4 июня 2001 г.
Источник: газета "Время по" (Казахстан)
Автор: Ныгмет Ибадильдин

Карабахские ключи к Каспию

Саммиты на постсоветском пространстве до сих пор носили ритуально-церемониальный характер. Так... больше декларировали. Появились новые факторы, которые заставляют вспомнить о старых связях и забытом единстве.
Новые СНГ?
Саммит СНГ 31 мая в Минске проходит через неделю после саммита стран Договора о коллективной безопасности в Ереване. Там встречались Армения, Беларусь, Казахстан, Кыргызстан и Таджикистан. В Минске к ним присоединяются Украина, Азербайджан, Грузия, Молдова, Узбекистан. Туркменистан представлен не президентом. Вопросы, поднятые в Ереване, нашли свое продолжение в Минске. Это, прежде всего, три проблемы: безопасность, безопасность и еще раз безопасность.
Раньше СНГ рассматривалось многими странами-участниками как механизм цивилизованного развода, но теперь уже говорят о том, что "у СНГ безграничные возможности для борьбы с терроризмом и экстремизмом". Это слова Игоря Иванова, министра иностранных дел России. И кроме этого, по его словам, "СНГ - один из приоритетов внешней политики России, который находится в центре интеграционных шагов". В этом, видимо, и секрет оживления СНГ. Изменения в судьбах СНГ объясняются в отношении России к самой идее как разбираться с бывшими собратьями по СССР.
Раньше СНГ интересовал Россию только на декларативном уровне, так как все отношения внутри блока строились на принципе равенства, и России проще было поддерживать двусторонние отношения. Тем более, у многих стран СНГ за 10 лет независимости были иллюзии о большом интересе западных стран и быстрой интеграции туда. Это произошло, но не в том виде, как представлялось. Изменение России в отношении к "ближнему" зарубежью означало, что она "вспомнила" о своем влиянии. На месте Таможенного союза было создано ЕвроАзЭС, в котором голоса уже распределялись не поровну, а "по-братски": Россия - 40%, Казахстан, Беларусь - по 20%, Кыргызстан и Таджикистан - по 10%.В Ереване обсуждалось, как остановить потенциальных боевиков в Центральной Азии и было решено развернуть силы быстрого реагирования. Переместившись с Кавказа в Беларусь, глубоко будут обсуждать вопросы безопасности самого Кавказа. И здесь нет никакой иронии, потому что в рамках СНГ можно решить, что происходит там. Ведь Грузия и Азербайджан не входят в ДКБ, а только в СНГ. В рамках саммита карабахский вопрос будет обсуждаться в первую очередь.
Карабахский вопрос
В запутанном клубке проблем Нагорного Карабаха есть несколько моментов, которые обозначились именно в последнее время. Одно из важных обстоятельств - это то, что Гейдар Алиев уже больше чем ветеран в политической жизни. И вопрос о преемственности власти в Азербайджане стоит очень остро. Многие прочат на место лидера республики Ильхама Алиева - сына действующего президента. Алиев-младший является лидером партии, имеющей большинство в парламенте страны, но у него не совсем благополучная репутация среди азербайджанцев. По крайней мере, мнение, что для государственного деятеля он легкомысленен, существует в азербайджанском обществе. В общем, он непопулярен.
Гарантировать поддержку такого выбора в пользу "нового президента" со стороны стран региона может быть вероятной целью стареющего Гейдара Алиева. С этой стороны какое-либо приемлемое решение Карабахской проблемы отцом может в определенном смысле легитимировать права сына. Страна восточная, и слава предков распространяется на потомков. Когда вопрос о фамильной власти, то готовность на уступки возрастает. Решение проблемы Нагорного Карабаха дает возможность говорить и о Каспии. Вероятная формула такова: Азербайджан сговорчив с Россией по Каспию, а она помогает решить проблему по Карабаху, оказав давление на Армению. Гейдар Алиев обратился и к Патриарху Московскому и всея Руси Алексию II с просьбой такого плана: "Мы нуждаемся в том, чтобы Вы продолжили свою миротворческую миссию, потому что влияние авторитетных духовных лидеров в народе подчас сильнее, чем руководителей государства". Патриарх сказал, что сделает все возможное, хотя он и не принимает политических решений, но содействовать примирению - это нравственная задача.
