23 марта 2001 г.
Источник: газета "Время по" (Казахстан)
Автор: Ныгмет Ибадильдин
Страсти по южному газу
Обеспечение Южных регионов Казахстана газом превратилось в проблему сразу с обретением независимости, так как соседние республики связывали поставки газа не с целевыми указаниями из центра, а на основе рыночных цен. Соответственно, вопрос об энергетической независимости получил весьма отчетливые очертания. Правительство приняло решение об освоении Амангельдинского месторождения в Жамбылской области. Однако многие вопросы, связанные с запасами и стоимостью работ, пока остаются без ответов.
Пролог
Проблемы с энергоресурсами Казахстана просты, но до сих пор трудноразрешимы. Суть их такова. Основное население республики проживает на Юге, при этом основные промышленные центры - на Севере (частично на юге), практически вся нефть и весь газ добываются на Западе. Энергетическая сеть, существовавшая со времен СССР, подразумевала три узла. Запад Казахстана поставлял свои ресурсы в Россию, на север и восток нефть и газ приходили из Сибири, а юг Казахстана был завязан на узбекском "голубом топливе". С распадом СССР Узбекистан стал поднимать цены. Как известно, с 1 января 2001 года цены были бы подняты с $35 до $50 за тысячу кубометров. Позже, на переговорах "без галстуков", а точнее, в лыжных костюмах, между президентами Узбекистана и Казахстана была достигнута договоренность снизить цену до $40.
Узбекистан пытается максимизировать прибыль в условиях рынка, используя свое преимущество монополиста. При этом ненавязчиво напоминается, что в Европе цена для коммунального потребителя от $300 до $420 за тысячу кубометров, включая акцизные платежи. Но проблема в том, что газа, особенно в зимнее время, не хватает в самом Узбекистане. Тем более что сейчас там активно продолжается газификация поселков. Кроме того, население растет и, следовательно, потребность в газе также будет возрастать.
Для Казахстана это означает: газа будет либо меньше, либо он будет дороже. Скорее всего, комбинация обоих факторов. Кроме этого, вследствие истощения узбекских месторождений пластовое давление упало, и добыча на газовых скважинах Ташкента снизилась. Это еще один фактор против. Раз в Узбекистане газа мало, цены все равно будут еще подниматься. Не сейчас, так через год, через два. Как выразился один из экспертов, "газовые войны будут продолжаться".
Амангельдинский проект пока возможен только теоретически. Но в последнее время он обсуждается все более активно, и уже нашел многих сторонников и противников. Как отмечает доктор геолого-минералогических наук Халит Парагульгов, "при СССР запасы этого бассейна не представляли интереса, так как рядом находились две союзные республики с огромными запасами - Узбекистан и Туркменистан". Но теперь СССР нет.
Сколько стоит Действие первое
Люди в наше время верят больше в сухую статистику и криогенную физику, бизнес-планы, а не в честное слово, благородство намерений или патриотические баллады. Приведем цифры, которыми оперируют в случае с Амангельдинской группой месторождений. Две самые важные. Вице-премьер Даниял Ахметов в конце января сего года провел совещание, на котором принципиально "принято решение незамедлительно приступить к реализации" проекта освоения Амангельды (цитируется "Казахстанская правда" от 26.01.2001). А премьер-министр Республики Казахстан Касымжомарт Токаев уже запросил $50 млн на этот проект. Деньги возможно получить от тех $660 млн, которые недавно поступили от продажи 5%-ной части акций казахстанской доли в "Тенгизшевройле". Однако этих $50 млн явно недостаточно.
Итак, взвесим ту сухую статистику, те данные, которые позволят выяснить, а стоит ли? А если стоит, то сколько?
Естественно, что разведка и разработка являются коммерческими проектами, и циркулирующая информация является коммерчески конфиденциальной. Но к Амангельды подступались столько раз, что информация из конфиденциальной превратилась сперва в полуконфиденциальную, а сейчас и в более-менее доступную. У каждой из компаний, участвующих в тендерах, есть свои собственные бизнес-стратегии, и цифры по затратам и доходам варьируются от фирмы к фирме. Нам доступны те цифры, которыми оперируют эксперты и которые опубликованы в презентационных материалах компаний, участвовавших в работе с месторождением, а также то, что приводится в СМИ. Сразу оговоримся, что цифры очень противоречивы, ведь журналисты - не геологи, геологи - не бизнесмены, а бизнесмены - не политики. Да и с самим Амангельды не все ясно.
