21 мая 2001 г.
Источник: еженедельник "Профиль"
Автор: Наталья Ширяева
Я - мал?!
Бизнес в Ямало - Ненецком автономном округе делится на две части: добыча нефти и газа и "остальное" - то, что обслуживает эту добычу . Учитывая, что бизнесмены от газа сидят в Москве, остается нефть. И остальное
Ставский главного командования
Нежелание фальсифицировать отчетность неоднократно ставило генерального директора ОАО "Сибнефть - Ноябрьскнефтегаз" Михаила Ставского в конфликтные ситуации как с начальниками, так и с подчиненными. Первые его ругали, вторых он увольнял.
У Михаила Ставского сей час не самый легкий период в жизни. С одной стороны, он уже с декабря 2000 года - глава крупной и успешной нефтяной компании, а с другой - каждый сотрудник этой компании продолжает сравнивать его с предшественником. Предшественник - это нынешний вице-президент "Сибнефти" Андрей Мативосов, который реанимировал ННГ, превратив ее из банкрота в прибыльное предприятие. Достаточно сказать, что "Сибнефть - ННГ" - это градообразующее предприятие, дающее бюджету города Ноябрьска 50% налогов и состоящее из 30 подразделений.
Однако Мативосов выступал в данном случае как кризис-менеджер. После него понадобился профессионал-нефтяник, к тому же человек, которого хорошо знают и уважают в Ноябрьске. Мативосов и порекомендовал своего главного инженера Михаила Ставского. Михаилу Ставскому 38 лет. Он родился в Уфе, там же окончил Уфимский нефтяной институт по специальности "машинное оборудование нефтегазопромыслов" (скажем сразу, из этой профессии "генералы" обычно не вырастают). В списке на распределение шел вторым, и его послали на Ямал, в НГДУ (нефтегазодобывающее управление) "Суторминскнефть". Молодая жена, услышав о месте распределения, заявила: "С тобой - хоть на край света".
Ставский попросился на должность оператора добычи, так как хотел освоить профессию "снизу". К тому же операторы получали больше, чем инженеры, а деньги молодожену были нужны. Однако когда через некоторое время он поехал в Уфу за женой и вернулся, оказалось, что его "подсидели": место оператора занял другой, а Ставского повысили - назначив начальником цеха. Зато после этого его карьера быстро пошла вверх. Ставский говорит, что в те годы это было нормальное явление, так как нефтянка быстро развивалась и специалисты с мозгами неизбежно быстро поднимались по служебной лестнице. Когда на должность гендиректора ННГ пришел Мативосов, он пригласил Ставского, как уже было сказано, главным инженером. К тому времени Ставский считался одним из лучших профессионалов-нефтяников на Ямале, но предыдущее начальство его не любило. В те времена приветствовались "приятные" цифры, например, когда количество добытой нефти завышалось для отчетности. Упрямый же Ставский сообщал о добыче честно. Из-за этого постоянно скандалил с начальством и находился на грани увольнения. Будучи начальником НГДУ, он пытался объяснить подчиненным, что объективные цифры - это хорошо. Кто не слушался - увольнял.
Теперь, став нефтяным "генералом", Ставский по-прежнему жестко требует с подчиненных и с провинившимися особенно не церемонится. Ставский утверждает, что он легко увольняет людей: "Я никаким образом морально с ними не связан, они сами себя поставили в эти условия". При этом репрессивные кадровые решения он принимает один, чтобы другие не мучились угрызениями совести. Семья Ставского - это четыре человека: он сам, жена Ирина, дочь Наташа пятнадцати лет и десятилетний сын Михаил. Жена сейчас не работает, воспитывает сына. Наташа учится в Москве, в лицее при Высшей школе экономики.
В выходные Ставский играет в футбол - это его страсть. В отпуск старается съездить куда-то с семьей, но это редко получается. Чаще отсылает их отдыхать на море самостоятельно. Он позволяет себе погурманствовать, но только в Москве: в Ноябрьске просто нет приличных ресторанов. Недавно открыл для себя столичную "Царскую охоту". Говорит, что там неплохо кормят, и скромно добавляет, что раз в месяц нефтяной магнат может себе этот ресторанчик позволить. Дома не привередничает. Любит пельмени и жареную курицу. Одевается Ставский элегантно, но неброско. Одежду предпочитает английскую. По Ноябрьску передвигается на служебном "Паджеро". Михаилу Ставскому известно, что на своем нынешнем посту он пробудет примерно три года. Такова политика "Сибнефти": после "трехлетки" на местах руководители обычно уходят в головную контору на повышение.
***
Газонокосильщик
В отличие от многих "северных" начальников гендиректор "Ямалтрансстроя" Игорь Нак провинившихся сразу не увольняет, а пытается дать им шанс исправить ошибки.
