30 августа 2001 г.
Источник: газета "Коммерсант"
Авторы: Сергей Лукьянов, Михаил Перфилов, Petroleum Argus

Война маршрутов

Кризис в отношениях между прикаспийскими государствами, а также охлаждение западных инвесторов к разработке азербайджанского шельфа Каспия могут оказаться на руку России - транспортный проект по экспорту нефти из каспийского региона Баку-Джейхан, являющийся конкурентным российским проектам, теряет свою привлекательность.
Азербайджанский шельф не оправдал ожиданий
Еще недавно казалось, что проект Баку-Джейхан после долгих дискуссий стал обретать вполне реальные очертания: в конце июня спонсорская группа проекта приступила к определению его точной стоимости. Одновременно компания Chevron, основной инвестор в Тенгизском проекте и Каспийском трубопроводном консорциуме (КТК), получила предложение выкупить 10% из 50% акций, принадлежащих Государственной нефтяной компании Азербайджана (ГНКАР) в будущем консорциуме по строительству трубопровода Баку-Джейхан. Азербайджанские официальные лица намекали на то, что ожидаемые положительные результаты разведочного бурения принадлежащего Chevron блока Апшерон в азербайджанской части Каспия должны подтолкнуть американскую компанию к окончательному оформлению своего долевого участия в проекте.
Однако эти планы рухнули, когда вместо ожидаемых 1 трлн кв м природного газа Chevron обнаружила лишь "незначительные запасы углеводородов", не позволяющие даже оценить потенциал блока. Кроме того, ГНКАР признала, что итоги бурения второй оценочной скважины на блоке Кюрдаши также разочаровали оператора проекта - итальянскую Agip. Затем американская ExxonMobil сообщила об отсутствии нефти в разведочной скважине, пробуренной в прибрежной зоне Огуз. А французская TotalFinaElf в начале июня вообще отказалась бурить вторую разведочную скважину на блоке Ленкорань-Талыш-Дениз, предложив выплатить компенсацию в размере $12 млн за выход из проекта после неудачных результатов бурения первой скважины.
Косвенным образом подтверждаются опасения экспертов относительно невозможности обеспечить привлекательные тарифы на маршруте Баку- Джейхан в связи со скудностью ресурсов, которые Азербайджан сможет направить по новому трубопроводу. Его проектная пропускная способность и так была снижена с ранее предполагавшегося уровня 70 млн т в год до 50 млн т. Даже самый успешный на сегодняшний день проект - разработка блоков Азери, Чираг и Гюнешли консорциумом АМОС во главе с ВР- на пике добыче в 2010 году будет добывать лишь около 40 млн т в год. При этом администрации США, оказывающей проекту Баку-Джейхан беспрецедентную поддержку, так и не удалось убедить присоединиться к нему ExxonMobil и Chevron.
Помимо излишней политизированности проекта Баку- Джейхан потенциальных инвесторов отпугивают предстоящие расходы, особенно после того, как ВР, которая является лидером среди иностранных компаний в спонсорской группе с долей в 25,51%, объявила в июне об увеличении предполагаемой стоимости проекта с $2,4 млрд до $2,8-2,9 млрд.Неблагоприятная ситуация вокруг конкурентного для России проекта позволила президенту госкомпании "Транснефть" Семену Вайнштоку в конце июня заявить на международной конференции в Лондоне: "Когда меня спрашивают о проекте строительства нефтепровода Баку-Джейхан, я отвечаю просто: идите и потратьте на него $3 млрд, а потом позвольте нефтяным бизнесменам выбирать между этим маршрутом и нашим (Баку-Новороссийск.- "Ъ")".
По большому счету единственной надеждой на привлечение дополнительных объемов в проект доставки нефти в Джейхан могут быть проекты по разработке новых месторождений в Казахстане, среди которых в первую очередь рассматривается Кашаган. Однако казахские официальные лица, включая президента страны Нурсултана Назарбаева, очевидно, учитывают болезненное отношение России к любому успеху конкурентного в геополитическом отношении проекта и поэтому заняли в этом вопросе осторожную позицию, формально поставив возможность поставок в Джейхан в прямую зависимость от конкурентоспособности маршрута.