Халит Парагульгов считает, что "даже если добыча не будет высокорентабельной, чтобы приобрести энергетическую независимость, Казахстан будет вынужден разрабатывать эти месторождения". В газетных материалах за 1998-2000 годы цифры расходятся от $20-60 до $100 млн. Возможно, речь шла об освоении одного месторождения или всей группы. В 1997 году, исходя из презентационных материалов "Юнокал", на освоение только Амангельды отводилось $99 млн. Из них на оценочные скважины - $8 млн, эксплутационные скважины - $27млн, газопровод (d = 20") -$33 млн и другие расходы, включая газоперерабатывающий завод.
Однако независимые эксперты приводят следующие цифры. Разработка только на первом этапе, т. е. на самое крупное месторождение, по минимуму будет стоить $ 76,7 млн. В эту цифру включаются постройка собственно газопровода (d = 20") - $36,7 млн, бурение и обслуживание скважин - $21 млн, строительство газоперерабатывающего завода (ГПЗ) - $10 млн и другие расходы - $9 млн. ГПЗ необходим, так как в разработке всей Амангельдинской группы есть гелий и азот.*
Второй этап предварительно составляет $258 млн. В него включаются дальнейшее освоение, внутренние трубопроводы обустройство, переработка, дальнейшее разведочное бурение. На третьем этапе также необходимо вести дальнейшие геологоразведочные работы. Учитывая все три этапа освоения месторождения, общая сумма достигает от $700 до $750 млн. В настоящее время, по оценке "Казтрансгаза", сумма инвестиций составляет $144,52 млн. Сюда включаются сейсморазведочные и поисковые работы, обустройство месторождения, строительство установок по подготовке газа и строительство газопровода.
На какое расстояние необходимо тянуть трубу, чтобы соединить ее с магистральным газопроводом "БГР - Ташкент - Бишкек - Алматы", также не совсем ясно. Приводились цифры в 130 км и 156 км. В данный момент самая последняя цифра - 170 км. Когда говорили 130, то подразумевалось строить газопровод до Каратау, однако теперь речь идет о постройке до Тараза, так как потребности Каратау в связи с остановкой большинства предприятий снизились.
Для иллюстрации варьирования цифр приведем мнение авторитетных независимых источников. На первом году эксплуатации затраты на месторождении, не учитывая транспортных расходов и тарифов, могут составить $33 за тысячу кубов. К 11-му году эксплуатации при условии инвестиций в $750 млн затраты на месторождении снижаются до $7 за тысячу куб. м. Впечатляет цифра 7, но сперва надо найти $750 млн. Даже если хочется иметь на конце трубы цифру в $30-50 за тысячу кубометров, придется разрабатывать специальный налоговый режим.* *
За условие сделать газ дешевым потребуется давать уступки, чтобы будущий инвестор, местный или иностранный, смог обеспечить возврат своих средств. Возвратность инвестиций, срок окупаемости проекта - в зависимости от этого будут условия контракта, налоговые льготы, тарифы и окончательная цена газа. Без всякого популистского стучания кулаками в грудь, но с четкими расчетами, необходимо определиться: стоит разрабатывать эти месторождения, либо о них можно забыть до лучших времен? Или до тех времен, пока Узбекистан снова не поднимет цены на газ.
Сколько газа надо и сколько есть
Максимальное потребление Южным Казахстаном газа в советские годы составляло приблизительно 6 млрд кубометров в год. В данное время из-за остановки множества промышленных предприятий эта цифра снизилась до 1,3 млрд кубометров. В казахстанских газетах приводится цифра еще меньше 1 млрд. Однако с учетом того, что население растет и некоторые промышленные мощности восстанавливаются, потребность может возрасти.
