19 апреля 2001 г.
Источник: "Независимая газета"
Автор: Марианна Беленькая
"Рассчитывая на Ирак, вы гонитесь за миражами"
Мы надеемся, что Россия сможет повлиять на Багдад, заявляет спецпредставитель эмира Кувейта шейх Сауд Насер ас-Сабах
- Ваше превосходительсвто, с чем связан ваш визит в Москву?
- Я привез с собой послание от Его высочества эмира государства Кувейта Его превосходительству президенту РФ Владимиру Путину. В этом послании разъясняется позиция государства Кувейт по положению в регионе и результаты арабского саммита в Аммане. Сейчас все великие державы уделяют большое внимание решению вопроса урегулирования взаимоотношений между Кувейтом и Ираком. Наша позиция по этому вопросу очень четкая и ясная. На саммите Лиги арабских государств (ЛАГ) мы доказали, что все обвинения в неуступчивости в наш адрес безосновательны. Мы потребовали выполнения резолюций С Б ООН со стороны Багдада, а также снятия с него санкций в случае их выполнения.
Мы подвергались агрессии со стороны Ирака, но, несмотря на все это, мы относимся к нему как к соседу. Мы не хотим, чтобы иракскому народу был нанесен вред. Наши замечания, претензии относятся только к иракскому режиму, иракскому правительству. Хотя это право иракского народа выбирать себе руководителей - это их внутреннее дело. Но несмотря на нашу гибкую позицию, Ирак отказался от принятия всех резолюций, инициатив, которые исходили не только от Кувейта, но и от других арабских стран. Вопрос в том, хочет ли блага своему народу иракский режим? К сожалению, опыт показал, что не хочет, так как Багдад отказался от всех инициатив саммита. Эту позицию я и разъяснил нашим коллегам в Российской Федерации.С Россией нас также связывает соглашение о взаимной обороне, и мы должны, естественно, обмениваться мнениями. Когда я вручал послание министру иностранных дел Игорю Иванову, я разъяснил ему позицию Кувейта и заметил, что и он выразил недоумение занятой Ираком позицией.
Все. что я услышал от российского министра, отражает его понимание нашей позиции и позиции других государств нашего региона. Россия как постоянный член С Б ООН несет ответственность за стабильность и безопасность во всем мире. Мы рассчитываем на помощь России, исходя из той позиции, которую она занимает, а также ее связей с Ираком. Мы рассчитываем, что Россия уговорит иракских руководителей согласиться с инициативами, исходящими от саммита ЛАГ. Самое главное для нас, чтобы Ирак выполнял резолюции СБ ООН, уважал нашу безопасность и обязался не повторять агрессии, которую он совершил в 1990 году. Ирак же не хочет давать подобных обязательств и уважать наш суверенитет. Мое впечатление, что Иванов понимает нашу позицию, и мы рассчитываем, что Россия сможет повлиять на Багдад и решить проблему, которая существует в нашем регионе уже более 10 лет. Кувейт и другие арабские государства сделали шаг навстречу Ираку, он тоже должен был пойти нам навстречу, но, к сожалению, он не сделал ни одного шага вперед.
- А чего конкретно вы добиваетесь от Ирака, каких документов, обязательств, договоренностей?
- У нас очень много нерешенных вопросов с Багдадом: наши пленные и пропавшие без вести, которые до сих пор удерживаются в Ираке. Более 600 человек. Нас также волнует вопрос наличия у Ирака оружия массового уничтожения (ОМУ). Багдад должен также выплатить компенсацию Кувейту за нанесенный им ущерб, вернуть украденную у нас собственность. Эти все вопросы четко прописаны во всех резолюциях Совета Безопасности, и мы не требуем ничего больше. В этом заключается суть моей миссии -донести нашу позицию для руководства России и узнать, как дальше будут обстоять дела с Ираком, после его отказа от наших инициатив. Тем более, в ближайшее время в Москву приезжает посланник Ирака - вице-президент страны Таха Ясин Рамазан (это было запланировано на 18 апреля). Российское руководство должно выяснить дальнейшие намерения Ирака и его отношения к инициативам ЛАГ.