Со стены небольшого, но со вкусом обставленного кабинета смотрит губернатор Ямала Юрий Неелов. Хозяин кабинета, генеральный директор ОАО "Ямалтрансстрой" Игорь Нак, сообщил, что купил портрет на выставке в Салехарде (офис компании находится на другом берегу Оби, в городе Лобытнанги), причем недорого. На других стенах висят довольно милые акварельные пейзажи, написанные матерью Игоря Нака. Остальное пространство кабинета занимает сам Игорь Нак, мужчина 38 лет, богатырского телосложения, который к тому же обладает таким количеством энергии и так легко и быстро передвигается от одного предмета к другому, что больше места не остается ни для кого. Однако ситуация меняется, когда появляется отец Игоря и первый руководитель компании - Владимир Нак. И хотя он всячески подчеркивает, что главный здесь его сын Игорь, чувствуется, что работают они по-прежнему вместе.
Владимир Нак руководил "Ямалтрансстроем", когда его сын Игорь, окончив Московский институт инженеров транспорта, приехал на Ямал и стал у отца начальником самого северного участка дорожного строительства. Получил комнату в контейнере площадью 12 кв. метров. Уходил в шесть утра. Возвращался за полночь. И так - до начала 1989 года, когда его поставили замом по производству строительно-монтажного поезда. В 1991 году, после отъезда начальника поезда на Большую землю, Игоря назначили на его место. А в 1997 году Игоря Нака выбрали гендиректором вместо его отца; Владимир Нак стал президентом компании.
Нак не любит, когда его называют авторитарным руководителем. Напротив, он считает, что авторитарность обижает людей. Старается не устраивать подчиненным разносов и без разбора не увольнять людей. Говорит, что в нашей тяжелой жизни не все зависит от человека, многое - от обстоятельств. Однако однажды наступает некая критическая точка, после которой следует увольнение. Например, он может терпеть практику "поправки здоровья" на каком-нибудь дальнем участке строительства (понятно, что холодно, трудно и т. д. ), но в один прекрасный момент на этот участок высаживается десант руководства. Если пьянка становятся нормой, то после разбирательства человека увольняют по статье. Учитывая, что средняя зарплата в компании около 6 - 7 тысяч рублей в месяц, а в некоторых самых трудных подразделениях доходит до 14 - 15 тысяч, народ понимает, чего может лишиться. Всего у Нака работают около 2300 человек, хотя мощности компании, часть которых законсервированы, позволяют загрузить работой минимум 5 тысяч человек. Но и сейчас компания зарабатывает за год $25 млн.
Нак экономен. При этом может показаться странным, что законсервированную технику он содержит в рабочем состоянии, вкладывая деньги в ее ремонт. Но он считает, что в недалеком будущем может настать момент, когда можно будет увеличить объем строительства - были бы деньги. И тогда не нужно будет тратить огромные средства на покупку новых механизмов - вот и экономия. Нак сэкономил даже на покупке своей служебной машины - купил подержанный джип "мерседес" только потому, что он недорого стоил. Несмотря на напряженную работу, Нак бережет домашних от своих служебных проблем. У него в кабинете стоит отдельный телефон, по которому по семейным делам звонит только жена - она работает в компании мужа. Особая любовь Нака - это его двое сыновей. Старшему, Владимиру, шестнадцать лет, младшему, Григорию, десять.
Живут они в поселке транспортных строителей в деревянном доме. Свое нежелание переместиться куда-нибудь в местечко попрестижнее Игорь Нак объясняет тем, что так ближе к его шоферу, который живет в соседнем доме. И рассказывает такую историю. Однажды на минутку вышел в мороз на улицу одетым по-домашнему. Дверь захлопнулась. Ключей нет. А тут - шофер с машиной рядом. Добежал до него в тапочках и поехал в школу к сыну за ключами. А если бы шофера не оказалось поблизости, неизвестно, сколько бы он в этих тапочках под окнами прыгал. Любимый отдых Нака - под Москвой на даче. Там он несколько лет выращивает газон. Утверждает, что у него он лучше, чем у английской королевы. Сначала тратил все силы на поливку и на то, чтобы согнать с молодой травки желающих по ней прогуляться. Когда газон подрос и окреп, разрешил ходить по нему босиком.
***
Особа, приближенная к губернатору
Гендиректор компании "Ямалнефтегаздобыча" Марксмир Ким говорит настолько витиевато и пространно, что подчиненным трудно догадаться, чего хочет начальник. Так что после беседы с ним у работников начинается работа над расшифровкой указаний.
