28 августа 2000 г.
Источник: еженедельник "Эксперт"
Авторы: Андрей Конопляник (президент Фонда развития энергетической и инвестиционной политики и проектного финансирования, доктор экономических наук)
Россия и ОПЕК: союзники или конкуренты?
Конъюнктурное совпадение интересов - еще не повод вступать в клуб наших стратегических конкурентов на нефтяном и инвестиционном рынках
В преддверии намеченной на конец сентября нынешнего года в Каракасе (Венесуэла) очередной конференции министров нефти государств ОПЕК в очередной раз оживилось обсуждение вопроса о возможности вхождения России в эту организацию. Вплоть до настоящего времени российская делегация присутствует на регулярных министерских встречах Организации стран - экспортеров нефти в качестве наблюдателя. Однако недавно президент Венесуэлы Уго Чавес пригласил Россию и Норвегию стать полноправными членами ОПЕК. Возникает естественный вопрос: заинтересована ли во вхождении в ОПЕК сама Россия? Как соотносится предлагаемый шаг с долгосрочными экономическими интересами страны?
Основные наши сегодняшние и завтрашние конкуренты на мировом нефтяном рынке - это страны, где издержки добычи и доставки нефти на рынок существенно ниже, чем в России. В первую очередь это именно страны ОПЕК. Сегодня практически вся российская нефть (средние издержки добычи, по оценкам, превышают 7 долл./баррель), экспортируемая в "дальнее зарубежье", вывозится на западноевропейский рынок, на котором нашими основными конкурентами являются ближневосточные государства ОПЕК и североморские производители с издержками добычи соответственно 1-2 и 5 долл./баррель. Завтра к этому перечню конкурентов добавятся страны Каспия (издержки добычи 3,5 долл./баррель), а география конкуренции с ОПЕК расширится в направлении дальневосточного рынка. Издержки доставки российской нефти на рынки Западной Европы и Азиатско-Тихоокеанского региона в силу географического фактора также превышают аналогичные показатели у конкурентов. Указанные нефтедобывающие страны являются также основными конкурентами России на мировом финансовом рынке. Их спрос на инвестиции в нефть и газ сопоставим с российским. При этом финансовые риски в большинстве конкурирующих с Россией государств ОПЕК существенно ниже, а инвестиционная привлекательность нефтегазового комплекса выше, чем в России.
Пока цены на нефть высоки, отставание от конкурентов на мировом рынке нефти не особо ощутимо. Однако в обозримом будущем нефтяные цены должны неизбежно упасть. Интенсивный технический прогресс в мировой нефтяной отрасли привел к резкому снижению издержек, что неизбежно вызовет нарастание предложения жидкого топлива в условиях повышающейся эффективности его использования, ведущего к относительному сокращению спроса на энергоносители. Когда это произойдет, Россия тут же ощутит утрату конкурентоспособности своей нефтяной отрасли. Казалось бы, отсюда следует прямой интерес России вступить в ОПЕК или как минимум проводить согласованную с ОПЕК линию на поддержание высоких цен на рынке нефти с тем, чтобы компенсировать утрату конкурентоспособности картельными мерами. Однако, на мой взгляд, это не будет мудрым решением. Дело в том, что сегодняшнее совпадение позиций России и ОПЕК по вопросу ограничения предложения нефти на мировой рынок является весьма случайным. Глубинные же, стратегические интересы сторон радикально расходятся.
Действительно, и Россия и ОПЕК сегодня в силу накопившихся бюджетных проблем одинаково заинтересованы в поддержании высоких цен на нефть. Вступление в ОПЕК предполагает, что инструментом поддержания высоких цен будет в первую очередь сдерживание экспорта. Ограничение экспорта для российских производителей само по себе является весьма болезненным, поскольку экспортные поставки - важнейший источник доходов нефтяных компаний. При этом России предстояло бы ограничивать экспорт в условиях, когда добыча только-только преодолела спад, добывающие производственные мощности недостаточны, а ОПЕК - в условиях стабильной (или растущей) добычи и избытка таких мощностей. России - чтобы обеспечить загрузку собственных НПЗ (с тем чтобы избежать кризиса недопроизводства нефтепродуктов в стране), а ОПЕК - чтобы избежать кризиса перепроизводства нефти в мире. России - чтобы сохранить объем поставок на внутренний рынок и не допустить роста цен на нем, а ОПЕК - чтобы уменьшить объем поставок на внешний рынок и избежать снижения мировых цен. Вступив в ОПЕК, мы приобретаем дополнительные обязательства, которые необходимо выполнять (несмотря на нежесткое соблюдение участниками картеля квот добычи). Если принять во внимание объемы нашего нефтеэкспорта, мы останемся в ОПЕК "младшим" партнером с постепенно деградирующей без достаточных инвестиций нефтяной промышленностью.
Стратегически Россия заинтересована не столько в поддержании высоких цен на нефть, сколько в снижении издержек, налогового бремени и рисков для компаний, добывающих нефть и производящих товары и услуги для ее добычи и переработки. Интенсивное снижение издержек разведки и добычи в мировой нефтяной отрасли началось в первой половине 80-х годов, когда цены на нефть после нефтяных кризисов 70-х годов пошли вниз. Именно это снижение оказалось действенным стимулом для повышения конкурентоспособности мировой нефтедобычи, в первую очередь как результат резкой либерализации инвестиционных режимов в нефтедобывающих странах с высокими издержками. В результате в 80-е - начале 90-х годов за пределами ОПЕК издержки разведки и добычи снижались ежегодно примерно на 1 долл./баррель. Сегодня надо использовать все доступные инструменты государственной экономической политики (начиная с самых "дешевых" законодательных мер), чтобы обеспечить резкое повышение инвестиционной привлекательности российской экономики и создать необходимые стимулы для инвестиций, ведущих к снижению издержек, в том числе и в нефтяной отрасли.
 


Все замечания и пожелания присылайте по адресу: skv@nefte.ru

ЗАО "Независимое нефтяное обозрение "СКВАЖИНА" (С) 1999 Все права защищены