За высокими дискуссиями, видимо, никто не забывает о существовании самопровозглашенной Нагорно-Карабахской Республики (НКР), чья позиция намного тверже, чем в той же Армении. Аркадий Гукасян, президент НКР, уверен, что Нагорный Карабах должен подготовиться к переговорам. А вопросы об обмене территориями вообще не имеют смысла, и возможны два варианта - независимость НКР или его присоединение к Армении.
... и США с Россией
Нефтяные страсти о доступе к Каспию вряд ли имеют особый смысл без урегулирования конфликта в Нагорном Карабахе. О том, что Карабах исключительно важен, осознают по ту сторону океана. Одним из шагов новой администрации США, который обратил на себя внимание в странах Каспийского региона, была встреча президента Джорджа Буша с президентами Армении и Азербайджана Робертом Кочаряном и Гейдаром Алиевым. Встречи прошли поотдельности с каждым из них 9 апреля этого года на острове вблизи Флориды Ки Уэст. На встречах присутствовали высокопоставленные лица республиканской администрации США - государственный секретарь Колин Пауэлл, вице-президент Ричард Чейни и советник президента по национальной безопасности Кондолиза Райс. Президенты Армении и Азербайджана прибыли тогда в США для ведения переговоров по приглашению Колина Пауэлла в рамках Минской группы ОБСЕ по Нагорному Карабаху. В эту группу стран-посредников в переговорном процессе входят США, Россия и Франция. По результатам переговоров в Ки Уэсте было провозглашено "достижение большего прогресса, чем ожидалось".
Совсем недавно, однако, появилось сообщение, что запланированная встреча Кочаряна и Алиева на 15 июня в Женеве отменена, так как "международным посредникам с участием ОБСЕ не удалось продвинуть обе стороны к заключению соглашения" (сообщение AFP). Инструментами влияния являются в первую очередь трубопроводы, по которым качается или будет качаться каспийская нефть. И пусть официальные представители всех сторон говорят о том, что они против политизации вопросов о транспортировке нефти, эта политизация не исчезнет. Запускают КТК, Турция - сторонник США - говорит о перегруженности проливов. Казахстан говорит, что первая нефть Кашагана потечет по маршруту Баку - Джейхан, а Россия и Иран выступают против каких-либо действий по строительству трубопроводов на водах Каспия. Но Баку - Джейхан должен осуществляться. По крайней мере, это в интересах США. Но вопрос о политической стабильности вокруг этого маршрута не решен. Даже больше - стабильность ухудшается. Грузия пережила гражданскую войну и конфликт с Абхазией, туда устремились беженцы из Чечни, осевшие в Панкисском ущелье. Армения и Азербайджан в состоянии вооруженного конфликта вокруг Карабаха.
Именно Карабах будет одним из основных моментов в переговорах или в трехстороннем формате Россия, Азербайджан и Армения. Азербайджану есть что предложить и России. Это, прежде всего, Габалинская РЛС, с которой можно засекать запуски со всего Ближнего Востока. В ней очень заинтересована Россия. В то же время России, чтобы оставаться влиятельной в регионе Кавказа в связи с войной в Чечне, необходимо иметь какие-то другие точки опоры, кроме как Армению. А нынешний президент Армении сам был президентом в Нагорном Карабахе, то есть он имеет относительное влияние на процессы, происходящие в этом анклаве. Вот такая полная взаимозависимость из политического наследства, нефти, сверхдержав, трубопроводов, мира и стабильности.
 


Все замечания и пожелания присылайте по адресу: skv@nefte.ru

ЗАО "Независимое нефтяное обозрение "СКВАЖИНА" (С) 1999 Все права защищены