18 марта 2001 г.
Источник: журнал "Континент" (Казахстан)
Автор: Константин Сыроежкин
Политика впереди экономики
Достаточно жеские условия, поставленные Президентом Назарбаевым перед единым оператором ОКИОК, свидетельствуют о том, что Казахстан больше не намерен мириться с ущемлением его национальных интересов
Недавний визит в Казахстан специального советника президента и госсекретаря США по энергетическим вопросам Каспийского региона Элизабет Джонс, ее переговоры с высшим руководством Казахстана и представителями Азербайджана, Грузии и Турции не только наделали достаточно много шума в дипломатических кругах, но и заставили поволноваться общественное мнение страны.
Главный результат этих переговоров - подписанный сторонами по их результатам Меморандум взаимопонимания по проекту транспортировки нефти по системе Актау - Баку - Тбилиси - Джейхан. Существенно новых моментов в нем не содержится, да он и ни к чему не обязывает договаривающиеся стороны, но сам факт его подписания в напряженной обстановке ожидания отложенного в очередной раз саммита "каспийской пятерки" весьма символичен. Символичность эта заключается в том, что в сложившихся условиях ожидать от саммита каких-то конкретных результатов не приходится, разве что стороны в очередной раз заявят о своих национальных интересах, попытавшись безуспешно поделить шкуру неубитого медведя.
Отложенный саммит
Еще в начале января президент Туркменистана Сапармурад Ниязов выступил с предложением провести очередной Каспийский саммит в конце февраля - начале марта на восточном побережье Каспия в городе Туркменбаши. Предложение было принято руководителями всех пяти прикаспийских государств. Предполагалось, что саммит будет носить неформальный характер и пройдет в режиме свободного обмена мнениями. По мнению Сапармурада Ниязова, такая форма встречи, не предусматривающая строгой повестки дня и какого-либо регламента, позволила бы найти точки соприкосновения в подходах прикаспийских стран по главному вопросу - выработке нового международно-правового статуса Каспия. Определенная логика в этом была, поскольку к моменту поступления инициативы президента Туркменистана в "каспийской пятерке" сформировались два отчетливых блока.
К придерживающимся одинаковых позиций Москве и Астане в результате визита Владимира Путина в Азербайджан и его переговоров с Гейдаром Алиевым примкнул Баку. Суть позиции этой тройки состоит в следующем: провести вдоль всей акватории воображаемую линию, делящую Каспий на две продольные части, и от этой линии нарезать участки в соответствии с сухопутными границами. Как мы уже писали, подключение Азербайджана к "двойке" Россия - Казахстан произошло далеко не случайно. Позиция Азербайджана уязвима как с экономической, так и с политической точки зрения. Углеводородное богатство Азербайджана оказалось мифом, и сегодня он не в состоянии самостоятельно заполнить ни один нефтепровод. Остается нерешенной проблема Нагорного Карабаха. Не исключен и политический кризис: Гейдар Алиев уже стар, а передать власть своему сыну Ильхаму легитимным путем вряд ли представляется возможным. В этих условиях поддержка со стороны России и Казахстана для него более чем значима.
На другом полюсе сформировался не менее согласованный блок в лице Ирана и Туркменистана. Как показала встреча Сапармурада Ниязова с иранским послом в Туркмении Сейидом Эбрахимом Деразгису, подходы Ашгабата и Тегерана к определению будущего статуса Каспия практически не отличаются. Иран и Туркменистан считают, что в случае раздела моря на национальные секторы разграничение должно пройти как по дну, так и по водной толще, причем море должно быть поделено равномерно между всеми участниками - по 20%. Одновременно две южные каспийские страны выступают против активности на водоеме военно-морских флотов, за исключением действия механизмов пограничного, таможенного и экологического контроля.
Не менее значимо и то, что между Туркменией и Азербайджаном существуют неразрешенные противоречия. Это спорные месторождения на Каспии, освоение которых Азербайджан ведет явочным порядком, и канувший в Лету именно благодаря упорству Азербайджана проект Транскаспийского газопровода, по которому туркменский газ планировалось транспортировать в Турцию через Азербайджан и Грузию. Вполне понятно, что при таком раскладе сил проводить саммит не имело смысла, все было предрешено заранее, что, собственно говоря, и подтвердила встреча заместителей министров иностранных дел в Тегеране 20-21 февраля. Иран вновь продемонстрировал неизменность своей позиции и выступил за равнодолевое деление Каспия.
