Поиск:
События
Black Submarine
Ляп-Петролеум
Криминал

Госструктуры
Компании
Персоналии
Проекты
Трубопроводы

Законы
Словарь
Нефть в мире
История
Экология

Дискуссия
Интервью
Консультации
Нам пишут

30 июня 2000 г.
Источник: еженедельник "Панорама" (Казахстан)
Авторы: Ярослав Разумов
На нефтяной конференции в Москве каспийская тема практически не звучала, хотя российский ТЭК переживает сильный кризис
На прошлой неделе в Москве прошла MIOGE 2000 - 9-я Московская международная нефтегазовая конференция, российский аналог популярной в Казахстане KIOGE. Организуемые известной международной выставочной компанией ITE, конференции являются своеобразным систематическим индексатором как состояния нефтегазовой промышленности и связанных с ней сфер бизнеса в ряде стран СНГ (подобные мероприятия проводятся также в Азербайджане, Туркмении и Узбекистане), так и внимания к этим сферам экономики иностранных инвесторов. Уже первые выступления участников конференции показали, что в российской топливно-энергетической сфере происходят очень сложные процессы, в которых в данное время явно преобладают негативные тенденции. Если в предыдущие годы MIOGE в значительной степени демонстрировала стремление российских представителей показать иностранным участникам потенциал нефте- и газодобывающей промышленности России, то на этот раз больше внимания уделялось проблемам отрасли и вероятным путям их решений. Российский нефтегазовый бизнес в своей презентационной активности явно стал взрослее и практичнее после кризиса в отрасли 1998-1999 годов, каким, видимо, еще предстоит стать нефтебизнесу казахстанскому.
Это, впрочем, не единственное отличие в оценках экономической и конкретно нефтегазовой ситуации в наших государствах: обращает на себя внимание, что в России все официальные представители власти и бизнеса, говоря об экономическом росте в стране в последний период, однозначно связывают его не с некими внутренними успехами по реструктуризации экономики, а почти исключительно с состоянием мировых цен на нефть, проявляющих, как известно, удивительную стабильность на нетрадиционно высокой планке. Неоднократно звучала эта мысль и на конференции, однако без эйфории: законодатели, представители исполнительной власти, бизнесмены и эксперты в один голос призывали воспользоваться сложившейся беспрецедентно выгодной, но явно не бесконечной ситуацией и создать условия для более устойчивого, не зависящего тотально от краткосрочных колебаний мировой ценовой конъюнктуры положения топливно-энергетического комплекса. Ситуация же в российском ТЭКе очень сложна: эта несущая конструкция российской экономики близка к тому состоянию, когда она начнет захлебываться в проблемах. Сергей ГЕНЕРАЛОВ, в прошлом министр топлива и энергетики, а ныне председатель комиссии Государственной Думы по защите прав инвесторов, охарактеризовал основные проблемы ТЭКа: серьезное замедление воспроизводства сырьевой базы отрасли и ухудшение ее качественных характеристик; дефицит инвестиций во всех отраслях комплекса, особенно в газовой; диспропорции в ценовой политике, которые деформировали структуру спроса на энергоносители; несовершенство налоговой политики, в результате чего уровень налоговых изъятий слишком высок для результатов деятельности предприятий; усугубление научно-технического отставания нефтегазодобычи; высокий износ основных производственных фондов; большая зависимость российского ТЭКа от состояния мирового рынка энергоносителей.
- Нерешенность этих проблем или запаздывание с их решением может привести к тому, что ТЭК России в ближайшие годы станет тормозом для экономического развития страны,- заявил г-н Генералов.