Все, что мы слышим сейчас во всех СМИ, является пропагандой иракского режима. Ираку разрешено экспортировать свою нефть и получаемые доходы тратить на свой народ, на обеспечение его продуктами и медикаментами. Он ничего из этого не делает, а только занимается пропагандой снятия санкций. Надо сказать, что санкции фактически уже не работают. У Ирака три миллиарда долларов находятся во французских банках, эти ассигнования существуют для обеспечения медикаментами и продуктами иракцев, но он отказывается от этого, более того, случается, что Ирак перепродает купленные продукты другим странам. Войны нам не нужны, разрушения нам не нужны, мы миролюбивая страна, хотим жить в мире и согласии с нашими соседями. Если Ирак хочет идти по этому пути, то мы готовы и открыты. Но то, что мы видим - он идет по пути угроз, и его риторика не отличатся от той, что он употреблял в 1990 году, во время агрессии. Вы знаете, около 5 миллионов иракцев живут за границей из-за этого режима. В 1980 г. Багдад совершил агрессию против Ирана и вел войну восемь лет! В результате уничтожена была экономика и народ Ирака. Потом он совершил вторжение в Кувейт. Сколько можно воевать, кому нужна такая агрессивная атмосфера? Он воюет со всеми соседями, возьмите его отношения с Сирией. Турцией. Саудовской Аравией, Ираном. И неужели он прав. а мы все не правы? С 1991 года. со времени освобождения Кувейта Багдад ведет борьбу против собственного народа внутри страны.
Как вы знаете, Ирак фактически разделен на три части. На северную. где курды, середину и юг. где шииты. Ирак - это очень богатое государство, у них производство нефти составляет три миллиона баррелей в день. у них нет проблем с водными и сельскохозяйственными ресурсами. В стране существуют все условия для экономического развития. Ирак это очень важное государство для нашего региона, в этом качестве его рассматривает и Россия. Мы поддерживаем целостность Ирака, мы против его разделения на разные части. Выходит, что мы заботимся о народе Ирака больше, чем иракское правительство. Самое главное для меня. чтобы российские СМИ поняли нашу позицию и отличали пропаганду от реальности.
- В день вашего приезда в Москву здесь прошел международный круглый стол "Санкции - дорога в никуда", помимо политиков в нем активно принимали участие и российские бизнесмены, работающие в основном в нефтяной сфере. Все они выступают за скорейшее снятие с Ирака санкций. В том числе и потому, что это даст им новые возможности работы в этой стране. У России очень сильные экономические интересы в Ираке, что нельзя сказать про Кувейт...
- Можно сказать, что санкции практически с Ирака сняты. Я был министром нефти и знаю, что нефтяные компании работают в Ираке...
- Но многие контракты заморожены...
- Из-за действий иракского режима. Багдад использует Россию в этом вопросе. Все контракты, которые не касаются производства оружия, комиссия ООН разрешает. Что касается российско-кувейтских экономических отношений, то мы стремимся к их развитию. И мы заметили, что, к этому же стремятся и другие государства Персидского залива -Саудовская Аравия, Катар, Эмираты, Бахрейн. Уже заключено много контрактов, особенно в военной области. Я хотел бы. чтобы меня пригласили на вчерашнюю встречу в поддержку Ирака. Мы поддерживаем снятие с него санкций и желаем удачи российских нефтяным компаниям в их работе в Ираке. Своей работой они помогут иракскому народу. Главное, чтобы не способствовали Багдаду производить ОМУ.
- Не могли бы вы поподробнее рассказать про возможности экономического сотрудничества между Кувейтом и Россией. Как обстоят дела на данный момент?
- В 1994 году я был в Москве, встречался с бывшим министром иностранных дел Андреем Козыревым. Я предлагал сотрудничество, говорил, что наш рынок открыт для вас. Вы должны активизировать свое присутствие, приезжайте, пожалуйста, предлагайте проекты. У нас открытый рынок, государство не контролирует этот вопрос, в основном всем занимается частный сектор. Если вы предлагаете какие-то интересные предложения - ради бога, мы только поощряем сотрудничество. Я встречался с четырьмя министрами нефти РФ. Я приглашал их к в Кувейт, сказал, что нам нужна ваша технология, мы готовы купить ее. Я три года был министром нефти - приглашения продолжались, и никто не приезжал. В основном наше сотрудничество строится на закупке нами оружия и запчастей к нему. Мы купили реактивную систему залпового огня "Смерч", боеприпасы. То, что предлагает нам российское правительство, то мы и покупаем. Мы готовы принимать от России любые предложения. Где эти предложения? Сейчас в России находится наш миллиард и шестьсот миллионов долларов, мы готовы купить на них любые российские товары, и не только для кувейтского рынка, но мы готовы экспортировать их на рынки других стран Залива.
Ваша основная проблема - это политические партии, которые поддерживают дружественные отношения и связи с баасистским режимом в Ираке, и не могут отказаться от этих теплых отношений до сих пор. Сейчас другое время, другая атмосфера. Повторяю, мы готовы принимать от России любые коммерческие предложения. Я слежу сейчас за развитием отношений между Россией и Ираном, за договоренностью о закупке оружия, самолетов, танков, пушек. Это все оружие будет в нашем регионе, станет причиной нестабильности, и могут возникнуть проблемы из-за того, что у Ирана будет столько оружия. Есть программы экономического развития, именно им должно уделяться самое большое внимание в любом сотрудничестве, нельзя ограничиваться только закупкой оружия или запчастей.
