5 марта 2001 г
Источник: "Московская правда"
Автор: Алексей Чичкин

Каспийский бассейн "вожделели" все

Похоже, все прикаспийские страны договорились о принципах раздела Каспия: дележу подлежит его дно, буквально напичканное нефтью и газом. Водная же акватория должна оставаться в общем пользовании. Но сам механизм раздела каспийских вод, где сосредоточены основные мировые ресурсы осетровых, не прописан ни между государствами региона, ни между "прикаспийскими" субъектами Федерации. А противоречия между последними обостряются.
После недавнего визита Владимира Путина в Азербайджан его руководство наконец согласилось с позицией России и Казахстана по разделу моря (дележ дна, но не водного пространства). Однако каспийские границы Астраханской области, Калмыкии и Дагестана до сих пор существуют лишь на бумаге. Между тем в оспариваемых ими районах Каспия, по оценкам Минэнерго и Минприроды РФ, содержится не менее 250 млн. т нефти и свыше 5 млрд. кубометров газа (природного и нефтяного). То есть на спорные сектора приходится более трети ресурсов углеводородного сырья в российском секторе Каспия.
Кроме того, "спорные воды" обладают примерно 40 проц. запасов осетровых в той же (российской) части Каспийского бассейна. Правда, по данным Госкомрыболовства РФ, эти запасы катастрофически быстро сокращаются -прежде всего из-за браконьерства и резкого ухудшения качества водной среды. Руководители этого ведомства неоднократно заявляли, что в ближайшее время может быть полностью запрещен промышленный вылов осетровых в российском секторе Каспия, в первую очередь на акватории, прилегающей к Дагестану и Калмыкии.
Вдобавок в прибрежных районах этих республик разведаны крупные запасы нефти и газа, а их руководство уже ведет переговоры с российскими и иностранными компаниями о разработке этих "закромов" и соответственно сооружении новых нефте- и газопроводов. Но юридические и географические неопределенности способны оставить все эти проекты лишь на бумаге и одновременно усилить противоречия в "треугольнике" Астрахань - Махачкала - Элиста.
Только дагестанский "сектор" ежегодно потчует Каспий 800-850 млн. кубометров неочищенных сточных вод, немногим меньше поступает с астраханского берега, около 300 млн. кубометров - с калмыцкого. В результате загрязняются те же каспийские водные ресурсы, используемые для питьевых и хозяйственных нужд. Усугубляет ситуацию плачевное состояние водоочистных и водонакопительных устройств практически на всем российском побережье Каспия. Кстати, они, образно говоря, едва дышат на ладан в Дербенте, Избербаше, Кизляре, в прилегающем к Калмыкии Прикаспийском районе Астраханской области, и уже не первый год.
Дошло, например, до того, что вода для питья почти во все прикаспийские города и поселки Дагестана и Калмыкии подается по жесткому графику (по несколько часов в сутки). А ведь в прибрежных районах - главным образом пастбищные угодья для отгонного животноводства, которые "снабжаются" всевозможными отходами, поступающими опять-таки с прибрежными каспийскими водами. Словом, едва ли не замкнутый круг.
Ну а споры из-за осетровых и соответственно принадлежности большинства районов их вылова "ожесточаются" не только между администрациями Астраханской области, Калмыкии и Дагестана. По данным Федеральной погранслужбы (ФПС), жесткие разборки между браконьерами Дагестана и Калмыкии насчет территорий осетрового промысла и цен на добываемую продукцию, а также на черную икру со второй половины 90-х годов стали традицией. Сегодня реальные каспийские границы между упомянутыми субъектами РФ "принадлежат" браконьерским структурам. Сохранение же такой ситуации, по мнению специалистов ФПС и Госкомрыболовства, способно уничтожить полностью все ресурсы осетровых (включая воспроизводственную молодь) примерно на 80 проц. водной акватории в российской части Каспия.
По понятным причинам сотрудничество между прикаспийскими территориями России в этой сфере фактически предано забвению. Воспроизводственные проблемы уже не первый год стараются решать только в Астраханской области: только здесь работают некоторые рыбоводные заводы, а промысел осетровой молоди запрещен областной администрацией. Однако, по оценкам Каспийского НИИ рыбного хозяйства, из-за отсутствия четких морских границ не только "легальные", но и браконьерские суда из Калмыкии и Дагестана регулярно вторгаются и в прикаспийские районы области, и даже в бассейн Нижней Волги...
Впрочем, именно высшее российское руководство вольно или невольно "разделило" - на особо ценные и, скажем так, другие - запасы осетровых в каспийской акватории РФ, что, образно говоря, обидело Махачкалу и Элисту. Ведь еще в 1992-м президент РФ поручил российскому правительству совместно с правительствами Дагестана, Калмыкии, администрациями Астраханской и Волгоградской областей подготовить предложения (как значилось в искомом распоряжении) "для решения вопроса об отнесении осетровых видов рыб Каспийского бассейна в пределах Астраханской области к федеральным ресурсам". А в 1993-м правительство распорядилось о разработке соответствующего постановления упомянутыми властными структурами совместно с Госкомрыболовством РФ, причем в трехмесячный срок. Но с тех пор прошло около 10 лет...
Получалось, что только астраханские осетровые - наиболее ценные для федерального Центра. По экспертным оценкам, такая "избирательность" не могла не стимулировать споры о каспийских границах между здешними субъектами Федерации, а также дагестанское и калмыцкое браконьерство во всей российской акватории Каспия, включая дельту Волги.
Кроме того, до сих пор не принят специальный законопроект, подтверждающий заповедный статус северо-западного Каспия и соответственно весьма жесткие условия тамошних рыбопромысла и нефтегазодобычи. Вдобавок в Калмыкии и Дагестане, за редкими исключениями, не проводится экологическая экспертиза проектов по добыче нефти и газа, как и по строительству нефте- и газопроводов в прикаспийских районах. Ее не было и при подготовке калмыцкого "суперпроекта" - сооружения транзитно-паромного терминала в Лагани (на Каспийском побережье), рассматривавшегося руководством Калмыкии в качестве конкурента аналогичному федеральному проекту - порту Оля (на юге Астраханской области). Теперь же, по имеющейся информации, вместо терминала планируется создать грандиозный аквапарк. Но опять-таки - исключительно калмыцкие, а не федеральные власти выдвигают подобные проекты...
Кстати, Калмыкия в 1956 году (когда была восстановлена Калмыцкая АССР) получила 30-километровый участок на Нижней Волге. То есть республику "включили" в основной район нереста российских осетровых Каспийского бассейна. Уже только по этой причине к особо ценным (охраняемым) ресурсам не могут быть отнесены только астраханские осетровые. Словом, если прикаспийским странам удалось сгладить свои внутрирегиональные противоречия, то между Астраханью, Элистой и Махачкалой они, скажем так, наверняка пойдут в рост. По целому ряду причин.
 


Все замечания и пожелания присылайте по адресу: skv@nefte.ru

ЗАО "Независимое нефтяное обозрение "СКВАЖИНА" (С) 1999 Все права защищены