Особенно опасна для ТЭКа первая из перечисленных проблем - истощение производственного потенциала, отставание прироста объемов разведанных запасов нефти и газа от объемов их добычи. Сильнее всего это происходит в районах традиционной нефтедобычи, причем практически во всех: в Западной Сибири, на Урале, в Поволжье, на Северном Кавказе. Именно в этих регионах больше всего развита инфраструктура добычи, транспортировки и переработки углеводородов, то есть экономика регионов более, чем где-либо, сориентирована на нефте-, газодобычу, и в силу этого снижение объемов разведанных запасов с последующим уменьшением и объемов добычи способно создать негативный мультипликативный экономический эффект. Ухудшается и структура разведанных запасов нефти и газа: в ней увеличивается доля трудноизвлекаемых высоковязких нефтей, нефтей с глубоко залегающих горизонтов, вновь открываемые месторождения все чаще оказываются не очень богатыми запасами углеводородов (хотя, судя по цифрам статистики, положение с ресурсной базой не должно внушать большого беспокойства - в России на 1 января 2000 года открыто 2 601 месторождение нефти и 239 газовых месторождений, в разработке же находится лишь 1 129 из общего числа месторождений).
На таком фоне с большой долей осторожности можно воспринимать прогнозы экономического развития России на период до 2015 года, обнародованные на конференции в выступлении заместителя министра экономического развития и торговли Леонида БОНДАРЕНКО: объем ВВП должен вырасти в 2,1-2,3 раза, промышленного производства - в 2,4-2,8 раза, сельского хозяйства - в 1,9-2,1 раза. Ожидается рост инвестиций в основной капитал в 3-4 раза, реальных доходов населения - в 2,3 раза. При этом, по прогнозам этого нового российского министерства, добыча нефти должна увеличиться в 1,15 раза по сравнению с уровнем 1998 года и составить 350 млн тонн в год, а газа - 730-760 млрд кубометров. Учитывая, с одной стороны, широко известную зависимость всей российской экономики от нефтегазового сектора, а с другой - его очень сложное положение сегодня, которое не выправить за короткий срок (как и высокую энергоемкость промышленности), можно с большой долей уверенности предположить, что если не все продекларированные цифры, то многие из них останутся на бумаге. В том же докладе звучала оценка состояния основных фондов всех отраслей российского ТЭКа как "катастрофического".
- Для удовлетворения прогнозируемых потребностей страны в топливе и энергии, обеспечения эффективности промышленного производства и его конкурентоспособности необходимо за период 2001-2015 годов направить в ТЭК до $215 млрд инвестиций, увеличив их ежегодный объем по сравнению с 1999 годом примерно в 3,3 раза,- заявил г-н Бондаренко.
Пока же у российского нефтегазового комплекса не хватает финансовых ресурсов даже для поддержания минимальных воспроизводственных процессов. Но при этом именно собственные средства нефтедобывающих компаний должны стать основным источником инвестиций в развитие ТЭКа. Для этого предполагается формирование системы налоговых льгот для предприятий комплекса, в частности освобождение от платежей за пользование недрами и налога на прибыль на период до полной окупаемости проектов. Насколько удастся властям реализовать все эти планы, покажет время, но нельзя не вспомнить, что подобные идеи звучали на конференции MIOGE еще два-три года назад.
Хотя позитивные оценки по этому поводу все же звучали. Так, г-н Генералов считает, что в ближайшее время в нефтегазовой сфере страны налоговая политика государства поменяет свой вектор от фискальной, каковой она была все эти годы, к инвестиционно ориентированной. Этому, по словам экс-министра, будет способствовать состав нынешней Думы, которая более профессиональна, чем предыдущие.
- Впервые за десять лет есть совпадение во взглядах правительства и Думы,- заметил г-н Генералов.