В Кувейте все время проходят выставки товаров народного потребления из США, Франции, со всего мира. Я уже девять лет в кувейтском правительстве и не помню, чтобы такая выставка проходила в Кувейте или даже в нашем регионе. Сейчас мир не рассчитывает только на военную силу. Только великие державы могут иметь огромный военный потенциал. Весь мир уделяет основное внимание экономике, глобализации, интеграции. Мы хотели бы убедить российских бизнесменов приехать к нам, устроить такие выставки, завязать отношения с нашими бизнесменами, и со всего Залива.
Я еще в 1994 году сказал, что проблема заключается в том, что вы гонитесь за миражом. Мираж - надежда, что через 10-20 лет будет снята блокада с Ирака и с ним будут нормальные, полноценные отношения. Зачем бегать за миражом, когда есть возможность развивать полноценные отношения с государствами Залива. Я знаю, что Ирак много должен России, и вы стремитесь возвратить долг. Кстати, в основном он возник от продажи оружия. Все средства Ирака сейчас находятся под контролем ООН, включая Россию, как постоянного члена СБ. Россия в курсе всех вопросов. Вы знаете, сколько должен Ирак государствам, пострадавшим от него? Только Кувейту - 200 миллиардов долларов. Даже если сегодня с Ирака снимут блокаду, чтобы вернуть долг России, ему потребуется как минимум 30-40 лет. А у него есть и другие обязательства. Мой совет - не слушать обещаний иракских руководителей, которые они не в состоянии выполнить. Это совет ваших друзей. Ваше право их слушать и решать, как поступать.
- Говорят, что российские компании стоят перед выбором - работать либо в Ираке, либо в Кувейте. Что вы скажете на это?
Мы не возражаем против их работы в обеих странах. У нас существует большой проект по развитию нефтяных промыслов, кстати, "ЛУКОЙЛ" имеет шанс участвовать в этом проекте. Другая российская нефтяная компания отказалась от участия, поскольку не обладает нужной технологией. Мы говорим "добро пожаловать" российским компаниям. Если у вас есть нужные технологии - приходите. Мы знаем, только не обижайтесь, что Россия пользуется опытом и зарубежных специалистов для развития своей нефтяной отрасли, но, несмотря на это, мы готовы работать с вами.
- В каких конкретно областях вы ждете россиян, будут ли наши товары конкурентоспособны на вашем рынке?
- Рынок Кувейта нельзя сравнивать с рынком Ирака или Ирана по численности населения, но Кувейт является окном к рынкам стран Залива. Мы готовы к любому сотрудничеству, особенно в строительстве. Ваша проблема -это ваша пассивность. Нет присутствия России ни на государственном уровне, ни на частном. Возьмите гражданские проекты. Множество компаний работает в этой сфере, в частности японские, южнокорейские, европейские и американские. Даже европейские компании не могут конкурировать с южнокорейскими. Возьмите нефтяной сектор, который является самым производительным. В Кувейте все время проходят тендеры для всех стран мира, участвуйте хоть в одном! Я разделяю вашу заботу об экономическом сотрудничестве. Проблема в том, что мы приглашаем, а вы не приходите. К нам приезжают только ваши военные делегации. Но наш рынок маленький, мы не можем купить много оружия. Если есть предложения, я готов вас слушать.
- Вернемся к политическим вопросам. В Кувейте в прошлом году часто проходили демонстрации против российской политики в Чечне...
- Что касается официальной позиции Кувейта, то Чечня - это внутреннее дело России. С позицией народа сложнее. Существует межмусульманская солидарность. Именно поэтому проходили митинги протеста в нашей стране. Это мнение народа, никто не принуждал их выходить на улицу. То же происходит и по отношению к мусульманам на Балканах. Народ оказывает моральную поддержку народу.
- Это только моральная поддержка или финансовая тоже?
- По правительственной линии мы такими вещами не занимаемся, но мы не можем запретить любому мусульманину пожертвовать свои деньги в фонд помощи беженцам или любому другому нуждающемуся мусульманину. Другое дело - поддержка палестинского народа. Тут помощь оказывается на правительственном уровне. Существует разница между правительственным решением и народной волей.
- Спасибо, ваше превосходительство, за ответы...
- Я заметил, что у вас в Москве большие изменения. В 1994 году не было такого прогресса. Политика открытых дверей все-таки играет большую роль в развитии. Кстати, говоря о вопросах экономики, вы спрашивали только об одном векторе отношений. О работе россиян в Кувейте, а о нашем желании работать в России вы не спросили.
- С удовольствием выслушаем ваши предложения.