Однако встреча не прошла впустую, на ней произошли два весьма значимых события, которые существеннейшим образом поменяли расклад сил в "каспийском споре". Изменилась позиция Туркменистана. По-видимому, руководство страны пришло к пониманию, что из двух зол нужно выбирать меньшее. Действительно, при любой методике раздела Каспия Туркменистан с экономической точки зрения ничего не теряет, поскольку запасы углеводородов в его части шельфа ничтожны. Но этого нельзя сказать о политических дивидендах. В случае неуступчивости он рискует вступить в конфронтацию не только с Россией, но и со своими соседями по Центральной Азии и Кавказу, а это явно не входит в планы Сапармурада Ниязова. Вероятно, следуя именно этой логике, спецпредставитель Туркменистана Борис Шахмурадов по окончании переговоров заявил, что раздел Каспия по методу срединной линии может оказаться предпочтительным для всех пяти государств.
Оставшись в гордом одиночестве, запросил тайм-аут и Иран, по инициативе которого и был отложен очередной саммит. Его положение чем-то близко положению Туркменистана. В плане добычи углеводородов Каспий иранскую сторону не интересует, важнее другое - сохранить партнерские отношения с Россией и государствами Центральной Азии, а Каспий - как демилитаризованную зону, обеспечить его экологическую защиту и добиться прохождения одного из маршрутов транспортировки каспийской нефти через свою территорию. Намеченный на 12 марта визит президента Ирана Мохаммада Хатами в Россию, в ходе которого состоятся его переговоры с Владимиром Путиным, по-видимому, и предполагает решение этих вопросов.
В этом контексте существенно одно обстоятельство. На сегодняшний день Иран является единственным явным сторонником России по противодействию экспансии США в Каспийском регионе. И та и другая сторона отчетливо понимают, против кого направлено усиление в нем влияния США и лоббирование ими маршрута Баку - Джейхан, в чьих интересах Азербайджан усиленно вовлекается в НАТО и т. д. Следовательно, можно ожидать, что Россия и Иран сумеют договориться, пока, правда, не совсем ясно, на каких условиях, но, думается, к обоюдному удовольствию сторон.
А отсюда следует и другой не менее значимый вывод: будущие каспийские альянсы будут формироваться преимущественно в двустороннем формате с обязательным участием России. Во всяком случае, как заявил спецпредставитель президента России по урегулированию статуса Каспийского моря Виктор Калюжный после поездки в Иран, последний предложил российским представителям подготовить совместное соглашение по типу российско-казахстанского и российско-азербайджанского. По-видимому, это достаточно отчетливо понимается российским руководством, которое со спартанским спокойствием восприняло принятый в Астане Меморандум взаимопонимания: чья бы буренка ни была, а теля все наше.
Последний оплот
Пока идут споры вокруг правового статуса Каспийского моря, США предпринимают отчаянные попытки хоть как-то обеспечить решение главной для них задачи в регионе - ограничить влияние России и Ирана на государства Центральной Азии. Один из путей решения этой задачи - прокладка нефтепроводов в обход иранской и российской территорий, что, собственно говоря, и являлось основной целью визитов в Казахстан Элизабет Джонс в декабре прошлого года и в феврале нынешнего. Причем следует отметить, что на этот раз США не ограничились просто политическими переговорами. В игру вступили игроки, с интересами которых нельзя не считаться.
В конце февраля корпорация "Шеврон" заявила о своем намерении приобрести долю у государственной нефтяной компании Азербайджана, которой принадлежит 50% в консорциуме "Баку - Джейхан". Напомним, что остальной пакет контролируется иностранными участниками: BP Amoco PLC является крупнейшим акционером, его доля составляет 25,41%, корпорации Unocal принадлежит 7,48%, норвежской компании Statoil - 6,37%, а компании Turkish Petroleum - 5,02%. С приобретением 50% "Шевроном" вся труба переходит под контроль иностранных компаний. Нелишне вспомнить и о том, кто является основными нефтедобытчиками и самыми крупными экспортерами нефти в Казахстане - американо-казахско-российское СП "Тенгизшевройл", казахско-турецкое ТОО "Казтуркмунай", а также АО "Актюбемунайгаз", АО "Мангистаумунайгаз", АО "Каражанбасмунай", где иностранные компании имеют от 60 до 90% акций.
