7 июня 2001 г.
Источник: "Независимая газета"
Автор: Юрий Елисеев, начальник управления геологии РАО "Роснефтегазстрой"
Время больших проектов
Уход из Монголии был ошибкой, медлительность при возвращении туда - еще большая ошибка
Более полувека Россия и Монголия были связаны крепчайшими партнерскими связями, принесшими немалое благо экономике обеих стран. Разумеется, были и ошибки, неверные ходы, но в целом этот союз был достаточно и экономически, и политически оправдан. На рубеже столетий союз был нарушен. Российские специалисты ушли из Монголии. Этот исход был - и это нельзя не признать - серьезнейшей геополитической ошибкой. Возьмем только одну проблему - геологические изыскания. В тот недобрый период накопленный за долгие годы партнерства, бесценный в своей основе материал о геологических ресурсах Монголии был частично утерян, частично осел в различных организациях двух стран. То, что сохранилось и было доступно исследователям, составляло не более 60% того материала, который позволял утверждать, что недра страны изучены "до состояния прозрачности".
Составленная в лучшие годы сотрудничества новейшая карта "Природные ресурсы Монголии" отразила во многом уникальные запасы угля, нефти, чистых вод, соли, меди, урана и других полезных ископаемых на территории страны. Подчеркнем, что российско-монгольское предприятие "Эрдэнэт" является на сегодня одним из крупнейших в мире производителей медного концентрата, выпуская отличного качества сырье в объеме 400 000 тонн в год. Страна добывает ежегодно 10-12 тонн первосортного золота. Можно продолжить этот перечень, но и из приведенного вполне очевидно то, что мы, т.е. Россия, тогда бросили полноценного партнера, который к тому же остро нуждался в пашей помощи - и не денежной или сырьевой, а интеллектуальной.
Наш уход из Монголии диктовался планами перехода России на новую парадигму экономического развития, которой и была подчинена политика того времени. Но недаром умнейшие бизнесмены, философы и политики предупреждали мир о том, что нельзя иметь интересы и не иметь принципов. Глубочайшим заблуждением веет от лукавого тезиса: "политика вне морали". Глубинная народная память не забывает, кто и как вел себя в трудный период для народа и страны в целом, что и накладывает длительное время свой отпечаток на деловые партнерские отношения с любой страной. Сегодня все говорит о том, что Монголия нужна России и Россия нужна Монголии, что вчера была сделана ошибка и сегодня мы это признаем. Говорят, что глобализация экономики, многополюсность мира становятся реальностью, и не дай бог нам оказаться на разных геополитических полюсах с этой все еще столь дружественной нам страной.
Вчера мы, российские геологи, совместно с монгольскими коллегами искали руду и воды, нефть и уголь, то есть все то, что позднее нашло свое отражение на карте "Природные ресурсы Монголии. Полезные ископаемые". Сегодня специалисты РАО "Роснефтегазстрой" вернулись вновь в Монголию, вооруженные идеей (пока - идеей) взаимовыгодного освоения ранее разведанных там ресурсов. Мы привезли совершенно новую электронную карту полезных ископаемых и выступили в Улан-Баторе со своей оценкой ресурсного потенциала страны перед членами правительства, хурала и представителями частного капитала. Но вот что мы там узнали: российские компании, в отличие от китайских или южнокорейских, не связаны в единую команду, почти не поддерживаются государством и действуют исключительно на свой страх и риск. Это далеко не новость, но недоучитывать такой фактор нельзя.
В процессе деловых контактов правительственные структуры Монголии предложили РАО "Роснефтегазстрой" стать генеральным подрядчиком крупнейшего за всю историю Монголии проекта строительства трансмонгольской автомагистрали, которая не должна будет уступать, а в чем-то должна и превосходить лучшие автомагистрали США и Европы. Проект предполагал, что новая дорога сыграет роль станового хребта, с которым будет увязана транспортная сеть страны, главная магистраль соединит проверенным веками торговым путем Россию, Монголию, Китай и Казахстан. Будет ликвидирован анклавный тип хозяйствования, не позволяющий стране встать в один ряд с экономическими лидерами паназиатского рынка.
Речь идет не просто о дороге. Монголии необходима современная транспортная сеть, состоящая из дорог разного класса, включающая магистральные трубопроводы, обеспечивающие страну энергоресурсами, транспортирующие углеводороды за ее пределы, при этом интересы российских компаний не будут ущемлены. В этой связи небольшое отступление. Сегодня существуют два варианта транспортировки углеводородов в Китай: минуя Монголию из Ангарска в Дацин, протяженностью в 2488 км, и через Монголию: Ангарск-Улан-Батор-Пекин в 2437 км. Имеется трехстороннее соглашение, подписанное Китайской национальной нефтегазовой корпорацией (КННК), "Транснефтью" и "ЮКОС" по транспортировке до 2010 года в Китай по 20 млн. тонн нефти в год, а после - по 30 млн. тонн.
