Поиск:
События
Black Submarine
Ляп-Петролеум
Криминал

Госструктуры
Компании
Персоналии
Проекты
Трубопроводы

Законы
Словарь
Нефть в мире
История
Экология

Дискуссия
Интервью
Консультации
Нам пишут

3 апреля 2000 г.
Источник: еженедельник "Эксперт"
Авторы: Николай Силаев, Александр Ивантер
Горячая нефть остынет
Решение ОПЕК о росте добычи нефти выгодно прежде всего США, Саудовской Аравии и, как ни странно, России
На прошедшей 27-28 марта в Вене встрече министров нефтяной промышленности стран ОПЕК принято решение об увеличении квот добычи нефти на 1,45 млн. баррелей в сутки.
Хотя в Вене все экспортеры за исключением Ирана (который, впрочем, спустя два дня все же изменил свою позицию) и отчасти Ливии приняли предложение несколько увеличить добычу, вряд ли они собираются вновь обрушить рынок под диктатом США. Очевидно, что ни одна из нефтедобывающих стран не согласится продавать "черное золото" по ценам образца 1998 года. Увеличение добычи менее чем на 6% явно не приведет к резкому падению цен. Генеральный секретарь ОПЕК Рилвану Лукман заявил в недавнем интервью Financial Times, что не считает нынешние цены слишком высокими и способными вызвать инфляцию в крупнейших индустриально развитых странах. По мнению генсека, возможно лишь незначительное снижение стоимости нефти - до 25 долларов за баррель.
Больше всего выиграла от решений венского саммита Саудовская Аравия. "Страна располагает сегодня незадействованными нефтедобывающими мощностями производительностью около трех миллионов баррелей в сутки, - поясняет торгпред России в Эр-Рияде Виктор Жилин. - Эти мощности готовы к мобилизации в любой момент, как только ограничительные квоты будут ослаблены. У того же Ирана, который выступал оппонентом Саудовской Аравии, нет таких технических возможностей по быстрому наращиванию добычи и экспорта". Согласно принятым решениям, саудовцы получают почти 600 тысяч баррелей прироста добычи, то есть чуть меньше половины общего увеличения квот для всех стран ОПЕК, вернувшись тем самым на уровень добычи до сокращения квот 1 апреля 1999 года.
Нефтяной золотник
В последние двадцать лет одним из приоритетов политики США было превращение ОПЕК в механизм постоянного перепроизводства нефти и, как следствие, понижения цен: до начала прошлого года превышение предложения над спросом составляло 2,5 млн баррелей в день. Дешевая импортная нефть, доля которой в потреблении достигла 53%, имела в 90-х годах крайне важное значение для американской экономики. Продававшаяся по бросовым ценам нефть, самая дешевая за всю историю (в реальных ценах начала 70-х годов - около двух долларов за баррель), стимулировала начавшийся в 1992 году в США цикл экономического роста без тяжелых инфляционных последствий. В 1998 году (последний год "дешевизны" перед началом прошлогоднего роста) снижение стоимости нефти привело в западных странах к тому, что темпы инфляции сократились на 0,4%, а темпы роста увеличились на 0,2%. Это почти возместило американцам потери, вызванные экономическим кризисом в Азии. Нефть стала ключевым стратегическим ресурсом, манипулируя ценами на который можно задавать темпы развития целых регионов.
За решением ОПЕК была явно видна жесткая позиция США, заинтересованных в снижении нефтяных цен с тем, чтобы не допустить роста инфляции у себя в стране. За неделю до саммита нижняя палата американского конгресса одобрила законопроект о прекращении государственной помощи странам, участвующим в "искусственном сдерживании цен на нефть".
Жесткие методы давления на союзников в Персидском заливе понадобились после фактического провала миссии американского министра энергетики Билла Ричардсона, который в конце февраля отправился в турне по странам - экспортерам нефти. Ссылаясь на угрозу инфляции в США из-за высоких цен на нефть, он просил экспортеров в Латинской Америке и в странах Залива увеличить добычу "черного золота". Демонстративный визит в Залив совершил и министр обороны США Уильям Коэн. Хотя в итоге шейхи в принципе и согласились с необходимостью увеличить добычу и снизить цены, конкретное решение они отложили до мартовской встречи ОПЕК. Особенно неблагодарно повел себя спасенный некогда американцами от Ирака Кувейт, руководство которого вообще снижение цен посчитало ненужным.
Возвращение картеля