Еще более важным фактором, стимулирующим изменение государственной, в том числе и налоговой, политики в отношении ТЭКа в выгодную ему сторону, явно станет лоббирование интересов комплекса со стороны нефтегазовых компаний с обязательной при этом апелляцией к потенциальным проблемам для всей экономики, которые действительно велики: по оценкам первого вице-президента Тюменской нефтяной компании Григория УРЕВИЧА, к 2005 году, при условии роста производства в промышленности, страна может столкнуться даже с дефицитом нефти для внутреннего рынка, не говоря уже об экспорте. Уже сейчас эти тенденции начинают ощущаться: согласно приведенным на MIOGE-2000 цифрам, для обеспечения энергетической безопасности России необходимо добывать не менее 400-450 млн тонн нефти в год (в 1999-м было добыто 305 млн тонн), перерабатывать не менее 300 млн тонн (155,7 млн тонн), экспортировать 150 млн тонн вместо 120-130 млн тонн в последние годы. В то же время только для восстановления прежних, докризисных (то есть на уровне 1990 года) объемов добычи потребуется не менее 4-5 лет, а объемов переработки - 12-15 лет. Таким образом, получается, что к 2004 году, когда, по оценкам многих экономистов, российскую экономику ожидает масштабный системный кризис, стране даже при оптимальной политике властей в отношении ТЭКа и увеличении объемов инвестирования не удастся преодолеть кризисные явления в нефтегазовом секторе. Хотя обычно представители бизнеса не склонны публично вдаваться в анализ кризисных явлений (поскольку это невозможно без затрагивания политических моментов), но на этот раз на конференции звучала и эта тема. Г-н ШАРИФОВ, вице-президент компании "ЛУКойл", в своем распространенном на MIOGE докладе связал кризис в отрасли с той схемой экономических реформ, которая реализовывалась в России последние десять лет.
- Надо прямо сказать, что приватизация промышленных предприятий, либерализация экономики, острейший дефицит денег привели к тому, что за годы реформ в России сформировалась сырьевая, экспортоориентированная модель развития экономики и нефтяного бизнеса, не было ни стратегии, ни долгосрочной государственной программы экономического развития страны. Основные причины сырьевой ориентации России связаны, во-первых, с необходимостью пополнения государственной казны валютой, во-вторых, с тем, что развитые страны заинтересованы, чтобы Россия оставалась источником сырья, а не производителем высокотехнологичной продукции,- считает г-н Шарифов.
Чтобы вице-президент ведущей нефтедобывающей компании публично заговорил словами, которые раньше звучали только от идеологов левой оппозиции, в экономике страны действительно должны были произойти очень негативные процессы. Пожалуй, это характеризует российские экономические реалии, в том числе и в ТЭКе, более, чем любая статистика.
Хотя с 1990 года происходит стабильное снижение добычи нефти, обеспеченность ее разведанными запасами также снижается за счет падения геологоразведочных работ. В период с 1994-го по 1998 год новыми открытиями запасов было компенсировано лишь 73% добычи нефти и 47% - газа. Технико-экономические показатели старых месторождений ухудшаются: растет обводненность, снижается пластовое давление, падает дебит скважин (за годы реформ он сократился на 33,6%). Около 50% разведенных запасов российской нефти сегодня могут быть классифицированы как трудноизвлекаемые, бесприбыльные и нерентабельные. Усугубляются проблемы ТЭКа еще и тем, что большая часть перспективных не разрабатываемых месторождений расположена в северных регионах страны: Восточной (22%) и Западной (16%) Сибири, Ненецком автономном округе, то есть в неблагоприятных в климатическом плане и плохо или вообще не обустроенных в инфраструктурном отношении местностях. Тем не менее именно на них делается ставка в стратегии развития отрасли: среди нефтяных регионов, освоение которых стоит на повестке дня российского ТЭКа, называются Тимано-Печорская нефтегазоносная провинция, Красноярский край, Эвенкия и Якутия, шельф Баренцева, Карского и Охотского морей. Это можно было бы воспринимать как малореальные проекты, если бы не прецедент с сахалинским шельфом. Проекты "Сахалин-1" и "Сахалин-2", вопреки массе проблем, связанных с практикой режима "Соглашения о разделе продукции" (СРП), осуществляются: летом прошлого года по проекту "Сахалин-2" была добыта первая нефть. Интерес иностранных компаний к проектам растет (возможно, скоро в сахалинский проект вступит одна из крупных компаний, потерпевшая ранее фиаско в Казахстане). Изучается и возможность разработки запасов Восточной и Западной Сибири с дальнейшим экспортом на Китай. Компания "Транснефть" предполагает, что нефтепровод на КНР, ТЭО которого уже выполнено, будет стоить $1,5 млрд и вступит в строй в конце 2005 года.
