9 августа 2001 г.
Источник: газета "Время новостей"
Автор: Елена Супонина
Президент ОПЕК: мы просим Россию помочь
Новый министр энергетики России Игорь Юсуфов намерен в сентябре принять участие в Венском заседании Организации стран - экспортеров нефти (ОПБК) в качестве наблюдателя. Там его очень ждут, чтобы высказать наболевшее. Своими планами со специальным корреспондентом газеты "Время новостей" Еленой Супониной делится президент ОПЕК, министр энергетики и шахт Алжира Шакиб Халиль.
- Господин президент, потребители, боящиеся высоких цен на нефть, критикуют ОПЕК за ее последнее решение снизить нефтедобычу на миллион баррелей в сутки с 1 сентября. Даже президент США напомнил о традиционном росте спроса на нефть осенью. А если нефти будет добыто меньше, чем надо, цены резко вырастут.
- Да, мы снижаем добычу в сентябре. При принятии этого решения мы даже не стали созывать чрезвычайную конференцию министров нефти стран - членов ОПЕК. Все было очевидно, поэтому мы быстро согласовали все вопросы по телефону. Мы изучили показатели темпа экономического роста в США: он снизился на 0,7% за период с апреля по июнь. В Европе экономический рост держался на прежнем уровне, однако и там постепенно пошел вниз, вслед за американским. И это на фоне увеличения запасов нефти и нефтепродуктов в США: на 10 - 15% больше по сравнению с объемами запасов аналогичного периода прошлого года. Еще один фактор: Ирак возобновил экспорт нефти в объеме около 2,1 млн баррелей в день.
- А как быть с традиционным повышением спроса на нефть осенью?
- Я еще не сказал главного, чего мы добились последним решением: мы изменили поведение спекулянтов на рынке нефти. Учтя вышеприведенные факторы, они вдруг перестали покупать нефть, дожидаясь падения цен на нее. Из-за этого цены тем более могли обвалиться. Надо было принимать решение очень быстро. Министры стали звонить друг другу, все согласились со снижением в сентябре, и сразу после этого нефтяные спекулянты возобновили покупку нефти. Поэтому уже в августе цены на нефть сорта Brent стабилизировались на уровне 24 - 25 долларов, выросла и цена корзины ОПЕК. У ОПЕК две основные цели: первая - закрывать потребности потребителей. Вторая - обеспечивать стабильность цен. Нам не нужно 30 - 40 долларов за баррель. Нас устраивают цены в пределах 22 - 28 долларов. Что касается осенне-зимнего периода, то мы следим за показателями темпов экономического развития в США и в Европе, с которыми, как мы считаем, связаны и азиатские рынки. Есть признаки, что дальнейшего замедления экономического роста все-таки не произойдет. А если так, то к зиме спрос на нефть и нефтепродукты возрастет, как обычно, и это начнется уже с сентября. Кстати, потребители в тех же США сейчас более спокойны из-за изменений, произошедших в политике их нефтеперерабатывающих предприятий.
- Что имеется в виду?
- Сильный рост цен на нефтепродукты на Западе в прошлом году был вызван в основном тем, что нефтеперерабатывающие заводы в США не справлялись с переработкой в нужном объеме. В США очень жесткий подход к качеству бензина, это одна из немногих стран, где различают более 50 сортов. Один завод не может удовлетворить такое разнообразие спроса. Кроме того, владельцы заводов увеличивали доходы с помощью искусственного завышения цены. Вместо обычного дополнительного дохода в 1 доллар за баррель нефти они получали 6 - 7 долларов. В целом за квартал американские компании делали дополнительной прибыли на 4 миллиарда. Теперь же искусственные надбавки значительно уменьшились, и потребители довольны.
- С чем связаны такие изменения в США?
- Свою роль сыграл очень хороший объем накопленных запасов. Кроме того, такую просьбу высказали президент Буш и вице-президент Чейни на встрече с главами нефтеперерабатывающих американских компаний.
- То есть смена власти изменила подход американцев к нефти?
