29 марта 2001 г
Источник: газета "Время по" (Казахстан)
Автор: Ныгмет Ибадильдин

Нефть Каспия. Что дальше?

Инвесторы ждут действий от Казахстана. Астана выдерживает паузу
В вопросы о дальнейшем лицензировании на Каспийском шельфе до сих пор не внесена ясность. Первая радостная ласточка от Каспийского бассейна - это открытие на Восточном Кашагане. И государственные круги и инвесторы с оптимизмом встретили известие о благоприятных результатах бурения на Каспии. Инвесторы, в свою очередь, стали ждать, что на разведку остальных частей Каспийского шельфа будет объявлена программа или конкурс по подаче лицензий. Ожидалось, что это произойдет на выставке "КИОГЕ" 2000 года. Не произошло. Во всех речах высокопоставленных чиновников Казахстана звучал рефрен по Кашагану, а о дальнейших действиях говорилось только в общих чертах, расплывчато и даже мимоходом. Инвесторы пребывали в нетерпении, сменившимся недоумением и далее, видимо, даже разочарованием.
С точки зрения нефтяных бизнесменов, именно сейчас казахстанским властям необходимо представить полномасштабную программу разработки Каспийского шельфа, принадлежащего РК. Делать это надо немедленно или, как говорят, "еще вчера" в силу нескольких причин.
Прежде всего, еще существует этот "Кашаганский ореол". Если одна попытка оказалась успешной, то под другие легче привлечь финансовые ресурсы. Это своего рода кумулятивный, положительный эффект. Временной фактор, или "почему сейчас", имеет еще одно измерение. В мире происходит конкуренция за инвестиции. Ближайшие конкуренты Каспия вообще как источника углеводородного сырья - это Ирак и Иран. Когда-нибудь обе эти страны откроются для инвестиций. И это "когда-нибудь" может наступить в течение двух-трех ближайших лет. С Ирака тоже снимут санкции, вероятно, в обозримом будущем. Именно поэтому сейчас и пробил "час Каспия", а то деньги уйдут в Иран и Ирак. Россию тоже не надо сбрасывать со счетов, как конкурента в борьбе за инвестиции. Российские нефтяные компании более капитализированы и, следовательно, у них больше шансов для привлечения как стратегических инвесторов, так и международного заемного капитала, на который они уже вышли. У того же самого "ЮКОСа" ежегодное производство больше, чем у всего Казахстана.
И третье весьма важное обстоятельство, - это то, что границы национальных секторов Каспия не определены. Не определен и его юридический статус, хотя еще в 1998 году Россия и Казахстан подписали договор о разделе дна водоема на национальные сектора, а в январе 2001 президенты Путин и Алиев подписали аналогичный договор между Россией и Азербайджаном. На апрель этого года запланирована встреча всей пятерки в Ашхабаде. В связи с вышеизложенным, обратим внимание на следующее обстоятельство: Москва и Тегеран в совместном заявлении от 12 марта высказались категорически против транскаспийских трубопроводов в связи с их экологической опасностью.
Начав разработку раньше, Казахстан четко обозначит, что он относит к своим территориям на Каспии. И это право "первозахвата" поставит Казахстан в более выгодную позицию с конкурентами из прибрежных стран. По крайней мере, на спорных месторождениях, которые могут быть открыты компаниями, ассоциированными с Казахстаном, и где они в состоянии закрепиться, как операторы.
По достаточно авторитетным свидетельствам, власти Казахстана осознают раздражение и нетерпение инвесторов. Молчание носит вполне сознательный характер и, может быть, объясняется следующим образом. Уже упоминавшееся отсутствие юридического статуса Каспия, который был бы официально принят всеми прибрежными государствами, может служить препятствием для выдачи лицензий. Начав разработку в пограничных секторах, Казахстан рискует осложнить свои отношения с другими странами Каспийской пятерки.
Но второе обстоятельство - более знаменательно. Отмечается тот факт, что в данный момент имеют место своего рода индивидуальные переговоры между Казахстаном и ведущими нефтяными корпорациями. То есть вместо конкурсного отбора предпочтение отдается прямым переговорам. Возможно, в этом есть свои преимущества, но самым большим недостатком остаются уже знакомые вещи - закрытость и не подконтрольность. В закрытых переговорах основную роль при присуждении лицензии на разведку может играть размер бонуса, а не собственно технико-экономическое обоснование. Это тоже не очень воодушевляет, так как если в краткосрочном плане это здорово, то в долгосрочном более логично, если выиграет не та компания, что платит большой бонус, а та, которая хорошо подготовлена в технологическом плане и может эффективно разрабатывать месторождение в дальнейшем и, следовательно, платить налоги. И, в-третьих, если коммерческие запасы нефти на шельфе есть, то открытие может повлечь за собой внутриклановую борьбу в самом Казахстане за контроль над этими ресурсами. Ситуация раскола внутри элиты, на которую могут наложиться межрегиональные трения депрессивных и богатых областей, становится слишком неконтролируемой. Поэтому пусть нефть лежит в земле, пока за нее не перессорились.
Заключение
В общем, Казахстан ждет у Каспийского моря погоды или встречи в Ашхабаде. Инвесторы говорят, что погода уже пришла, и лучше никогда не будет, поэтому время отправляться в плавание. Но Казахстан выдерживает паузу. В любом случае решение о дальнейшем лицензировании или разработке будет когда-нибудь принято. И будет исходить из самых верхних эшелонов власти, так как здесь затрагиваются вопросы национальных интересов, больших денег и будущего страны.
 


Все замечания и пожелания присылайте по адресу: skv@nefte.ru

ЗАО "Независимое нефтяное обозрение "СКВАЖИНА" (С) 1999 Все права защищены