Поиск:
События
Black Submarine
Ляп-Петролеум
Криминал

Госструктуры
Компании
Персоналии
Проекты
Трубопроводы

Законы
Словарь
Нефть в мире
История
Экология

Дискуссия
Интервью
Консультации
Нам пишут

3 апреля 2000 г.
Источник: еженедельник "Эксперт"
Авторы: Ольга Власова, Петр Власов
Кому достался весь кумыс
Контроль над газоснабжением Казахстана переходит от бельгийской компании Tractebel к "Газпрому"
Утром 27 марта, когда Владимир Путин принимал поздравления по случаю официального избрания президентом Российской Федерации, одним из первых позвонивших оказался казахский лидер Нурсултан Назарбаев. Разговор, правда, лишь отчасти затрагивал расклад на российских президентских выборах. Собеседники, по сообщению пресс-службы Назарбаева, обсуждали в основном перспективы экономических отношений между двумя странами, прежде всего в энергетике. Сошлись на том, что перспективы неплохие. Надо только поддержать наметившуюся тенденцию по созданию крупных совместных предприятий нефтегазовой и энергетических отраслей.
Разговор этот трудно считать протокольной дипломатической формальностью. За неделю до российских выборов из Казахстана с громким скандалом был изгнан один из крупнейших инвесторов - бельгийская энергетическая фирма Tractebel, имевшая концессию на управление газораспределительной сетью республики и снабжавшая электроэнергией Алма-Ату. Казахстанские власти арестовали все имущество и шесть банковских счетов дочерней компании Tractebel "Интергаз-Центральная Азия". Внятного официального объяснения этим действиям не последовало. Сейчас за закрытыми дверями проходят переговоры между казахскими чиновниками и представителями Tractebel. По информации источников в Астане, уход бельгийцев из Казахстана практически предрешен.
Повесть об обманутых в Казахстане иностранных инвесторах примечательна тем, что выигравшей стороной на этот раз оказалось не только казахское правительство (за последние годы казахи не раз работали по принципу "неразменного рубля" - продавали собственность, а затем отбирали ее под различными предлогами). Место Tractebel на казахском газовом рынке должны занять российские компании "Газпром" и "Итера". Они будут контролировать газоснабжение республики и, что более важно, транспортировку туркменского и казахского газа в Россию и Китай.
Тихие бельгийцы
"Кто не рискует, тот не пьет кумыса", - любят шутить работающие в Казахстане иностранные инвесторы. Имевшая опыт работы в Нигерии и Бразилии компания Tractebel посчитала себя достаточно искушенной для того, чтобы в 1996 году, в разгар каспийской "нефтяной лихорадки", начать свой бизнес в Алма-Ате. Тем более что бельгийцы даже создали специальный страховой фонд, благоразумно ожидая неприятных сюрпризов.
В отличие от американских нефтяных гигантов типа Chevron, Tractebel пришла на казахский рынок без громких деклараций. Бельгийцы тихо приобрели восемь предприятий "Алмаатыэнерго" (три Алма-Атинские ТЭЦ, Капчагайскую ГЭС, Каскад ГЭС, городские теплосети и электросети) за 5 млн долларов, хотя оценено все это хозяйство было в 404 млн. Заниженная, мягко говоря, цена покупки объяснялась критической ситуацией, в которой находилась энергосистема Алма-Аты. Городские власти не были уверены в том, удастся ли городу пережить очередную зиму. А новоиспеченная дочерняя компания Tractebel - Almaty Power Consolidated - пообещала произвести все необходимые ремонтные работы, дабы подготовить энергетический комплекс к зиме и, даже более того, инвестировать в систему энергообеспечения Алма-Аты почти 300 млн долларов. И действительно, бельгийцы не обманули. Tractebel за несколько месяцев потратила 47 млн долларов и навела порядок, заслужив безграничную благодарность алма-атинских властей.