Аналогичным образом ситуация складывается и в ОКИОК, где доля иностранных участников превышает 80%. И вполне естественно желание иностранных компаний играть первую скрипку в будущем нефтяном оркестре, а для этого необходима труба, которая ими бы и контролировалась. Участие в проекте корпорации "Шеврон" - крупнейшего на сегодняшний день и наиболее перспективного нефтедобытчика в Казахстане - и явилось главным козырем в реанимации идеи нефтепровода Баку - Джейхан. Западу, и прежде всего США, как-то поверилось, что теперь "дожать" Казахстан не составит большого труда. Но их, как всегда, подвела любовь к внешним эффектам. Как любил повторять товарищ Сухов, "Восток - дело тонкое", и не учитывать этого обстоятельства никак нельзя. Казахстан вышел из младенческого возраста и начинает осознавать свои национальные интересы.
Как уже говорилось, сам Меморандум взаимопонимания ни к чему не обязывает. Казахстан и раньше не отрицал возможности своего участия в проекте Баку - Джейхан. Более того, им даже назывались цифры предполагаемых объемов поставляемой нефти. Однако это становится выполнимым только при ее достаточных количествах. Сегодня, несмотря на всю шумиху, поднятую вокруг Восточного Кашагана, никто не может точно ответить на вопрос, сколько там нефти, какого она качества, да и нефть ли это вообще. Так что пока, как и десять лет назад, политика (а точнее, геополитика) по-прежнему шагает впереди экономики. Есть и другие факторы, делающие реализацию проекта мифом.
Во-первых, пока не урегулирован статус Каспийского моря, прокладывать трубу по его дну никто не позволит. Большие сомнения вызывает и то, что это когда бы то ни было будет реализовано, слишком велика угроза экологического бедствия. Перевозить же нефть с Актау до Баку танкерами в объемах, обеспечивающих рентабельность проекта, не только экономически нецелесообразно, но на сегодняшний день и невозможно в связи с ограниченными мощностями нефтеналивных терминалов порта Актау.
Во-вторых, по данным одного из российских сайтов, в ближайшей перспективе единственным оператором по экспорту казахстанской нефти станет Национальная компания "Казтрансойл". Она будет единолично заниматься оформлением связанных с транзитом договоров, контрактов и другой документации по транспортировке и перевалке нефти, представляя интересы всех казахстанских экспортеров. Ясно, что новая роль "Казтрансойла" сильно выходит за рамки функций просто технического оператора экспорта. Если это действительно так, то "Казтрансойл" получает контроль над всеми экспортными операциями, связанными с нефтью. Следовательно, вся информация по нефтяным контрактам в рамках трубопроводного экспорта станет абсолютно открытой для правительства и иностранным компаниям остается только мечтать о тех сверхдоходах, которые они получают сегодня.
В-третьих, правительство Казахстана начало разработку закона "О шельфе", в котором будет четко оговорено, какой процент доходов от транзита каспийской нефти получит Казахстан, а какой - нефтяные компании. А это означает, что Казахстан получит возможность укрепить свои позиции, диктуя выгодные условия и инвесторам, и операторам, и собственно консорциуму ОКИОК. Достаточно жесткие условия, которые поставил Нурсултан Назарбаев перед единым оператором ОКИОК, говорят в пользу того, что Казахстан больше не намерен мириться с ущемлением его национальных интересов. Понятно, что в этом случае на него будут оказывать давление, но на то она и большая политика - угодить всем невозможно. А раз так, то лучше поступать по известному в политике правилу: постоянных союзников не бывает, есть лишь постоянные национальные интересы.
 


Все замечания и пожелания присылайте по адресу: skv@nefte.ru

ЗАО "Независимое нефтяное обозрение "СКВАЖИНА" (С) 1999 Все права защищены