Поиск:
События
Black Submarine
Ляп-Петролеум
Криминал

Госструктуры
Компании
Персоналии
Проекты
Трубопроводы

Законы
Словарь
Нефть в мире
История
Экология

Дискуссия
Интервью
Консультации
Нам пишут

14 марта 2000 г.
Источник: "Независимая газета"
Автор: Михаил Карпов
Первый среди равных
В центре Ханты-Мансийска высится удивительный памятник. Это статуя Ленина, которому по всей России посвящено чуть ли не 40 тысяч скульптурных изображений. Но здешнее - особенное.
Во-первых, постамент у него, вопреки традиции, не сделан величиной со скалу, так что Ильич не парит над окружающими, а скорее стоит на земле. При этом его кряжистая фигура преисполнена не столько величия, сколько простой основательности. Это - хозяин, который видит все и всему знает цену. За памятником Ленину, как и во многих российских городах, здание администрации Ханты-Мансийского автономного округа (ХМАО). Возглавляет ее Александр Филипенко, являющий собой, несмотря на 50-летний возраст, пример политического долгожителя.
ХМАО меньше всего похож на спокойное место, где нет житейских бурь. Это невозможно уже хотя бы в силу положения округа на фоне остальных российских регионов. Будучи вторым по значению "донором" федерального бюджета, ХМАО обладает одним из самых мощных в стране экономических потенциалов. Так, по добыче нефти он лидирует, по добыче газа занимает третье место, идет вторым в России по производству электричества. Четыре пятых его собственных доходов приносит нефть. А местный топливно-энергетический комплекс (ТЭК) в целом пополняет казну округа на 97%.
Взаимоотношения здешних властей с ТЭКом отнюдь не безоблачны. Во всей стране сегодня нет четких и подробных правил, которые позволили бы государству и предпринимателю работать без недоразумений. В таких условиях последним аргументом нередко становится кулак. Вот и в ХМАО есть своя ВЧК, которая уполномочена давать команду на "встряску" должников окружного бюджета.
Однако до жестоких экзекуций дело доходит редко. Возможно, есть здесь и политический расчет: предприятия ритмично действуют, безработица в округе даже снижается - власти ставят это себе в заслугу. С другой стороны, они все-таки "давят" на местный ТЭК, заставляя его постепенно платить по всем счетам. А когда губернатору Филипенко пеняют за то, что плохо "стрижет своих баранов", он повторяет неизменное: округ для страны - основная топливно-энергетическая база, и ей необходимо дать возможность развиваться. Если увеличить пресс на тех же нефтяников, брать налоги будет не с кого.
На первый взгляд, такой подход может основываться не на экономическом расчете, а на пристрастиях. Однако вряд ли Филипенко склонен питать любовь к представителям ТЭКа. Во-первых, выходцем из него сам губернатор ХМАО - мостостроитель по профессии - не является. А во-вторых, едва ли у него с "нефтянкой" связаны сплошь приятные воспоминания, ведь политическая карьера Филипенко началась еще в конце 70-х: он был инструктором окружкома КПСС и к концу 80-х стал его вторым секретарем. Все те годы в округе абсолютно всем заправляли из Москвы отраслевые министерства. Не им надо было искать расположения у местного (в том числе и партийного) начальства, а ему у них. Вдобавок эти могущественные ведомства вступали иногда между собой в конфликт, а, значит, среди них надо было уметь лавировать. Так что уже в ту пору Филипенко мог отточить умение создавать систему "сдержек и противовесов".
В 1989 г. его перевели на должность, формально сопоставимую с нынешней, - председателя Ханты-Мансийского окрисполкома. Почти три года спустя Борис Ельцин по сути лишь подтвердил полномочия Филипенко, назначив его главой администрации ХМАО. А еще через пять лет Филипенко утвердился на своем посту самостоятельно: в октябре 1996-го он победил на губернаторских выборах, уже в 1-м туре набрав почти три четверти голосов. Причем в ельцинскую эпоху он, судя по всему, не ходил у Центра в любимцах. Лишь однажды президент России удостоил губернатора ХМАО ордена, а в другой раз и вовсе ограничился официальной благодарностью.
Дело, может быть, в том, что федеральной власти Филипенко год за годом докучал своими предложениями по изменению фискальной политики. Из крупнейших нефтяных компаний, хозяйствующих в ХМАО, зарегистрированы там далеко не все. Зато каждая "великанша" в соответствии со сложившейся практикой имеет прямые отношения с главным налоговым ведомством страны. В результате окружной бюджет теряет очень весомую толику доходов, а губернатор вновь и вновь ставит перед Москвой вопрос о справедливом распределении "нефтяных" денег.
В свою очередь, дележ налоговых сборов - "вечная" тема и в отношениях окружной власти с собственными муниципалиями. Многие из них "взросли" на нефтезалежах, ибо предприятия - разработчики месторождений и стали градообразующими. Соответственно, такой район либо город способен задействовать немалый финансово-экономический и политический потенциал. Подобные муниципалии - не только самостоятельные, но и во многом самодостаточные образования. Кое у кого есть даже свои таможни, ведь основной поток экспорта ХМАО приходится всего на три города - Сургут, Нижневартовск, Нефтеюганск.
