30 августа 2001 г.
Источник: газета "Новые известия"
Автор: Сергей Илларионов
Политэкономическая стратегия Казахстана - первые плоды
Пуск в эксплуатацию нефтепровода Тенгиз - Новороссийск, построенного силами Каспийского трубопроводного консорциума, следует рассматривать как крупнейший успех экономической политики Казахстана. Дело не только в дополнительных объемах нефти, которые теперь пойдут на экспорт с прикаспийских месторождений. В трубе КТК имеется доля собственности Казахстана, и право эксплуатации данного маршрута казахстанскими нефтяниками оговорено соответствующими соглашениями. Таким образом здесь казахстанские нефтепромышленники в значительно меньшей степени зависят от российской монополии "Транснефть", чем при использовании прежних путей нефтетранзита. Таким образом Казахстан обретает дополнительную свободу рук в использовании своих природных ресурсов углеводородного сырья.
Ресурсы же эти весьма значительны. В минувшем году промелькнуло сообщение, что запасы одного лишь месторождения "Кашаган" могут превышать 7 млрд. тонн, что сопоставимо с богатейшими нефтеносными площадями Ближнего Востока. В целом же перспективные запасы нефти в Казахстане и на казахстанском участке каспийского шельфа некоторые эксперты оценивают фантастическими цифрами - более 30 млрд. тонн. (Для сравнения: разведанные нефтересурсы Кувейта составляют 15 млрд. тонн, ресурсы Саудовской Аравии - 27 млрд. тонн по состоянию на 1 января 2001 года.)
Формирование нефтегазоносных отложений на территориях современного Западного Казахстана происходило в течение нескольких сотен миллионов лет. В течение последних полумиллиарда лет на данной территории существовали самые благоприятные условия для процессов биогенеза, побочным продуктом которого стали мощнейшие отложения минерализованной органики. К востоку от рассматриваемой зоны ископаемая органика палеозойской эры легла угольными пластами Кузбасса и Караганды. Нефтяные же и газовые месторождения перманентно находили на северо-западе от Транскаспия - практически на всем пространстве между Волгой и Уральскими горами, на севере - по всей Западносибирской равнине, на юго-западе - по всему Каспийскому бассейну, на юге Транскаспия - в Узбекистане. Центральная, сердцевинная часть этой огромнейшей нефтегазоносной зоны - Западный Казахстан, где биогенез шел в течение самого длительного времени и при самых благоприятных условиях.
Как утверждают современные теории, именно здесь, а также в прилегающей к Казахстану части современного каспийского шельфа нефтяные пласты должны быть рекордными по запасам (и даже большими, чем нефтяные отложения Персидского залива).
Запасы углеводородного сырья на территории Западного Казахстана, по логике вышеизложенного, должны залегать глубже, чем, например, в Западной Сибири. Найти их сложнее. Поэтому, когда в конце шестидесятых годов XX века забил фонтан Самотлора, геологи Миннефтепрома СССР массами ринулись в сибирские болота; на казахстанские пустыни их возможностей тогда не хватило. Сыграла определенную роль и ведомственная разобщенность, характерная для советских хозяйственников: в шестидесятых - семидесятых годах основные геологические изыскания в западном Казахстане производились по линии Минсредмаша, заинтересованного в приращении запасов урана, золота и редкоземельных элементов. То, что минсредмашевцы искали, то и нашли (только не в Казахстане, а по соседству, в узбекских Кызылкумах), создав над новообретенными минеральными кладовыми горно-обогатительные комплексы Уч-Кудука и Зарафшана. Нефть и газ не искали - и не нашли. Хотя соответствующие весьма обнадеживающие данные были получены еще ранее. В постсоветские времена эти данные получили подтверждение в ходе изыскательских работ, проводившихся уже под эгидой правительства независимого Казахстана и государственной компании "Казахойл".
В свое время поторопился разыграть карту "большой каспийской нефти" азербайджанский лидер Гейдар Алиев, притом изрядно "блефанул", значительно преувеличив в ходе пиар-кампаний масштабы ресурсов нефти на своем участке Каспийского моря. Исход известен - истинные объемы азербайджанских нефтекладовых были в конечном итоге адекватно оценены партнерами, которые после этого резко снизили свое внимание к политическим интересам и экономическим прожектам Баку. Казахстан в своей нефтеэкономической политике старается избегать ошибок, уже совершавшихся другими нефтедобывающими странами. Характерная деталь - из всех стран Каспийского бассейна, включая Азербайджан и Россию, только Казахстан с 1994 года отличается неизменным ростом своей нефтедобычи, которая уже перекрыла уровень докризисного 1990 года и составила в прошлом году более 30 млн. тонн.
При этом, по оценкам некоторых экспертов, нефтепромышленность Казахстана в принципе уже в ближайшие год-два могла бы нарастить добычу в 1,5-2 раза, к 2010 году довести ее до 120-150 млн. тонн нефти и газового конденсата в год, а в период 2015-2020 гг. выйти на уровень 300-350 млн. тонн, войдя в один ряд с ведущими странами-нефтеэкс портерами. Прогнозируемое значение Казахстана, как одного из основных игроков на поле мировой нефтеэкономики, в весьма недалеком будущем еще может еще более возрасти, если учесть прогрессирующее истощение ресурсов в ряде регионов традиционной нефтедобычи.
Мировой (и в частности казахстанский) опыт показывает, что, как правило, нефть проще добывать, чем транспортировать на экспорт и продавать с выгодой для национальной экономики страны, на территории которой производится нефтедобыча. Даже занимающие стратегически выигрышное положение на магистральных морских коммуникациях арабские нефтедобывающие страны должны были в течение многих десятилетий бороться за то, чтобы занять комфортную нишу в мировом нефтебизнесе (а до того им приходилось мириться с ролью "шестерок" в этой сфере, полностью контролировавшейся до начала семидесятых годов XX века узкой группой транснациональных монополий). С учетом этого опыта Нурсултан Назарбаев до недавнего времени не давал отмашки на публикацию истинных сведений о казахстанском нефтяном Эльдорадо. Сейчас он, вероятно, чуть-чуть приоткроет карты "большой нефтяной игры" - он уже имеет не только разрабатываемые источники нефти, но также инфраструктуру ее добычи и гарантированные маршруты транспортировки на мировой рынок.
В свое время "большая нефть" Западной Сибири стала приятной неожиданностью, скрасившей закатные годы коммунистического режима, получившего возможность продлить свое существование на пару лишних десятилетий. Если бы знали последние вожди СССР о тех богатствах, которые таятся в подземных и подводных кладовых Транскаспия, вся история Страны Советов могла бы повернуться по-иному - но вряд ли это соответствовало бы подлинным интересам народов России, Казахстана и других нынешних постсоветских государств. Сейчас нефтедоллары, обильно поступающие в казахстанскую казну, обеспечивают тот невиданный рост экономики (с годовым увеличением ВВП на 10-15%), который создает предпосылки для выдвижения Республики Казахстан в число наиболее динамично развивающихся стран мира.
 


Все замечания и пожелания присылайте по адресу: skv@nefte.ru

ЗАО "Независимое нефтяное обозрение "СКВАЖИНА" (С) 1999 Все права защищены