урезать. При этом почему-то не учитывают, что сегодня Дальневосточное и Мурманское пароходства увеличили провозные платежи. Закупочные цены на топливо поднялись. Все идет к тому, чтобы заботу о северном завозе как можно скорей полностью переложить на плечи регионов, не создав для этого необходимых условий.
Светлана КАРЧЕВСКАЯ:
- Согласна, что в таком деле не надо спешить. И мы, со своей стороны, настояли на том, чтобы в бюджете на 2002 год строка на северный завоз сохранилась. Он также будет заложен в трансферты. Они определяются по специальной методике, учитывающей особенности северных территорий, их заселенность, транспортную доступность.
Ефим КЕРПЕЛЬМАН:
- Выделение средств северным регионам по вашей методике, простите, напоминает тришкин кафтан. Чтобы его залатать, с одного места отрезают, к другому пришивают…
Николай ПИСКУН:
- Когда же мы поймем, что, не осознав, в каких нечеловеческих условиях живут люди на Севере, нельзя вершить его судьбу. Скажите на милость, как выжить корякам, если по самым строгим меркам им требуется для завоза 900 миллионов рублей, а им дают в три раза меньше. И то со скрипом.
Зачем богатой невесте просить милостыню
Александр НАЗАРОВ:
- Разумеется, в федеральном бюджете всех тонкостей не предусмотреть, да и нужно ли это делать? У правительства должна болеть голова не о том, где какую заплату поставить, а как заинтересовать производителей нефтепродуктов самостоятельно завозить горючее на Крайний Север, как это делается, например, в Канаде, США. Ведь там государство не занимается поставками. Там компании везут на север все - от топлива до носовых платков, потому что им это выгодно.
Организация северного завоза еще раз заставляет вспомнить прописную истину - когда экономические рычаги не работают, любое дело доходит до абсурда. Мы на валютный кредит на остров Шмидта завезли топливо. Его концы до сих пор ищут. А чего искать? Сгорела небольшая дизельная электростанция. Ее можно было бы за неделю восстановить. С ней возиться не стали и запустили другую электростанцию, большей мощности. За 15 дней почти на два миллиона долларов дизельного топлива сожгли. Поступили безответственно, а наказать рублем некого.
Я бы так сказал, что в выделенных государством на завоз деньгах уже заложен сам механизм безответственности. К примеру, на доставку с материка 300 килограммов солярки нужно сжечь 2 тонны топлива. Как ни странно, нефтепродукты и уголь, которые добывают на Севере, приходится завозить сюда с материка, потому что на том же Ямале получить в свой бюджет добытое здесь топливо сложно. Так зачем же мы обманываем себя?
Ефим КЕРПЕЛЬМАН:
- Пожалуй, самой большой проблемой в организации северного завоза стали взаимоотношения между тремя уровнями власти (федеральной, региональной и местной) и компаниями-перевозчиками. Эти отношения должны быть отрегулированы специальным законом. Хочу напомнить, что еще в 1998 году в Законе о бюджете России было предписано правительству подготовить такой законопроект. Правительство от него отмахнулось. Тогда этой проблемой занялся Комитет Совета Федерации по делам Севера и малочисленных народов и подготовил такой законопроект. Он уже прошел первое чтение в Госдуме.
Развалить систему легко. А вот построить...
Игорь ЧЕРНЫШЕНКО:
- К сожалению, я не разделяю оптимизма по поводу закона о поставках продукции. Мы готовы его вместе с Советом Федерации переработать. Но не будет ли это напрасный труд? Закон еще не покинул стены Государственной Думы, а к нему уже относятся с неприятием и в правительстве, и в администрации Президента. В их заключении на закон сказано, что проблема северного завоза должна входить в компетенцию только субъектов Федерации. Центр якобы вообще не должен вмешиваться в этот процесс.