Любопытно, что среди перспективных регионов нефтедобычи на конференции MIOGE практически не звучал Каспий. Казалось бы, ожидания открытия большой нефти на шельфе должны были найти отражение в выступлениях представителей российского нефтяного истеблишмента, однако этого не произошло. Упомянул о Каспии лишь вице-президент "ЛУКойла" г-н Шарифов, что вполне понятно, учитывая работы компании на шельфе и заявления об открытии большого месторождения весной этого года. Кстати, отношение к этим заявлениям среди российских экспертов достаточно неоднозначное - в кулуарных разговорах высказывается мысль, что одной пробуренной скважины для серьезных оценок мало и что информационная пауза, последовавшая после весенних реляций, выглядит неожиданно. Тем не менее, несмотря на невнимание участников конференции к Каспию, тема сотрудничества России и Казахстана в нефтедобывающей отрасли все же оказалась затронутой. Иан МАКДОНАЛЬД, президент компании "Шеврон Нефтегаз", подробно рассказал о ходе строительства нефтепровода Тенгиз - Новороссийск. Его успешное завершение будет сигналом и для других западных инвесторов о возможности продуктивной работы в кКаспийском регионе, заявил г-н Макдональд. Российскими представителями на конференции было объявлено, что "в ближайшее время" "Шеврон" подпишет еще один "очень интересный" контракт в России. Подробностей о предстоящем событии обнародовано не было, но, возможно, ответ на этот вопрос надо искать в следующих словах г-на Макдональда:
- В будущем будет нелегко, поскольку легкой нефти уже не осталось нигде в мире, новыми регионами становятся Каспий, Тимано-Печора, Дальний Восток, а также геологически сложные месторождения Западной Сибири. Разработка этих ресурсов потребует огромных средств и изобретательности.
Тема взаимоотношений России и Казахстана в нефтяной сфере была продолжена уже в частном интервью Панораме Андрея КОНОПЛЯНИКА, советника Минтопэнерго Российской Федерации. Отвечая на вопрос, будут ли наши страны конкурентами друг другу в случае, если на Кашагане будет найдена действительно большая нефть, эксперт отметил, что конкурентные позиции вполне возможно будет трансформировать в сотрудничество. Россия и Казахстан совместными усилиями на государственном уровне могли бы регулировать темпы, направления, масштабы совместного освоения двух секторов шельфа Каспия, чтобы максимально эффективно загрузить существующую инфраструктуру и обеспечить более дешевое привлечение финансирования для проектов, так как если обе страны одновременно выйдут на финансовые рынки со спросом на инвестиции, то ставки на нем, естественно, подскочат. Другим направлением сотрудничества могут стать, как ни странно, вопросы транспортировки казахстанской нефти через российскую территорию. Сейчас этот вопрос вызывает критические настроения у российских нефтеэкспортеров, однако, по мнению г-на Конопляника, ситуацию можно изменить. Нефтепровод Баку - Джейхан "неконкурентоспособен ни при каких обстоятельствах", и одним из экономически приемлемых направлений экспорта казахстанской нефти мог бы стать ее экспорт через строящуюся сейчас в России Балтийскую нефтепроводную систему (БТС) с выходом на Балтийское море в обход портов прибалтийских республик. Казахстану это дало бы выход на рынок северо-западной Европы, которого (напрямую) сейчас у него нет. Сегодня строительство идет в направлении российского порта Приморск, однако есть идея продолжить нефтепровод на финский порт Порво, менее подверженный замерзанию в зимний период. Российская сторона сейчас с трудом может обеспечить необходимые для этого объемы нефти, и здесь ее могла бы компенсировать, к выгоде России, Казахстана и Финляндии, казахстанская нефть. Впрочем, возможность именно этого гипотетического проекта совместного сотрудничества была практически дезавуирована в докладе Семена ВАЙНШТОКА, президента компании "Транснефть". Он отверг саму идею продолжения БТС до порта Порво: "Мы не для того устраняем зависимость от Латвии, чтобы попасть в зависимость от Финляндии".
Но и г-н Вайншток говорил о транспортировке казахстанской нефти через БТС на польский порт Гданьск. Вообще президент "Транснефти" немало внимания уделил китайскому направлению экспорта, так как на средиземноморском, по его мнению, ожидается ухудшение ценовой конъюнктуры в связи с предстоящим вводом в строй КТК.