Но сейчас никто не скажет точно, сколько газа на Амангельды. Не мудрено, ведь бурение проводилось много лет назад. При СССР в 1986 году геологические запасы Амангельды были оценены в 2,1 млрд кубометров газа. Халит Парагульгов отмечает, что Геологический комитет по запасам СССР очень строго подходил к вопросам оценки запасов, и большая часть таковых в Амангельды - вне инструктивных требований. Кроме этого, северо-восточная часть данной структуры была недоизучена. В 1996 году была произведена переоценка, и цифра была увеличена до 21,5 млрд. Оценка "Юнокал" была более пессимистичной и в общей оценке, и в извлекаемости. В данный момент утвержденные геологические запасы месторождений Амангельдинской группы Анабай, Айракты, Кумырлы, Амангельды составляют 45,06 млрд кубометров газа, из них пригодного для употребления промышленностью и населением -31,7 млрд кубометров. Общие запасы конденсата составляют 2156 тысяч тонн. Извлекаемые запасы прогнозируются на уровне 50%. По оценкам независимых источников, общие запасы всей Амангельдинской группы могут достигать до 110 млрд кубометров.
Для доказательства или опровержения прогнозов потребуется провести геолого-разведочные работы по всей контрактной территории. Пессимизм "Юнокал" в извлекаемости запасов объясняется тем, что геологическое строение данного месторождения очень сложное. Проницаемость от одной скважины к другой варьировалась от 5 до менее 1 миллидарси. При втором показателе прибыльность работ сомнительна. Однако причина такой низкой проницаемости неясна до конца. Либо строение залежи такое, либо в процессе бурения имел место цементаж коллекторов, т. е. оно проводилось не очень аккуратно.
В общем, перед тем как строить газопровод, необходимо четко проработать вопрос о запасах и геологическом строении. Опять обратимся к мнению Парагульгова: "Очень много тех, кто сознательно пытается либо занизить, либо, наоборот, завысить запасы. Но к этому надо подходить объективно, с учетом всех возможных факторов, влияющих на оценку этих запасов". При нынешнем уровне технологий возможно более точное представление об особенностях Амангельды, и тогда можно проводить эксплуатационное бурение избирательно.
К сожалению, на оценку запасов, кроме геологических факторов, могут влиять и сугубо политические. Поэтому по всем этим месторождениям еще рано трубить в фанфары и раздавать ордена. Но тем более рано ставить на них и крест. При анализе работ по Амангельды вспоминается замечание весьма уважаемого в нефтегазовых кругах человека - Виктора Черномырдина: "Хотели как лучше, а получилось как всегда". Пусть все-таки получится как лучше.
Альтернативы
Разрабатывая только Амангельды, вряд ли можно решить проблему обеспечения газом Юга Казахстана. Но эту проблему можно решать комплексно, так как в соседстве с Амангельды расположены Айрактинская группа и месторождения Ушарал-Кемпиртюбе. Кроме этого, около Аральского моря существует группа месторождений, разведка которых сейчас продолжается. Их запасы, судя по всему, достаточно велики, чтобы функционирование газопроводов, которые могут быть построены, продолжалось бы несколько десятков лет. Эти запасы оцениваются в 150-170 млрд кубов. Однако опять необходимы инвестиции и трубопроводы.
Частичное решение проблемы обеспечения газом юга, а точнее Кызылорды, пытаются решить через принуждение разработчиков Кумкольских месторождений не сжигать, а утилизировать попутный газ. Речь идет о строительстве газоперерабатывающего завода, компрессорной станции и трубопровода. Также постоянно обсуждаются проекты взаимозамещения карачаганакского газа на узбекский по сети САЦ (Средняя Азия - Центр) или Бухара -Шалкар - Урал. То есть продавать казахстанский газ на Западе как узбекский, и потреблять то же количество газа, теперь уже узбекского, на юге. Хотя второй из трубопроводов не использовался годами и порядком обветшал.