Комитет Госдумы по проблемам Севера и Дальнего Востока не раз ставил вопрос ребром - обеспечение регионов топливом должно быть важнейшей заботой государства. К сожалению, у правительства здесь нет четкой схемы действий. Мы неоднократно поднимали на разных уровнях вопрос о крайне неэффективной работе по топливообеспечению, о том, что должен быть государственный координатор, который бы не только регулировал, сколько какому региону надо топлива и денег на эти цели выделить, но который прежде всего объединил бы усилия регионов (я имею в виду и местные органы власти, и субъекты Федерации, и топливные, транспортные компании и т.д.) для решения единой задачи. Должен быть, извините за условность выражения, некий диспетчерский пункт, в который бы поступала полная информация по регионам: где, сколько, чего, когда завезено и какие есть остатки.
Сегодня отсутствует единый центр, где бы собиралась вся информация по завозу. Раньше этим занимался Госкомсевер. Его ликвидировали в прошлом году. Новое правительство посчитало, что никакой специфики на Севере нет и проблемы арктической зоны ничем не отличаются от проблем Воронежской области или, скажем, Карачаево-Черкесии. Функции того же северного завоза были переданы Минэкономразвития. И теперь сведения о завозе приходится собирать, как говорится, с миру по нитке. В каких-то ведомствах есть сведения по углю, в каких-то - по мазуту и т.д. А в итоге нет единой картины.
Неудивительно, что при рассмотрении закона о северном завозе чиновники заявляют депутатам, что, оказывается, у нас все в порядке с северным завозом и последние два года никаких проблем в этой связи в России нет. А то, что мерзнут города и поселки, это, получается, уже чужая ответственность и чужая головная боль.
Без закона как без рук
Александр НАЗАРОВ:
- Надо добиться, чтобы нас поняли. Так давайте же все вместе доработаем наш закон о северном завозе. Заинтересуем нефтяников завозить топливо на севера, ставить там автозаправки. Основной целью закона должна стать политика государственного протекционизма в отношении к компаниям-перевозчикам, участвующим в северном завозе, а также жесткая система контроля за расходованием средств. Надо создать такую систему обеспечения этих регионов всем необходимым для жизни, которая позволяла бы им самостоятельно решать такие проблемы. Имея в своих недрах энергетические ресурсы, Север России может вполне сам себя обеспечивать ими. Для этого часть средств, предназначенных для разработки угольных и нефтяных месторождений Севера, необходимо направлять в эти регионы.
Так давайте поспорим с правительством, с администрацией Президента, убедим их в этом, докажем, что Север заслужил к себе достойное отношение. А северный завоз сам по себе не панацея. Дело даже не в отдельно взятом законе или ведомстве в лице бывшего Госкомсевера, на который перекладывались все заботы по северному завозу. Нужна внятная, комплексная государственная политика, которая бы касалась не только завоза топлива, но и всех сторон жизни северян. Если ее не будет, то так и останется российский Север зоной стихийного бедствия.
Более двух часов продолжался разговор за "круглым столом". Почти по каждому вопросу, касающемуся завоза на Север необходимых товаров, шла острая дискуссия. Участники "круглого стола" то соглашались друг с другом, то расходились во мнениях. Однако в конце дискуссии пришли к единому мнению: без государственной поддержки северного завоза мы можем потерять весь Север со всеми его несметными богатствами. А это уже будет больше чем ошибка. Потомки нам этого не простят.
И последнее. Участники "круглого стола" выражали надежду, что высказанные ими предложения, замечания по обсуждаемой проблеме, опубликованные на страницах "Парламентской газеты", не пройдут мимо администрации Президента, правительства. Не оставят их равнодушными. И общими усилиями многострадальная проблема северного завоза будет раз и навсегда решена.
 


Все замечания и пожелания присылайте по адресу: skv@nefte.ru

ЗАО "Независимое нефтяное обозрение "СКВАЖИНА" (С) 1999 Все права защищены