11 сентября 2000 г.
Источник: газета "Время новостей"
Автор: Евгений Антонов
До последней капли нефти
40 лет спустя ОПЕК остается главным игроком мирового рынка
На этой неделе исполняется ровно 40 лет с того дня, как Венесуэла, Ирак, Иран, Кувейт и Саудовская Аравия основали Организацию стран -- экспортеров нефти (ОПЕК). Это событие 14 сентября 1960 года стало одной из крупнейших революций в мировой экономике XX века. Всего за несколько лет ОПЕК превратился в самую влиятельную силу на нефтяном рынке, потеснил крупнейших монополистов, организовал мощный энергетический кризис -- проще говоря, перевернул с ног на голову всю казавшуюся такой стабильной ситуацию не только на нефтяном рынке, но и в мировой экономике и политике в целом. Все дальнейшие события -- образование Западом Международного нефтяного агентства, нефтяные кризисы 1980 и 1986 годов -- стали лишь отголоском образования ОПЕК.
Историю создания ОПЕК можно подавать по-разному. Как пример того, что уже в середине века были предвестники грядущей мировой глобализации (энергетический кризис 1973 года имел воистину глобальные последствия). Как иллюстрацию поговорки "хорошо смеется тот, кто смеется последним". И даже как забавный анекдот: чтобы перевернуть мир, иногда достаточно всего одной симпатичной блондинки...
Образование картеля вытекало из всей логики развития нефтяного рынка в 50-е годы. Запад не хотел делиться: за каждый проданный баррель страны-экспортеры получали не более 90 центов -- при средней рыночной цене около 14 долларов. Тем временем владевшие ближневосточными концессиями семь "сестер" -- семь крупнейших западных нефтяных компаний -- получали до 125% чистой прибыли. Найти компромисс с экспортерами "сестрам" мешала и Москва. Экспорт советской нефти с 1955 по 1960 год вырос вдвое, по этому показателю СССР вышел на второе место после США (солидный результат, если учесть, что именно американские компании доминировали на Ближнем Востоке). Естественно, большое количество недорогой советской нефти вовсе не добавляло "сестрам" желания делиться доходами с арабскими странами.
Экспортеры уже давно были недовольны тем, как распределяются их "нефтедоллары". Но на этот раз они впервые серьезно задумались над тем, как противостоять Западу. На их глазах президент Египта Абдель Насер только что доказал, что давить на США и Европу можно. Во время Суэцкого кризиса 1956 года он потребовал, чтобы Египет получал половину доходов от эксплуатации Суэцкого канала, Британия, владевшая мандатом на канал, отказала, и в итоге Насер просто затопил Суэц баржами со щебнем, блокировав судоходство. Арабы поняли, что могут говорить с "белыми" на языке силы.
По иронии судьбы к созданию ОПЕК экспортеров подтолкнул сам Запад: в начале 1959 года британская British Petroleum, не выдержав наплыва дешевой советской нефти (иногда ее можно было купить по цене вдвое меньше рыночной), снизила цены на 10%. Страны-производители были вне себя от гнева. Больше всех негодовали министр топливной промышленности Венесуэлы Перес Альфонсо и руководитель Директората нефтяных и горных дел Саудовской Аравии Абдулла Тарики. Оба чиновника, каждый по-своему, были недовольны тем, как идут дела в нефтяной промышленности. Венесуэлец считал нефть национальным богатством, которое будет служить не одному поколению его сограждан и должно целиком принадлежать народу. Тарики поначалу думал о национализации переработки нефти, но вскоре осознал, что гораздо важнее иметь полный контроль над ценами и производством. Объединив усилия, эта пара вполне могла подтолкнуть рынок к серьезным изменениям, но они даже не были знакомы.
"Свахой" стала американская журналистка чешского происхождения Ванда Яблонски. Корреспондент Petroleum Week и один из самых влиятельных нефтяных репортеров своего времени, эта особа исколесила весь мир и перезнакомилась со всеми важными нефтяными чиновниками. Как-то, находясь в гостях у Абдуллы Тарики и слушая его гневные эскапады в адрес Запада, она сказала: "Есть еще один такой же крепкий орешек, как вы. Я вас сведу".
Знакомство состоялось в апреле 1959 года во время организованного в Каире Арабского нефтяного конгресса. Альфонсо и Тарики договорились о закрытых консультациях между основными экспортерами. Встреча состоялась тут же -- в пригороде Каира. Делегаты от пяти стран (к Альфонсо и Тарики присоединились иракец, иранец и кувейтец) приехали туда на взводе. Представители "сестер" на конгрессе вели себя заносчиво, всякий раз пытаясь поставить зарвавшихся арабов на место. Например, делегат British Petroleum сказал Тарики: "Если бы вы, молодой человек, занимались нефтью столько же, сколько я, вы бы думали иначе". В итоге именно на этой тайной вечере было подписано джентльменское соглашение: экспортеры создадут Консультативный совет по нефти, будут образовывать национальные нефтяные компании.