Г-н Вайншток также заявил, что "возможно повышение тарифа для казахстанской нефти", а также весьма жестко высказался по поводу качества нефти из Казахстана, экспортируемой через Каспий на нефтепровод Махачкала - Новороссийск. "Транснефть" выдвигает претензии по поводу ее несоответствия заложенным в договоре о транспортировке качественным характеристикам. И грозит мерами вплоть до остановки прокачки. Естественно, что популярной темой на конференции был прогноз мировых цен на нефть. Эксперты высказывались на этот счет очень осторожно, но, суммируя все высказывания, можно предположить, что к концу текущего года цена на нефть может составить порядка $23-25 за 1 баррель, что вполне приемлемо и для России, и для Казахстана, хотя, конечно, далеко от уровня начала 2000 года. Обращали на себя внимание и очень осторожные высказывания экспертов по поводу возможностей форсированного наращивания нефтедобычи: исполнительный директор Союза нефтеэкспортеров России Евгений САМОЙЛОВ связал эту осторожность даже не с техническими возможностями ТЭКа, а с психологическим состоянием перегретого мирового нефтяного рынка.
- Рынок до того чувствителен, что иногда даже безответственные заявления высоких чиновников начинают его будоражить, уровень цен достаточно высокий и он может остаться таким даже после очередной сессии стран - членов ОПЕК,- заявил г-н Самойлов.
В этой связи в Казахстане было бы полезно проанализировать возможное воздействие на мировые цены заявлений об открытии большой нефти на Кашагане, которое, судя по некоторым признакам, может быть сделано вскоре. Не навредим ли мы тем самым сами себе, спровоцировав (конечно, наряду и с другими мировыми факторами, не зависящими от нас) мировой рынок к понижению цен?.
Большей, нежели нефтяная, динамикой обладает сейчас газодобывающая сфера России. "Газпром" интенсивно осуществляет два мощных проекта: строительство газопроводов Ямал - Западная Европа и Россия - Турция (так называемый "Голубой поток"). Второй проект интенсивно реализуется, и ожидается, что к 2010 году его экспортная составит 16 млрд кубометров газа в год. Проект начал реализовываться вопреки широко распространенному скепсису - так, год назад, во время визита в Алматы, скептическое мнение высказывал специальный советник президента США по энергетике Каспийского бассейна г-н Вулф (пожалуйста, Панорама, №26, 1999). Юрий ГОРЯИНОВ, член правления "Газпрома", заявил, что этот проект будет реализован в сроки, так как турецкий газовый рынок, растущий очень быстрыми темпами, крайне интересен для компании. Если заявления российских "газовых генералов" окажутся соответствующими действительности, то это практически похоронит идею газопровода из Туркмении в Турцию через Каспийское море и вообще усложнит для всего Закаспийского региона выход с углеводородным сырьем на внешние рынки. Косвенно это может создать проблемы и для Казахстана, так как в случае, если на казахстанском шельфе масштабная добыча нефти все же начнется, встанет вопрос, что делать с попутным газом - ближайший емкий рынок для него - турецкий - окажется уже занят "Газпромом". В целом, резюмируя итоги конференции, можно отметить несколько основных моментов, характерных как для российского ТЭКа, так, видимо, и для аналогичных отраслей всех нефтедобывающих стран СНГ. Кризис последних лет показал и иностранным инвесторам, и самим нефтяникам, что накапливание проблем дальше невозможно, это чревато системным кризисом отрасли и необходимо переходить от, скажем так, поверхностного использования мощностей нефтедобывающей сферы к более тщательной работе над ней самой. Иным стал и интерес иностранного бизнеса: с одной стороны, он явно снизился в количественном выражении (даже на MIOGE было меньше иностранных участников, чем в прошлые годы), но в то же время избавился от ажиотажа и иллюзий, став более выдержанным и конкретным в отношении проектов в странах СНГ.
 


Все замечания и пожелания присылайте по адресу: skv@nefte.ru

ЗАО "Независимое нефтяное обозрение "СКВАЖИНА" (С) 1999 Все права защищены