Трудный путь КТК
После серии задержек, преследовавших проект в последнее время, неоднократно откладывавшаяся церемония пуска в строй КТК была в очередной раз перенесена на 20 сентября. Ранее дата отгрузки первого танкера уже переносилась с конца июня на 6 августа, а затем на 2 сентября.Одной из главных причин задержки стало то, что закачка нефти в трубопровод Тенгиз- Новороссийск возобновилась лишь в конце мая после почти месячного перерыва, вызванного отсутствием транспортного договора между акционерами консорциума и оператором трубопровода. Но трудности у КТК начались еще раньше, когда консорциум неожиданно для себя столкнулся с проблемами при решении вопроса определения качества нефти в рамках так называемого банка качества. Этот вопрос обязательно всплывет, когда российские компании получат возможность экспортировать свои объемы через систему КТК. Без утверждения "банка качества" ключевой поставщик казахской нефти Chevron отказывался начинать отгрузки из Новороссийска. В российском Государственном таможенном комитете сочли схему, предполагавшую платежи на офшорные счета, неприемлемой в силу невозможности контролировать разницу между стоимостью нефти, сдаваемой российскими компаниями в систему КТК, и стоимостью нефти, продаваемой с терминала КТК в Новороссийске.
Впоследствии таможенники выдали консорциуму разрешение на погрузку казахской нефти на собственном отдельном терминале в Новороссийске, однако некоторые наблюдатели посчитали, что задержки были не в последнюю очередь связаны с желанием России извлечь максимальную политическую выгоду до того, как новый маршрут окончательно заработает.Помимо этого, в конце мая у КТК неожиданно появился мощный оппонент в лице "Транснефти". Семен Вайншток привел ряд аргументов о возможных негативных последствиях ввода в строй КТК для экспорта российской нефти. Он, в частности, утверждал, что новый трубопровод лишит "Транснефть" $70 млн ежегодной прибыли от транзита казахской нефти, а снижение качества смеси после замещения легкого тенгизского сырья тяжелыми сернистыми казахстанскими сортами подорвет конъюнктуру российских поставок через Новороссийск. К этим неприятностям добавятся и потери, которая Россия понесет из-за того, что НПЗ страны придется перерабатывать низкокачественную нефть (они составят около $200 млн в год). Впоследствии компания дезавуировала эти заявления. Возможно, такая жесткая позиция "Транснефти" связана со сделанным ранее заявлением Казахстана о своей заинтересованности в вероятном использовании трубопровода Баку-Джейхан для экспорта нефти с новых месторождений.
В то же время основным и, по-видимому, единственным поставщиком нефти по трубопроводу КТК в ближайшие два года останется компания "Тенгизшевройл". Не получив ни одной заявки от производителей, кроме компании "Тенгизшевройл", уже закачавшей в трубу около 800 тыс. т своей нефти, КТК был вынужден продлить их прием до 15 сентября. Российские же объемы смогут попасть в трубу только после того, как будет модернизирована перемычка между насосной станцией КТК в Кропоткине и перекачивающим узлом "Транснефти" в Тихорецке. Российская трубопроводная монополия пока отказывается заниматься реконструкцией, поскольку не считает оправданным отвлечение российских объемов из собственных магистральных нефтепроводов в систему КТК.
В связи с этим акционер КТК компания "Pocнeфть-Shell" с долей 7,5% отказалась подписывать транспортное соглашение, заключенное между другими участниками КТК в начале августа. "Роснефть" не намерена форсировать решение вопроса, поскольку вполне удовлетворена своей ролью акционера, которая позволит ей регулярно получать прибыль за транспортировку казахской нефти. При этом, по мнению источника в компании, "банк качества" в рамках транспортного соглашения КТК будет работать только на казахской территории, а вопросы, связанные с подмешиванием российской нефти, так и остались за рамками соглашения. И хотя руководство КТК недавно сообщило о том, что получило заявку на прокачку нефти от другого российского участника проекта - "ЛУКойла", источник в самой компании заметил, что она носит исключительно формальный характер и технически никакие объемы российской нефти в систему КТК не попадут до завершения строительства перемычки.