Перераспределение налоговых доходов внутри региона, хоть основные из них (налог на прибыль, подоходный) разделены сейчас между бюджетом округа и местными почти в равной пропорции, мощным муниципалиям все же невыгодно: дотации и субвенции уравнивают их возможности с более бедными. Кстати сказать, их небогатые собратья тоже бескомпромиссно отстаивают свои интересы, тем более что информационные возможности для этого почти у всех имеются серьезные: в ХМАО выходит больше восьми десятков газет и журналов, а также вещает полсотни местных телерадиокомпаний.
Однако притязания муниципалий имеют четко очерченный предел, переступить который им не дают. Противовесом по отношению к самым могущественным из них здесь предстает окружная власть. Она же - к общей выгоде - для всех является связующим звеном, а также выступает как гарант порядка, стабильности и предсказуемости. При этом ей самой приходится еще и отстаивать самостоятельность округа перед Тюменской областью, к которой он формально по-прежнему приписан. С 1992 г. ХМАО, подписав федеративный договор, самостоятельно формирует свой бюджет и распоряжается им по своему усмотрению. (Это, по выражению Филипенко, произвело стратегический перелом: с тех пор на округ по-новому взглянула не только Тюмень, но и Москва). А одним из последних шагов, подчеркивающих самостоятельность округа, стало учреждение в ХМАО в сентябре 1999 г. собственного правительства (его возглавил сам губернатор).
Все перемены в округе Тюмень отслеживает ревностно, однако ей теперь приходится довольствоваться в основном тем, что она все еще улучшает с помощью ХМАО свои показатели. Например, в 1999-м 77% промышленного производства области составила доля округа, поэтому сложные отношения не помешали губернатору Тюмени Леониду Рокецкому наведаться в феврале в Ханты-Мансийск на празднование добычи 7-миллиардной тонны нефти. Хотя буквально накануне он обвинял того же Филипенко в сепаратизме. Филипенко же декларирует свой любимый принцип: "Требуется осознать взаимополезность". Исторически ХМАО и область связывает множество нитей, прежде всего хозяйственных. Рвать их ханты-мансийский губернатор не собирается: в прошлом году, например, округ участвовал в 12 общеобластных программах.
Мало того, из тюменской ситуации "три в одном" (область плюс два входящих в нее, но самостоятельных субъекта РФ) в ХМАО намерены извлечь пользу: шесть членов Совета Федерации да еще десяток думцев (включая тех, кто прошел по партспискам) - весьма мощное лобби для отстаивания региональных интересов. Так что умения спокойно оценить ситуацию и обратить ее себе на пользу Филипенко не занимать. Недаром хобби у него, требующее терпения и скрупулезности: разведение аквариумных рыбок.
В любом случае для политдолголетия эти его качества подходят неплохо, равно как и для создания в округе системы сдержек и противовесов. Один из нефтяных "генералов", например, на этот счет высказался так: "Здесь слишком много мощных политических структур, которые могут просто передраться между собой... А Филипенко умеет спокойно, без шума, в самых тяжелых, в самых неприятных ситуациях найти нормальный выход". Отчасти на руку ему играет и отказ вступить с ним в соперничество тех, кого можно было бы отнести к серьезным конкурентам. Не стремится перейти дорогу Филипенко председатель окружной Думы Сергей Собянин. Среди других фигур - например, мэр Сургута Александр Сидоров, первый заместитель Филипенко Олег Чемезов... Однако и они публично заявляют о своей поддержке действующего губернатора.
А на местном партийном уровне тягаться с Филипенко и вовсе некому. Достаточно сказать, что самой развитой партструктурой в округе еще не так давно была "Наш дом - Россия". Прошлым же летом в ХМАО создано Межрегиональное общественно-политическое движение "Югра" (так именуют здешние края старорусские источники), возглавил которое сам губернатор. Сегодня оно уже насчитывает больше двухсот "первичек" и два десятка городских и районных отделений, что неудивительно: в "Югру" входит большая часть муниципальных начальников.
В программных тезисах движения подчеркивается, что среди главных его целей - "расширение самостоятельности местного самоуправления", но при единстве в действиях местных властей. При этом, отмечается в программе, права округа в целом как субъекта России до конца не реализованы: договор о разграничении с федеральным Центром предметов ведения и полномочий все еще не подписан. Заключить его - одна из основных политзадач движения. Так что теперь "осознать взаимополезность" настала очередь Москвы.
 


Все замечания и пожелания присылайте по адресу: skv@nefte.ru

ЗАО "Независимое нефтяное обозрение "СКВАЖИНА" (С) 1999 Все права защищены