Марксмир Ким считается в регионе особой, приближенной к губернатору. Это естественно, раз уж он руководит созданной по указанию Юрия Неелова региональной нефтедобывающей компанией, которая, как предполагается, когда-нибудь сможет составить конкуренцию нефтяным монстрам, работающим на Ямале: "Сибнефти" и "Роснефти". Ким родился в 1950 году в Ташкенте. Окончил Московский институт нефтехимической и газовой промышленности. Работал в Казахстане, но из-за болезни дочери врачи посоветовали сменить климат. Семья переехала в Удмуртию, где Ким дорос до должности главного инженера объединения "Удмуртнефть".
В 1993 году Кима пригласили на работу в аппарат госпредприятия "Роснефть" - начальником главка, а потом он стал первым вице-президентом. Об этом этапе своей деятельности Ким говорить не любит: он был из "старой" команды топ-менеджеров "Роснефти", которая вынуждена была ее покинуть в 1998 году со сменой руководства. Однако без работы он не остался. Сразу же его пригласил к себе губернатор Ямало-Ненецкого АО Юрий Неелов: дескать, есть идея создать в округе свою нефтедобывающую компанию. Чтобы подчинялась она не Москве, а Салехарду. И чтобы налоги оставались здесь. Предприятие будет государственное, денег на его создание, естественно, нет. Ким думать долго не стал и согласился это дело возглавить.
Ким вспоминает о начале работы так: "Голое место - ничего, кроме лицензии на разработку месторождений, нет". Причем месторождений самых трудных, наиболее удаленных от населенных пунктов. Ближе просто уже не было - разобрали другие компании. Неелов поставил задачу набрать людей, привлечь инвестиции, что-то заработать самим и через три года начать добычу. Ким подумал про себя, что это абсолютно нереальный срок, но спорить с губернатором не стал. А потом Неелов и сам не вспоминал о сроках. Скажем сразу, на собственных месторождениях "Ямалнефтегаздобыча" пока ничего не добывает и ближайшие года три не добудет. Все еще идет подготовка.
Денег поначалу было только 60 млн. рублей уставного капитала. Ким знал, что денег ему на проект никто не даст, и выкручивался, как мог. Стал оператором по обеспечению нефтепродуктами Салехарда и значительной части округа, покупая их у других компаний и продавая дешевле, чем конкуренты (за счет более низкой комиссии). За счет этих комиссионных и жили. Еще его компания создала совместное предприятие с "Пурнефтегазом" - "Меретояханефтегаз", которое имеет собственную лицензию на месторождения и добывает нефть.
В компании сейчас работают 600 человек. Зарплаты в компании пока небольшие: сотрудник аппарата получает 15 тысяч рублей в месяц (это чуть больше того, что имеет рабочий в ННГ Ставского). Многие сотрудники относятся к Киму с этакой нежностью: и дипломатичный, и мягкий, и умный. И простор для работы дает. Ким это подтверждает: дескать, я ставлю задачу, а уж дело каждого, как он ее выполнит. Правда, говорит Ким иногда настолько много и витиевато, что попробуй догадайся, что за задачу перед тобой поставили. Большую часть времени Ким проводит не на Ямале, а в Москве - ищет деньги на развитие. Но у его компании единый сервер, свой спутниковый канал. Так что он может управлять откуда угодно, не видя подчиненных.
Семья Кима живет в столице, в четырехкомнатной квартире в Новых Черемушках. Жена, Лидия, училась вместе с Кимом в институте, сейчас работает в "Роснефти". Старшая дочь (28 лет) закончила тот же институт, младшая (21 год) заканчивает Московскую финансовую академию. Внучке 7 лет. Кстати, жена всего лишь раз была на Ямале, дети - пока ни разу.
Свой "северный" длинный отпуск Ким берет по частям. Или отдыхает в санатории в Барвихе, или ездит к матери в Ташкент. Любит летом с друзьями половить на Селигере рыбу. Или поиграть в настольный теннис. Подобно Игорю Наку, Ким чрезвычайно экономен. Заходя в магазин, сразу интересуется, можно ли торговаться. Если можно, выбивает скидки. Ездит на "Хонде-Легенде", так как ему дали на нее скидку 15%. Как и на джип "Мицубиси-Паджеро", который он купил для езды на Ямале. Он выбил скидку даже в мебельном магазине, когда покупал кухню. Но при всей экономности, отмечая в прошлом году свои полвека, Ким "проставился" и на Ямале, и в Москве. В Москве, говорят, с размахом "гудел" весь нефтяной бомонд.
 


Все замечания и пожелания присылайте по адресу: skv@nefte.ru

ЗАО "Независимое нефтяное обозрение "СКВАЖИНА" (С) 1999 Все права защищены