Возможно, что именно эта благодарность помогла Tractebel летом 1997 года сделать второй, гораздо более важный шаг на казахском рынке. Бельгийцы получили в концессию на 20 лет южную и западную часть газораспределительной системы Казахстана, включая проходящий по казахской территории участок магистрального газопровода "Средняя Азия-Центр". Несмотря на многочисленные нефтегазовые проекты, пока это единственная реальная возможность для экспорта природного газа из Средней Азии. Именно газовый транзит представлял собой "главный приз" для бельгийцев. Пропускная способность казахских магистральных трубопроводов составляет 65 млрд кубометров в год, тогда как внутренние потребности Казахстана - примерно 8 млрд кубометров газа. По магистральному трубопроводу можно было транспортировать как туркменский, так и собственно казахский газ, прежде всего с расположенного на каспийском шельфе газоконденсатного Карачаганакского месторождения, запасы которого оцениваются в 1,3 трлн кубометров (40% газовых запасов Казахстана).
Получить столь выгодную концессию Tractebel во многом помогло удобное стечение обстоятельств и, возможно, предоставленный Бельгией кредит в 500 млн франков. Весной 1997 года Туркмения, поставлявшая природный газ на Украину через российскую территорию по газопроводу "Средняя Азия-Центр" прекратила поставки, обвинив выступавшую в качестве посредника "Итеру" в том, что та задолжала ей свыше 450 млн долларов. Не получая денег от российского посредника, Туркмения, в свою очередь, не оплачивала транзитные деньги Казахстану, что сильно раздражало казахские власти. Tractebel пообещал казахам не только собирать транзитные платежи, но и начать экспортировать природный газ. "Мы не исключаем возможности выхода на китайский и европейский рынки", - заявлял президент Tractebel Людо Кандриес. Более определенно высказывался президент национальной компании "Казахойл" Нурлан Балгимбаев. По его словам, Казахстан планировал построить несколько газопроводов, в том числе в Турцию - по дну Каспия или через Иран. Одно из положений контракта с Tractebel заключалось в том, что компания должна построить газопровод в Китай через Алма-Ату и Талды-Курган. Осуществление проекта планировалось совместно с Туркменией и Узбекистаном.
Как ни зыбки были эти планы, приход Tractebel на газовый рынок Казахстана означал серьезное поражение для "Газпрома" и работавшей с ним в тандеме "Итеры". Россия была отсечена от газового анклава в Средней Азии. Увеличившиеся транзитные тарифы, вызывавшие недовольство "Газпрома", делали малорентабельной перепродажу среднеазиатского газа в других странах СНГ. Так, в прошлом году при прокачке туркменского газа на Украину Tractebel брала за транзит тысячи кубометров 13,5 долларов, что доводило стоимость газа на российско-украинской границе до 72 долларов. Кроме того, "Газпром" был вынужден отказаться от 15-процентной доли в международном консорциуме, разрабатывавшем Карачаганак, куда российскую компанию приняли на том условии, что она обеспечит транспортировку, переработку и экспорт добываемого на месторождении конденсата.
В осаде
Однако "медовый месяц" Tractebel с Казахстаном продолжался недолго. Рядовые казахи невзлюбили бельгийскую компанию после того, как та решила работать здесь по-европейски: повышать тарифы на газ и электроэнергию, а также отключать неплательщиков от сети. В Алма-Ате с некоторых пор обыденными явлением стали митинги с лозунгами: "Бельгийцы, убирайтесь из Казахстана!".
Постепенно начали возникать расхождения с правительством, которое периодически обвиняло Tractebel в уклонении от уплаты налогов и несоблюдении условий контрактов. Иногда доходило до того, что счета компании арестовывались, а ее представители не допускались милицией на собственное газохранилище, как это случилось, например, в феврале 1998 года. Но бельгийцы, прекрасно понимая специфику бизнеса по-казахски, не только терпели, но и нередко пытались призвать к порядку казахские власти, угрожая уйти из Казахстана. На войне как на войне. Tractebel продолжала работать и даже получала редкие похвалы президента. Когда в мае 1998 года генпрокурор Казахстана обвинил Tractebel в том, что она в течение двух лет уклонялась от уплаты налогов и установила незаконные тарифы на электроэнергию, Назарбаев заявил, что Tractebel - это хорошая европейская компания и не надо ее трогать.
Бельгийцев практически не трогали целый год. Компания за это время сумела реализовать свой первый газовый проект на казахском рынке, завершив строительство второй ветки трубопровода Узбекистан-Казахстан, по которой узбекский газ должен был поступать зимой в Алма-Ату. Другим достижением в мае 1999 года стал отказ "Итере" транспортировать газ из Туркменистана в Россию (далее он предназначался Украине), так как украинцы не оплачивали транзит надлежащим образом.