Множество комментариев о разногласиях внутри ОПЕК не могут оспорить тот факт, что эффективность совместных действий стран - членов картеля в последнее время повысилась. Так, экспортерам нефти удалось не только принять в марте 1999 года решение о сокращении добычи (с 28 до 24 млн баррелей в день), но и в дальнейшем достаточно строго его выполнять. Рекордный рост цен на нефть, последовавший за сокращением добычи, заставил членов ОПЕК вновь поверить в значимость своей организации и в эффективность общих решений.
Твердость опековцев привела к тому, что единым фронтом с ОПЕК выступили экспортеры нефти, не входящие в эту организацию, - такие, как Норвегия или Мексика. Даже после принятия странами ОПЕК в сентябре 1999 года решения о сохранении низкого уровня добычи большинство стран, не являющихся членами этой организации, не стало увеличивать добычу в одностороннем порядке. Это позволило сохранить сложившееся единство и укрепить позиции нефтедобывающих государств на мировом рынке. Челночная дипломатия Билла Ричардсона также не привела к расколу "нефтяного блока". Даже тесно интегрированная с Соединенными Штатами в рамках НАФТА Мексика предпочла подождать общего решения об увеличении добычи.
Высокие цены изменили соотношение сил между государственными компаниями стран Залива и крупными иностранными корпорациями. Теперь не арабы вынуждены обращаться за инвестициями к нефтяным гигантам, а тем приходится искать расположения арабских правительств. Характерным примером стала история с выдворением японской Arabian Oil из нейтральной зоны между Саудовской Аравией и Кувейтом, где она добывала нефть. Условием продления концессии на добычу, выдвинутым японской компанией, стало финансирование железнодорожного строительства в Саудовской Аравии, причем саудовцы требовали сумму в 1 млрд долларов. Японцы не стали выполнять это требование, и арабы не моргнув глазом отказали им в продлении концессии.
Российские аргументы
Кому-то может показаться удивительным, но голос Москвы был услышан на саммите ОПЕК, и позиция России заметно повлияла на итоги встречи, хотя она практически не располагает экономическими рычагами влияния на мировой рынок. Ее доля в мировом нефтяном экспорте составляет около 7%, и изменения его объемов остаются практически незаметными.
Дело здесь вот в чем. Не обладая экономическими рычагами, Россия является самой мощной в военно-политическом смысле страной - экспортером нефти. Поэтому на встрече министров нефтяной промышленности ОПЕК в активе российской делегации были политические доводы. В другой ситуации, если бы страны - экспортеры нефти руководствовались только экономическими аргументами, они бы не пригодились. Но поскольку ОПЕК подверглась неприкрытому политическому давлению со стороны США, то и российская поддержка оказалась востребованной противниками повышения квот.
Так, министр топлива и энергетики России Виктор Калюжный, присутствовавший на встрече в качестве наблюдателя, на переговорах поддержал Иран и Ливию, которые выступали против увеличения квот, и убеждал партнеров из ОПЕК в недопустимости давления на них США. В Министерстве топлива и энергетики считают, что моральная и политическая поддержка, которую Россия оказала Ирану и Ливии, повлияла на исход переговоров, а именно на окончательный масштаб увеличения квот. Весьма вероятно, что без участия России квоты были бы повышены значительнее и, соответственно, можно было бы ожидать большего снижения нефтяных цен.
Что касается грядущего закрепления начавшейся еще за месяц до саммита тенденции к снижению стоимости нефти, то в российском правительстве не склонны излишне драматизировать ситуацию. Как считает первый вице-премьер Михаил Касьянов, цена российской сырой нефти марки URALS в этом году будет колебаться в диапазоне от 20 до 24 долларов за баррель. Ежемесячные потери бюджета в результате снижения прибылей нефтяных компаний составят около 100 млн долларов, что не не так страшно. Тем более что бюджет-2000 верстался на основе среднегодовой мировой цены нефти в 19 долларов за баррель. Поступления от экспортных пошлин в соответствии с недавно утвержденной гибкой шкалой ставок останутся неизменными до тех пор, пока цена нефти не упадет ниже 22,5 доллара за баррель, а такое снижение пока не прогнозируется. Кроме того, экспортные пошлины дают лишь десятую часть суммарных бюджетных поступлений.