Каспийская дипломатия
В новой ситуации на Каспии Россия пытается с наибольшей для себя выгодой использовать рост интереса инвесторов к северному побережью Каспия, где практически одновременно компании-операторы проектов - "ЛУКойл", владеющий лицензией на блок Северный в российской части, и консорциум ОК10С, разрабатывающий месторождение Кашаган в Казахстане,- заявили об ускорении работ по разработке принадлежащих им месторождений. На фоне преследующих проект Баку-Джейхан неудач перспективы действующего маршрута Баку-Новороссийск выглядят вполне прилично. В начале августа вице-премьер Виктор Христенко напомнил, что возможности России по транзиту нефти по системе Баку-Новороссийск в целом составляют 18 млн т в год, тем самым он вновь публично намекнул на отсутствие необходимости в строительстве дорогостоящего и конкурентного для России в геополитическом отношении трубопровода. Уже в ближайшее время господин Христенко, курирующий энергетический сектор и в последнее время уделяющий пристальное внимание транспортным проектам, намерен нанести визиты в ряд прикаспийских государств - Казахстан, Азербайджан и Туркменистан, очевидно, для того, чтобы вновь напомнить о российском транзитном потенциале.
Одним из главных аргументов России в споре с конкурентами о направлениях экспорта каспийской нефти является планируемое, несмотря на все задержки, вступление в строй КТК. А в середине июля "Транснефть" также предложила Казахстану экспортировать по достраивающейся Балтийской трубопроводной системе (БТС) до 1 млн т нефти в год по принципу взаимообмена, при этом не исключается возможность увеличения казахской квоты на данном маршруте. Одновременно "Транснефть" предложила проложить новый маршрут поставки нефти из Сибири через Казахстан и Туркменистан до иранского побережья Персидского залива, откуда смесь российских и каспийских сортов может быть доставлена танкерами на рынок Азиатско-Тихоокеанского региона (об этом проекте см. материал на стр. 15). И хотя эксперты отмечают большое количество нерешенных вопросов, связанных с предложенным маршрутом, Россия, очевидно, намерена использовать его в качестве геополитической альтернативы проекту Баку-Джейхан в разгорающейся борьбе за право транспортировать будущие потоки каспийской нефти.
Недавний военный демарш Ирана против Азербайджана на разрабатываемом ВР спорном нефтяном блоке Алов и продолжающие исходить от страны воинственные заявления о намерении отстаивать свое право на равнодолевое деление Каспийского моря также сыграли на руку российским политикам. Несмотря на то что Россия поддержала Азербайджан, высказавшись против пересмотра советско-иранской границы, для нее выгодна позиция Ирана, фактически отыгравшегося на Азербайджане за его тесное сотрудничество с США при проведении региональной политики, а также давление на Турцию с требованием отказаться от импорта иранского газа. Не в последнюю очередь иранские власти озабочены намерением администрации Джорджа Буша (George W.Bush) форсировать осуществление проекта Баку- Джейхан, тогда как иностранные компании, преимущественно европейские, считают более экономичным и надежным экспорт каспийской нефти, в первую очередь казахской, через Иран, что Россия охотно поддерживает.
Обострившийся спор между прикаспийскими государствами по вопросу деления границ нефтяных ресурсов, в который недавно оказался вовлечен Туркменистан, выступивший в поддержку Ирана, рискует перерасти в серьезное выяснение отношений в ходе запланированного саммита глав прикаспийских государств в Туркменистан в октябре этого года. Но вместе с тем Россия имеет редкую возможность, с одной стороны, занять место политического арбитра в регионе для предотвращения пограничных конфликтов, а с другой - использовать возникшую нестабильность, чтобы избавиться конкурентов на рынке транзитных маршрутов для экспорта каспийской нефти.
 


Все замечания и пожелания присылайте по адресу: skv@nefte.ru

ЗАО "Независимое нефтяное обозрение "СКВАЖИНА" (С) 1999 Все права защищены