- Мы стали свидетелями большой свободы в Москве и России, мы готовы и заинтересованы в развитии нашего сотрудничества с Россией. Мы были бы очень-очень рады участвовать в проектах внутри России. Мы делаем инвестиции во всем мире. От США до Австралии. Политическое положение в России было сложным, теперь мы видим, что существует стабильность и подошло время для инвестирования. В Кувейте есть государственная компания по инвестициям, которая относится к Министерству финансов. Ее представители готовы приехать сюда и изучить любой проект. Кувейт в основном уделяет внимание двум направлениям - нефтяному сектору и инвестициям за границу. Мы не промышленное государство, не сельскохозяйственное. Мы видим, как в Россию инвестируют США, Япония, Германия, и хотим тоже поучаствовать.
- В какие конкретные области вы готовы инвестировать?
- В любые. В недвижимость, нефтяной сектор, любые интересные области. Как во всем мире, так и в России. Мы стремимся к диверсификации инвестиций. Если вы поедете в Европу, то вы увидите наши инвестиции везде. У нас сейчас более 8 тысяч бензоколонок по всей Европе, мы вкладываем в развитие аэропортов. Сейчас новая эпоха в России. Должен быть какой-то механизм или инструмент, который привлекает эти инвестиции в конкретные проекты. Вы великая держава, у вас большие экономические возможности, у вас есть сырье. Но главное - политическая стабильность, тогда экономика будет развиваться спокойно.
- Все ваши инвестиции идут за счет Фонда будущих поколений, расскажите про него подробней.
- Фонд был основан в 60-х годах, у нас существует закон - вычет 10% от всех ежегодных доходов государства в Фонд, а затем мы используем эти средства для инвестиций. На другие цели их нельзя использовать, кроме чрезвычайных случаев, по специальному закону. Например, во время иракской агрессии. Если бы не было этого Фонда, мы бы оказались в плачевном состоянии, и не смогли пережить случившееся. Из-за агрессии мы потеряли больше половины средств Фонда. Но ничего страшного, мы будем продолжать копить. Нужно только время и стабильность.
- Часто говорят, что же будет делать Кувейт, когда кончится нефть. Насколько у вас хватит запасов?
- Это актуальный для нас вопрос. Мы об этом думали, когда создавали фонд. Кстати, все доходы от наших инвестиций возвращаются в Фонд, а не входят в бюджет Кувейта. До иракской агрессии доходы, получаемые от инвестиций, уже стали равны доходам Кувейта от нефтяного сектора. Но разрушения, агрессия, конечно, оставили свой след. Хотя запасов Кувейта хватит более чем на сто лет, мы рассчитываем, что доходов от инвестиций хватит на долгое время, чтобы жить дальше.
- То есть в будущем Кувейт станет не нефтяным государством, а финансовой империей.
- Кувейт уже финансовый центр, мы не туристическое государство...
- Кстати, почему вы не развиваете туризм?
- У нас нет основ для туризма. Мы очень маленькое государство. Мы в основном являемся финансовым центром, как Сингапур. Есть государства, которые могут заниматься туризмом, у них красивая природа, хороший климат...
- Но ведь у ваших соседей в ОАЭ те же условия...
- Они больше. И туризмом занимаются не все эмираты. В основном только Дубай. Это не нефтяной эмират. Они добывают всего сто тысяч баррелей в день. Вся нефть в Абу-Даби. Поэтому жители Дубая стремились создать туристическую базу в своем эмирате.
- В нашем разговоре вы часто упоминали другие государства Залива. Насколько активна и действенна сейчас такая организация, как Совет сотрудничества государств Персидского залива?
- С первого дня Совета Залива я имею к нему непосредственное отношение. Этот Совет - просто как ядро для будущего объединения этих государств. Мы идем к этому шаг за шагом. Наша стратегическая цель - объединение, но надо отрегулировать социальные, экономические различия между нами. Сколько лет ушло на объединение Европы? В Кувейте политический режим отличается от других государств Залива. Это является препятствием. Но и другие государства создают законодательные советы (шура), начинают выбирать парламенты, то есть приближаются к положению в Кувейте. Обязательно в будущем будет объединение. Маленькие государства не могут существовать по отдельности. Я уверен, что рано или поздно союз будет. Это не правительственное желание, это народное стремление.
***
ИЗ ДОСЬЕ "ДИПКУРЬЕРА"
Шейх Сауд Насер ас-Сабах родился в 1944 г., получил юридическую степень в лондонском университете в 1968 г. Шейх Сауд неоднократно представлял Кувейт на международных конференциях. В 1975-1980 гг. был послом Кувейта в Великобритании, а затем до 1992 г. - в США. С 1992 по 1996 г. занимал пост министра информации. В 1998 г. стал министром нефти.
 


Все замечания и пожелания присылайте по адресу: skv@nefte.ru

ЗАО "Независимое нефтяное обозрение "СКВАЖИНА" (С) 1999 Все права защищены