Проблемы начались в конце лета - Tractebel тогда опять выступила за повышение тарифов на тепло и электроэнергию, жалуясь на жесткий дефицит средств на ремонт энергетических объектов. Реакцией на это было требование Ассоциации кооперативов собственников помещений провести расследование деятельности бельгийской компании. В принципе, Tractebel очутилась в привычной для себя ситуации и ответила соответствующим образом - обвинила правительство в том, что из-за неповышения тарифов компания потеряла миллиарды франков. В ответ студенты Казахской государственной академии бойкотировали занятия из-за того, что Tractebel отключила их здание от сети за неуплату.
Однако вскоре стало ясно, что скандал на этот раз приобретает совсем иной размах. В европейской прессе в конце прошлого года появились сообщения о том, что при получении концессии на газораспределительные сети республики в 1997 году Tractebel была уплачена взятка в размере 50 млн долларов. Компанию также обвинили в отмывании денег. В принципе, кампания развивалась по тому же сценарию, что и прошлогодний российский коррупционный скандал. Расследованием занялись швейцарские и бельгийские следователи. Кто организовал сброс компромата, неясно.
С начала года по Астане стали циркулировать слухи о том, что Tractebel уходит с газового рынка республики. В марте, незадолго до ареста имущества дочерней компании бельгийцев "Интергаз-Центральная Азия", правительство Казахстана заявило о создании госкомпании "КазТрансГаз", которая будет контролировать национальные газотранспортные сети. По словам источников в Астане, бельгийцам могут дать небольшие "отступные" в размере 65 млн долларов.
Возвращение
Уход Tractebel из Казахстана удачно совпал с решением "Газпрома" и "Итеры" вернуться в Среднюю Азию. В ноябре-декабре прошлого года руководители этих компаний, Рем Вяхирев и Игорь Макаров, при активной поддержке Владимира Путина убедили туркменское руководство возобновить прерванные в 1997 году поставки газа "Итере" и "Газпрому". Был подписан контракт, согласно которому Туркмения продаст России в 2000 году 20 млрд кубометров, а еще через год эти поставки могут возрасти до 50 млрд кубометров. Плата Tractebel за подобный транзит составила бы 70-100 млн долларов в год. Договориться с новоиспеченной компанией "КазТрансГаз" будет, по всей видимости, гораздо легче. Руководство Казахстана всячески подчеркивает свое желание сотрудничать с "Газпромом".
Интересно, что еще в прошлом декабре, когда Tractebel вполне официально владела газотранспортной сетью республики, Нурсултан Назарбаев заявил о том, что "Газпром" занят разработкой системы газоснабжения всего Казахстана. Сегодня чиновники в Астане уже напрямую говорят о своем стремлении видеть российскую компанию газовым оператором республики. "Отсутствие 'Газпрома' на газовом рынке Казахстана выглядело бы по меньшей мере странно", - заявил в марте министр иностранных дел Ерлан Идрисов. Источники в столичных кругах упоминают также "дружественную 'Газпрому' структуру". Характерно, что экспроприацию собственности Tractebel в Астане называют "переуступкой доли" в пользу другой компании. Вероятно, именно эта компания и заплатит бельгийцам "откупные".
Российское правительство со своей стороны также поспособствовало возвращению "Газпрома" в Казахстан (как и на переговорах с Туркменией в прошлом году, где написанное от руки в адрес туркменбаши письмо Путина сыграло важную роль для заключения газового контракта). Как утверждала казахская пресса, в феврале во время своего визита в Астану министр топлива и энергетики Виктор Калюжный выразил желание, чтобы Tractebel ушла из Казахстана. Взамен он предложил Назарбаеву создать единый с Россией энергетический баланс, а также начать совместный экспорт казахского газа в Китай - проект, который так и не смогла осилить бельгийская компания. Назарбаев согласился. Это был финал среднеазиатской эпопеи Tractebel, когда-то бросившей вызов самому "Газпрому".
 


Все замечания и пожелания присылайте по адресу: skv@nefte.ru

ЗАО "Независимое нефтяное обозрение "СКВАЖИНА" (С) 1999 Все права защищены