Более чувствительным снижение нефтяных цен может оказаться для внешнеторгового баланса России и, соответственно, для динамики валютных резервов и внешней платежеспособности страны. Согласно оценкам инвестиционной компании United Financial Group, падение цены нефти на 1 доллар за баррель приводит к уменьшению стоимости российского нефтяного экспорта на 80 млн долларов. С учетом экспорта нефтепродуктов, цены которых жестко связаны с нефтяными ценами, эта цифра увеличивается до 100 млн долларов. В результате если цена нефти до конца года будет находиться в диапазоне 20-25 долларов за баррель, то сальдо нашего торгового баланса может вернуться с рекордных зимних отметок (3,5-4 млрд долларов в ноябре-январе) к среднему посткризисному уровню в 2,5-3 млрд долларов в месяц. Но это, на наш взгляд, не катастрофа. В худшем случае накопленную с начала года 30-процентную прибавку к золотовалютным резервам придется потратить на обслуживание самых неотложных внешних долгов. Более того, в смягчении нынешнего резкого превышения предложения над спросом на внутреннем валютном рынке есть и положительный момент. "Если бы нефтяные цены остались на уровне двадцати восьми-тридцати долларов за баррель, курс доллара в России не смог бы в этом году подняться выше двадцати шести-двадцати семи рублей, а это бы стимулировало импорт и тормозило экономический рост", - считает директор Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования ИНП РАН Андрей Белоусов.
В Минтопе готовят "несимметричный" ответ на грядущее понижение цен. В этом году ожидается сокращение нашего нефтяного экспорта на 10-12 млн тонн. Это снижение не связано с решением стран ОПЕК об увеличении квот и является элементом политики Минтопэнерго, направленной на уменьшение зависимости от экспорта и увеличение внутреннего потребления нефти. Как сообщил "Эксперту" пресс-секретарь Виктора Калюжного Олег Смирнов, из 310-312 млн тонн нефти, которые будут добыты в нынешнем году российскими компаниями, около 182 млн пойдет на внутренний рынок. Потери от снижения экспорта, как рассчитывают в Минтопэнерго, будут компенсированы ростом доходов от экспорта нефтепродуктов.
Что касается самих нефтяников, то большинство экспертов разделяют мнение о том, что снижение цены до 20 долларов за баррель для абсолютного большинства российских компаний неопасно. Даже при этой цене в среднем по российскому рынку рентабельность нефтедобывающего бизнеса останется на уровне 25% (а для лидеров отрасли и того выше, в частности для НК "Сургутнефтегаз" - 35%). Опасным является снижение цен до 15-17 долларов за баррель. Но и в этом случае прогнозировать летальный исход для нефтяного сектора весьма трудно. Нефтяники считают, что при такой стоимости нефти произойдет скачок валютного курса до 35 рублей за доллар и бизнес, ориентированный на экспорт, по-прежнему останется рентабельным.
Поводов для беспокойства нет
Нефтяники и эксперты не прогнозируют резкого падения цен и рентабельности добычи "черного золота"
Президент нефтяной компании "Славнефть" Михаил Гуцериев:
- Для нашей компании снижение цены в ожидаемых пределах не представляет опасности. "Славнефть" рентабельна при цене выше четырнадцати долларов за баррель - а до этих цифр еще далеко. Опасным такое снижение может быть только для тех компаний, которые управляются менее эффективно.
Аналитик компании "Атон" Стивен Дашевский:
- В результате произошедшего увеличения квот соотношение спроса и предложения на нефтяном рынке существенно не изменится: оно по-прежнему будет в пользу нефтяных компаний. Во-первых, весна - традиционный сезон возрастания спроса, а во-вторых, в мире почти исчерпаны запасы бензина, и увеличение предложения лишь удовлетворит этот спрос. Исходя из этого можно считать, что средняя цена двухтысячного года в двадцать-двадцать пять долларов вполне реалистична.
Аналитик компании "Никойл" Геннадий Красовский:
- Исход совещания стран ОПЕК оказался чрезвычайно благоприятным для России. ОПЕК всего лишь узаконил тот лишний миллион баррелей, который негласно был экспортирован его членами в феврале. В итоге если на мировом рынке и будет превышение предложения нефти над спросом, то оно будет незначительное, а скорее всего его не будет вообще. В прошлом году кризис был обусловлен снижением спроса на топливо в Юго-Восточной Азии, а в этом году в Азии спрос, наоборот, стабильно растет.
Записала Екатерина Дранкина
 


Все замечания и пожелания присылайте по адресу: skv@nefte.ru

ЗАО "Независимое нефтяное обозрение "СКВАЖИНА" (С) 1999 Все права защищены