Джентльменское соглашение легло на бумагу через год. В августе 1960 года очередная западная компания, Standard Oil of New Jersey, объявила о снижении цен. Ванда Яблонски пыталась отговорить от этого, убеждая совет директоров, что реакция стран-экспортеров может быть непредсказуемой. Ей не поверили. Как только фирма снизила цены, Абулла Тарики немедленно послал телеграмму Пабло Альфонсо. 14 сентября в Багдаде были улажены последние формальности -- на свет появилась ОПЕК, в которую вошли Венесуэла, Ирак, Иран, Кувейт и Саудовская Аравия. Страны заявили, что теперь будут вместе защищать уровень цен на нефть и противостоять монополистам.
Давление ОПЕК на Запад было обречено на успех. Экономика развитых стран стремительно росла, ей требовалось все больше дешевой нефти, и взять ее можно было только в Персидском заливе. Страны ОПЕК обеспечивали около 80% импорта нефти США и Европы. На протяжении всех 60-х доля доходов стран-экспортеров от экспорта нефти росла, некоторые страны (Ирак, Иран, Ливия) вообще национализировали часть своей нефтяной промышленности. Бомба взорвалась в октябре 1973 года, когда США поддержали Израиль в войне с Египтом. В ответ Саудовская Аравия и другие арабские экспортеры объявили эмбарго на экспорт нефти в США и в несколько раз подняли цену на нефть. Начался самый мощный энергетический кризис за всю историю. Сомнения последних скептиков были развеяны окончательно: теперь именно ОПЕК, а не семь "сестер", является крупнейшей силой на нефтяном рынке. Это доказывают и цифры. В 1970 году страны ОПЕК контролировали только 2% национальной нефтедобычи, в 1973 году -- 20%, а в первой половине 80-х -- уже 86--88%.
Впрочем, победа над семью "сестрами" оказалась для ОПЕК во многом пирровой. Опьяненные успехом, члены картеля допустили ту же ошибку, что в свое время их западные оппоненты, -- недооценили соперника. В конце 50-х "сестры" лишь мило потешались над слухами о возможном нефтяном арабском единстве, и заплатили за самонадеянность сполна. Точно так же в середине 70-х ОПЕК прозевала ответный ход Запада: создание Международного энергетического агентства. МЭА фактически стало "ОПЕК для импортеров", организацией, разработавшей механизм взаимодействия в кризисных ситуациях. Четкое соблюдение развитыми странами рекомендаций МЭА -- создание нефтяных запасов, разработка маршрутов переброски нефти на случай эмбарго и т.п. -- свело на нет монополию ОПЕК на рынке. Ни одна из следующих попыток картеля организовать масштабный нефтяной кризис по большому счету успехом не увенчалась...
40 лет, прошедшие с момента образования картеля, были отмечены грандиозными потрясениями на мировом рынке нефти. Взлет цен 1979--1980 годов, кризис 1986 года, взрыв на рынке 1991 года, резкое падение цен в 1997--1998 годах... Причина у каждого из этих событий была своя. Неизменным оставалось только одно: во время всех этих кризисов влиятельные эксперты хоронили ОПЕК, страны -- члены картеля грозились выйти (а иногда и выходили) из организации... Ни на минуту не утихали и внутриопековские споры. Члены картеля постоянно превышают установленные ими же самими квоты добычи. ОПЕК по-прежнему остается ареной борьбы двух сил: "умеренных" стран, выступающих за средний уровень цен на нефть, и "радикалов" (Ирак, Ливия и т.п.), добивающихся максимального уровня цен. Если ОПЕК пережила все катаклизмы своей 40-летней истории, очевидно, она действительно нужна и экспортерам, и рынку в целом.
Владимир Исаев, зам. директора Института востоковедения РАН:
-- Нынешние разговоры о том, что из-за слишком высоких цен на нефть возможен распад картеля, несерьезны. 10 сентября началась очередная конференция ОПЕК, где будут рассмотрены меры по снижению цен на нефть. Видимо, объявят о повышении квот добычи -- на 500--700 тысяч баррелей в сутки. Большего ОПЕК сделать все равно не может. Последнее десятилетие нефтяная сфера практически стагнирует по всему миру. После войны в Персидском заливе не введено ни одного нового крупного нефтепровода. Разговоры о Каспии пока больше остаются на бумаге. Альтернативных источников энергии не нашли. Даже если бы ОПЕК хотела затопить рынок нефтью, сделать этого он не в состоянии: резервными мощностями обладают только Кувейт и Саудовская Аравия, все остальные работают на пределе.
Но это вовсе не значит, что ОПЕК распадется. ОПЕК стала нормальным институтом современной международной жизни. Тот факт, что от картеля зависит ситуация на международном рынке нефти, сегодня признают все. Организация нашла свою нишу в современных международных отношениях. Она определяет уровень цен на нефть, и в этом качестве она и сохранится. Это не случайное объединение, а что-то данное, важнейший сегмент международного нефтяного рынка.
Несмотря ни на какие внутренние противоречия и проблемы последних десятилетий ОПЕК не распалась. Не случится этого и в ближайшее время. Ей нет альтернативы -- поскольку нет альтернативы нефти. А поскольку еще 20--25 лет замену нефти точно не найдут, за будущее ОПЕК можно быть спокойным.
 


Все замечания и пожелания присылайте по адресу: skv@nefte.ru

ЗАО "Независимое нефтяное обозрение "СКВАЖИНА" (С) 1999 Все права защищены