Проблему обеспечения южной части республики газом пытаются решать кардинально. Есть проекты Карачаганак - Красный Октябрь - Шалкар - Кызылорда - Чимкент (стоимость, по оценкам экспертов, - от $947 до $1200млн), Кульсары - Шалкар - Кызылорда - Шымкент (от $575 до $850 млн) с присоединением к сети Газли - Алматы. С учетом того, что добыча на Тенгизе будет увеличиваться, Карачаганак тоже будет увеличивать обороты, а на подходе освоение Каспийского шельфа, то эти проекты теоретически самые оптимальные, особенно если мыслить категориями десятилетий. Если такие грандиозные трубопроводы будут построены, то освоение Амангельдинской группы, которая расположена на пути этого маршрута, можно рассматривать даже как частный момент.
Что плохо во всех грандиозных проектах - для них требуются грандиозные суммы. Тем более, несколько лет назад Всемирный банк проводил исследование об оптимальной длине трубопроводов, учитывая диаметр. Для трансказахстанских трубопроводов в Китай или на юг Казахстана срок окупаемости может составить сотни лет. То же самое может относиться и к Баку - Джейхану. Трудно найти инвестора, который убедит своих акционеров ждать сто лет. При освоении Амангельды стоит помнить, что самое дорогое - это неоконченный проект, так как выплачиваются неустойки по контрактам, чтобы законсервировать проект и поддерживать его в рабочем состоянии, тоже нужны деньги. А отдачи от него нет, ведь он не окончен. Но это уже умозрительные размышления в отличие от проблемы газификации всей страны (и Юга в том числе), которая остается на повестке дня.
***
Сами месторождения Амангельдинской группы открыли еще в 1961 году. Одним из участников экспедиции в 1977 году, во время которой осуществлялось разведочное бурение, был, кстати, Серикбек Даукеев, тогда геофизик, впоследствии министр экологии и биоресурсов, а ныне аким Атырауской области. В 1992 было создано ЗАО "Досбол", в которое вошли АО "Газпром", ПО "Жамбылоблгаз", ПО "Южказгеология", НК "Казахгаз" (по информации "Панорамы" от 26.11.99). Однако после этого остались только частные акционеры, а институциональные вышли. В то время акимом Жамбылской области был Омирбек Байгельды, впоследствии спикер, а ныне вице-спикер сената. По словам независимых экспертов, попытки привлечь государственные инвестиции под Амангельды предпринимались неоднократно, и тогдашний премьер Сергей Терещенко четко обозначил позицию, что освоение будет производиться из республиканских средств: "осваивать будем сами". При Акежане Кажегельдине уже участвовали иностранные инвесторы "Окан Холдинг" из Турции и "Дэу" из Кореи. Однако были затребованы государственные гарантии, на что правительство не пошло. Инвесторы отошли.
При Нурлане Балгимбаеве появился самый серьезный инвестор за всю инвестиционную историю Амангельды - американская компания "Юнокал". Совместно с саудовской компанией "Дельта ойл" в 1996 году 24 декабря ими был подписан Меморандум о взаимопонимании с тем же "Досболом". На исследование и анализ имеющихся материалов "Юнокал" потратил около $1,5 млн. Приняв во внимание существующие запасы, необходимые инвестиции в доразведку, разработку и транспортировку, существующий налоговый режим, а также платежеспособность потенциальных потребителей, "Юнокал" отказался от дальнейшего участия в проектах, касающихся разработки Амангельдинской группы месторождений. В общем, учитывая сложное строение, существующее налоговое законодательство и сомнительную оценку запасов, американцы оставили проект. Возможно, при этом сыграли роль какие-то другие, неизвестные широкой общественности факторы, например, разногласия между участниками проекта. Но, в любом случае, взвесив все "за" и "против", "Юнокал" отошел.
Арабы держались дольше: в июне 1998 года "Досбол" и "Дельта ойл" создали "Дельта Досбол Казахстан ЛТД". Однако и это не помогло благополучному разрешению всех проблем, и арабы тоже отошли. В 2000 году лицензию на разработку Амангельдинских месторождений выиграла только что созданная компания "Казтрансгаз". О том, что поиски инвестора необходимо продолжить, было озвучено и на совещании в январе 2001 под председательством Данияла Ахметова. В то же время, такой авторитетный нефтяник как Нурлан Балгимбаев, президент "Казахойла", высказал сомнения в целесообразности разрапботки Амангельды.