Пекин жестко противодействует монгольскому варианту трассы, хотя тот имеет существенные преимущества перед альтернативным вариантом, и немалые. Мы не будем останавливаться на всех минусах и плюсах этих вариантов, скажем только, что они оба несут реальную экологическую угрозу - угрозу загрязнения Байкала. Рядом с ней меркнут все преимущества этих проектов. Нами разработан оптимальный, экологически безупречный, на наш взгляд, вариант трассы нефтегазопровода Россия-Китай через Западную Монголию, учитывающий энергоресурсы Западной и Восточной Сибири и Казахстана.
Этот вариант не только экологически безопасен, но и идет к тому же через природные ловушки-накопители углеводородов и обеспечивает энергосырьем остро нуждающиеся в нем слабозаселенные районы Китая. Широко распространенное мнение, что территория Китая густо заселена, глубоко ошибочно, и чтобы это понять, достаточно взглянуть на административную карту страны. Транспортная сеть должна быть обеспечена нефтезаправочными станциями, для чего планируется строительство нефтеперерабатывающего завода под Улан-Батором. На востоке Монголии американцы уже качают нефть. Совсем недавно открыто нефтяное месторождение и в южной части "нефтяного пояса" с извлекаемыми запасами в 2 млн. тонн. Рядом наметились еще четыре аналогичных месторождения.
Большой интерес проявляет Россия к одному из крупнейших в мире производителю медного концентрата, о котором уже говорилось выше. В СП "Эрдэнэт" 49% акций принадлежит ВО "Зарубежцветмету", остальные - Монголии. Из концентрата здесь ежегодно производится свыше 120 000 тонн меди, цена которой превышает 1 800 долларов за тонну. Сегодня предложения о покупке акций комбината пришли от РАО "Норильский никель" и "Уральской горно-металлургической компании".
Но вернемся к энергоресурсам страны. На сегодня потребность Монголии в углеводородах, в нефтяном эквиваленте, около 560-580 тысяч тонн в год. Это нормально для сельскохозяйственной страны, но крайне мало для перехода в ряды промышленно развитых стран. Нефть импортируется из России (Ангарск, Ачинск, Омск), хотя своя нефть у Монголии имеется. Разведаны Дзунбаянский (Южная Монголия) и Тамсагский (Восточная Монголия) нефтяные блоки, где, по сведениям англичан и американцев, запасы нефти около 22 и 37 млн. В целом по Монголии такие запасы оцениваются американской компанией Exploration Associates international - Texas в 4-5 млрд. тонн. Не исключено, что эти цифры завышены, но надо признать, что и другие компании называют близкие цифры. Нефть расположена на сравнительно небольших глубинах в 700-1000 и 2200-3000 м. Крупными компаниями, занимающимися нефтью Монголии, на сегодня являются "Soco International Inc. (Австралия), "ROC" Oil Company Ltd (США), American Desert Oil Inc. (Китай). К ним может примкнуть "Татнефть" (РФ), если ее поисковые работы и 2001 году будут успешными. Нельзя не упомянуть государственные и частные компании Монголии. Добываемая в Монголии нефть идет в Китай.
Таково положение с нефтью Монголии. Уголь используется в стране еще довольно слабо. Здесь заслуживает внимания проект строительства компактных электростанций непосредственно на месторождениях угля. При грамотном расположении линий электропередачи последние будут подпитываться мелкими электростанциями, вырабатывающими электроэнергию прямо на месторождениях угля, меняющих свою дислокацию по мере истощения залежей. При реализации этого проекта около 60% всей требуемой энергии может быть получено за счет работы таких электростанций, а с 2010-2011 гг. объем такой электроэнергии может возрасти в 1,5-1,8 раза. Недооценена и роль гидроэлектростанций, подходящие места для строительства которых имеются на реках Селенга, Орхон-гол, Дэлгэр-Мурэн. Здесь есть участки, где легко создать компактные водохранилища объемом от 1 млрд. кубометров водной массы с перепадом уровней в 6-10 метров. При этом площади затопления будут весьма незначительны.
Все вышесказанное свидетельствует о том, что Монголия имеет немалые ресурсы энергетического сырья и вполне может удовлетворять не только свои внутренние потребности в нем, но и войти в число импортеров энергетиков. Возвращение России в Монголию, взаимовыручка и дружба двух стран выгодны и России, и Монголии. И мы желаем этого, но, как сказал великий Гете, "хотеть недостаточно, надо действовать". И в этом главная скрепляющая, цементирующая роль должна принадлежать государству. Для России, как показывает весь опыт ее истории, иного пути нет.
Идет время крупных комплексных проектов, способных принести пользу частному бизнесу, государству, обеспечить людей работой и заработками. Монголии нужны сегодня инвестиции, в том числе энергоносителями, которые может ей предоставить дружественная Россия. Золото, соль, медь и прочие ископаемые, а также мясо - это то, чем сегодня готова платить страна за помощь в преодолении хозяйственного отставания, все еще создающего препятствия для ее полноценного партнерства на паназиатском и мировом рынках.
 


Все замечания и пожелания присылайте по адресу: skv@nefte.ru

ЗАО "Независимое нефтяное обозрение "СКВАЖИНА" (С) 1999 Все права защищены