- Да, в энергетической политике США произошли изменения. Раньше американцы были более консервативны, осторожны в выборе источников энергии из-за окружающей среды: от того топлива, что считалось более вредным, они старались отказаться. С приходом Буша вернулось прежнее разнообразие источников энергии. Новая администрация, несмотря на протесты экологов, собирается приступить к нефтяным работам на Аляске, у берегов Флориды и Калифорнии. Хотя это неминуемо вызовет противодействие демократов в конгрессе.
- Эти изменения в США ОПЕК рассматривает как положительные?
- Между нами есть взаимопонимание. Но политику правительств мы не комментируем. ОПЕК отвечает не за всех, а только за 30 - 40% мировой нефтедобычи. Иногда ее роль больше, иногда нет. Сейчас она сохраняет стабильность рынка, но в прошлом году ОПЕК не смогла удержать цены от чрезмерного повышения, а пять лет назад - от сильного падения. Поэтому мы просим производителей, не входящих в ОПЕК, помочь. Россию, например, которая не член ОПЕК, но участник наших заседаний в качестве наблюдателя. Россия производит очень много нефти. Для того же Алжира, который как член ОПЕК подчиняется ее решениям, сокращение добычи на 100 тыс. баррелей в сутки очень болезненно, так как наша добыча в целом невелика. Но мы идем на это ради общих целей, в том числе ради удержания цен на приемлемом стабильном уровне. А для России такое сокращение было бы не так заметно.
- Российский министр энергетики намерен присутствовать на очередном заседании ОПЕК, кажется, в сентябре. Вы будете говорить с ним на эту тему?
- Проблема в том, что после каждого такого присутствия ничего реально не делается. Да, ОПЕК планирует собраться 26 сентября, и всех, кто будет присутствовать на этом заседании, равно как и остальных, мы опять будем просить о солидарной с ОПЕК позиции. Ведь, когда это необходимо, не обязательно снижать намного!
- России трудно быть солидарной в снижении добычи, ведь нам крайне необходимы дополнительные нефтедоллары...
- Поймите, ведь того же хочет любой нефтедобытчик, даже Саудовская Аравия, которая способна добывать до 11 млн баррелей в день. Это единственная страна, которая может варьировать добычу на 3 млн баррелей в день. Но и она тоже не заинтересована в большом снижении добычи. Каждому будет легче и каждый в результате больше выиграет при согласованных действиях. К примеру, если за год нужно снизить добычу на 2 млн баррелей в сутки. то одно дело - когда в этом участвует только 11 членов ОПЕК, а другое - когда, скажем, 20 государств. Тогда каждый пожертвует сотней тысяч баррелей в день, т.е. в два раза меньше, что не так болезненно.
- Значит ли это, что на заседании в сентябре ОПЕК поставит вопрос о дополнительном снижении объема нефтедобычи?
- Нефтяные запасы пока неплохие, стабильные. Если при этом все-таки возобновится экономический рост на Западе, то мы вряд ли пойдем на дополнительное снижение. Наоборот, если рост будет заметный, то в преддверии зимы могут быть и другие решения.
- То есть к концу года еще может зайти речь, наоборот, о повышении добычи?
- Все будет зависеть от состояния рынка.
- Кстати, а зачем министрам ОПЕК встречаться в Вене в сентябре? Ведь недавний опыт показал, что все можно решить по телефону?
- О, это было бы замечательно, ведь каждый министр нефти очень занят. Но, к сожалению, это невозможно. Недавно мы имели дело с исключительной ситуацией. Все были согласны с тем, что надо быстро остановить спекулянтов, а ведь с момента принятия решения до его претворения каждой стране и без того требуется минимум 30 - 40 дней. Мы не могли терять драгоценное время на сборы. Но личные встречи необходимы.
 


Все замечания и пожелания присылайте по адресу: skv@nefte.ru

ЗАО "Независимое нефтяное обозрение "СКВАЖИНА" (С) 1999 Все права защищены