По последним данным, из исключительно авторитетных источников стало известно, что, возможно, российская фирма "Юкос" будет разрабатывать месторождение Амангельды наряду с месторождением Кенбай. Первое принимается как довесок ко второму, которое в данном случае лакомый кусок, хотя и вокруг Кенбая множество скандалов, связанных с разногласиями между государством и теперь уже бывшим разработчиком - г-ном Бидерманом. Про это месторождение долго ходила англо-казахская поговорка "Good bye, Кенбай". Но это уже совсем другая история.
***
Несколько вопросов, касающихся месторождения Амангельды, необходимо рассмотреть наряду с экономической целесообразностью проекта:
1. Четко просчитать экономическую целесообразность проекта в сравнении с вышеупомянутыми вариантами взаимозамещения или прокладки дополнительных трубопроводов с запада республики;
2. Определиться с доразведкой, так как не исключена вероятность существования вблизи этих месторождений и других. Комплексная разработка снизит себестоимость;
3. Рассмотреть проект системы разделения на гелий и природный газ. Каковы технологии, затраты, прецеденты. Разработка ради природного газа без учета гелия превратит его в "золотой";
4. Проработать вероятные рынки сбыта гелия, их сегодняшнюю емкость и потенциал. Российский ВПК совсем не советский по объемам, но он все равно поднимается. Кроме того, в Китае и Иране армия и вооружение все более модернизируются.
***
Содержание гелия на месторождениях Амангельдинской группы было и есть необычайно высоко. Каждое углеводородное месторождение, будь то нефть или газ, уникально по-своему. В одном - ванадий, в другом - сера. Рассматриваемые месторождения уникальны содержанием гелия. При оценке коммерческих рисков данный фактор тоже учитывался, так как спрос на этот элемент существует в мире. Гелий применяется во множестве областей современной химии и физике, учитывая, что этот элемент обладает самой низкой температурой кипения. Гелий используется, собственно, в лабораторных опытах физики низких температур, в качестве хладагента. Также его используют при консервации продуктов. Но самое главное - при автогенной обработке металлов, т. е. при высококачественной сварке гелий необходим для создания инертной среды. Такого рода сварка применяется, в первую очередь, в военно-промышленном комплексе.
Еще в советские времена разработка Амангельдинской группы рассматривалась именно с этой точки зрения, так как ВПК был основой советской экономики. При этом наличие природного газа не рассматривалось как основная причина вероятной разработки. Газ мог служить в качестве резерва в случае перебоев в Газли - Алматы. И сейчас, по мнению некоторых специалистов, разработка ради природного газа без учета гелия превратит его, как мы уже говорили, в "золотой".
Раз есть спрос, то необходимо выяснить цены. Цены на гелий у российского производителя - завода "Уралтехмаш" - составляют 162 рубля за 1 кубический метр при 150 атмосферах (данные за 2000 год). Оренбургский гелиевый завод, входящий в ОАО "Газпром" и являющийся крупнейшим в мире по переработке гелия, ставит цену продажи от $6 до $8 при тех же показателях. В Алматы, после прохождения всех бюрократических процедур по ввозу гелия, он уже стоит $27 за кубометр. Если разработка пойдет, то вряд ли в республике будет спрос на столь большие объемы, поэтому необходимо проработать мировые рынки сбыта. Гелий считается одним из стратегически важных товаров, разработка которого происходит в соответствии с национальными интересами, еще бы - ведь это ВПК. Рынок гелия достаточно стабилен и уже давно поделен, пробиться туда исключительно сложно. Однако уже упомянутый Оренбургский гелиевый завод закрывается.
--------------------------
* Собственно на самом Амангельды гелия и азота немного, но он есть на месторождениях Айракты, и особенно на Ушарал-Кемпиртюбе.
** Приведенные финансовые показатели отражают один из проектов. С течением времени и в зависимости от бизнес стратегии эти цифры могут измениться. Например, стоимость российских труб в связи с девальвацией может снизиться.
 


Все замечания и пожелания присылайте по адресу: skv@nefte.ru

ЗАО "Независимое нефтяное обозрение "СКВАЖИНА" (С) 1999 Все права защищены