16 мая 2001 г
Источник: газета "Время по" (Казхахстан)
Автор: Ныгмет Ибадильдин

Иранский вариант трубопровода

Трубопровод на Иран выглядит, с одной стороны, как наиболее предпочтительный путь для казахстанской нефти на внешние рынки. С другой стороны, с Ираном связан комплекс проблем. Дело не только в негативной позиции Белого дома по отношению к Ирану, берущей свое начало в 1979 году - времени Исламской революции.
Дело в том, что Каспийская нефть, доставленная на внешние рынки через Персидский залив, становится заложником целого ряда исторических проблем, сложившихся на этом геополитическом пространстве. Стратегически Запад заинтересован в еще одном и альтернативном от Ближнего Востока источнике нефти. Если на Каспийском шельфе есть нефть мирового масштаба, иранский трубопровод станет последним в очереди на транспортировку, в этом нет никаких сомнений.
Казахстан с момента независимости придерживался позиции многовариантности экспортных трубопроводов. Нефть, добытая на западе республики, составляет основу экономики Казахстана и его валютных поступлений. Поэтому возможность доставки этой нефти к мировым рынкам из страны, не имеющей доступа к мировому океану, станет самой главной проблемой для страны, как только пойдет большая каспийская нефть. И это головная боль не только Казахстана, но и потенциальных потребителей, и особенно для транзитных стран. Ведь строительство трубопровода через транзитные страны основывается не только на коммерческой целесообразности, это всегда политический шаг, так как окупаемость его занимает многие годы, следовательно, партнер должен быть надежен, а доступ к энергетическим ресурсам в наше время имеет стратегическое значение.
О трубопроводе из Казахстана через Иран говорили с момента независимости Казахстана, как наиболее оптимальном. Вспоминается личный разговор с одним американским профессором, который рассматривал карту Каспийского региона, и у него вырвалось: Да через Иран намного короче. В самом деле, и короче, а значит и дешевле, и наиболее безопасно, и выход к глубоководному морскому порту. Баку Джейхан пройдет по территории Азербайджана, Грузии и Турции. Первый пережил войну с Арменией, и соглашение по Нагорному Карабаху не принято. В Грузии, в Панкисском ущелье - беженцы из Чечни, были конфликт с Абхазией и гражданская война, а также недовольство в Аджарии. В Турции курдская проблема. Весь маршрут небезопасен. Российский вариант КТК (Тенгиз Новороссийск) проходит по южным рубежам России, близко к Чечне. И Турция уже протестует против возможной чрезмерной загруженности морских проливов танкерами, транспортирующими тенгизскую нефть.
Китайский вариант для Каспийской нефти это уже история. Экономически здесь гораздо более обоснованы трубопроводы из Сибири и Дальнего Востока. Политическое взаимодействие России и Китая также может стать дополнительным фактором против каспийских трубопроводов. Иранское направление имеет огромное количество положительных сторон по сравнению со всеми рассмотренными маршрутами. Но все это перекрывается тем, что, прежде всего, основными инвесторами в нефтяном бизнесе Казахстана были американские компании. Им, по закону США о санкциях против Ирана и Ливии, запрещено инвестировать больше $20 млн в эти страны. А нефтяной бизнес капиталоемкий. С этими санкциями есть несколько тонкостей весьма существенных. Настолько существенных, что из тонкостей они становятся особенностями и могут изменить всю картинку.
Тонкость первая. Еще во времена предвыборной президентской гонки команда республиканцев, еще до того как Джордж Буш одолел вице-президента Эла Гора, резко критиковала позиции администрации Клинтона по поводу ОЭТ (Основной экспортный трубопровод, или Баку Джейхан): мол, не настолько он привлекателен и логичен по сравнению с иранским или российским вариантом. И озвучивал эту позицию, в том числе, и Дик Чейни нынешний вице-президент, а тогда - соискатель этой позиции. После прихода к власти, однако, республиканская администрация заявила полную поддержку проекту Баку Джейхан. Это подчеркивает неоднократно представитель американского президента на Каспии Элизабет Джоунс. И хотя необходимость в потеплении отношений между США и Ираном прогнозировалась уж стольким количеством экспертов, чуда не произошло.
Директор ЦРУ Джордж Тенет в докладе перед Конгрессом США подчеркнул, что Иран для США представляет опасность. Еще год назад многие американские эксперты были весьма оптимистично настроены по поводу иранского направления трубопровода из Каспия. Все ждали смены администрации в Белом Доме и положительных изменений в самом Иране. Если США будут сотрудничать с Ираном, то это будет огромный прогресс, и каспийским странам надо быть готовыми к этому, - заявляла авторитетный эксперт Джулия Нанай (Julia Nanay) в апреле прошлого года. Путин уже стремится прибрать все на Каспии к своим рукам до того, как возникнет подобное ирано-американское сотрудничество.
Россия и впрямь стремится сыграть на опережение США в регионе. Мартовская встреча президентов России и Ирана в Москве имела явно антибакуджейхановский характер. В то же время представители нефтяных компаний США высказываются о необходимости привлечения Ирана к трубопроводным проектам на Каспии. Об этом было заявлено в Давосе в этом году. Среди этих компаний Тексако, Шеврон, Эксон Мобил, Коноко. Их представители провели неофициальную встречу с иранским министром иностранных дел Харрази.
Американская эпопея отнюдь не завершилась. 4 мая 2001 года Колин Пауэлл, госсекретарь США, выступая к комитете сената, заявил о возможности диалога с Ираном, но не отступая от прежней политики. О санкциях против Ирана и Ливии, которые должны быть обновлены в августе этого года, Пауэлл сказал, что о них есть некоторые мысли. Тонкость вторая это то, что оператором международного консорциума на крупнейшем месторождении Восточный Кашаган является европейская компания, а точнее, итальянская Аджип. У европейцев нормальные отношения с Ираном.
Тонкость третья состоит в том, что в Иране скоро пройдут выборы президента. 8 июня в Иране, возможно, будет новый президент. Хотя шансы нынешнего президента Мохаммада Хатами очень велики. Сам Хатами заявил, что выставил свою кандидатуру неохотно, так как опечален консервативной оппозицией реформам. Тем временем, возможность строительства экспортного трубопровода в Иран из Казахстана приобретает более четкие очертания. В Казахстане, по сообщению агентства нефтяной информации, создана рабочая группа по подготовке такого проекта. В ее состав вошли специалисты МИДа, Министерства энергетики и минеральных ресурсов, а также работники государственной компании Казтрансойл. Предположительная длина 1500 км, стоимость оценивается в $1200 млн.
Пока, однако, поставлять большие объемы в Иран нет возможности. Просто нет нефти. Если Кашаган оправдает все надежды на запасы в 30-50 млрд баррелей, то шансов на иранский трубопровод, как представляется, не так уж много. Почему Судите сами. На Тенгизском месторождении объем нефти порядка 10 млрд. Под эти 10 млрд построен трубопровод КТК. На Кашагане, возможно, в три-пять раз больше. Если так, то что - вести гигантскую нефть еще раз в Персидский залив
На самом деле, для Баку - Джейхана тоже есть геополитические проблемы (не говоря уже о технических типа прокладывания трубопровода под дном Каспия). Прежде всего, дело в нерешенной курдской проблеме. Так что, вполне вероятно, что после того, как закончится Тенгизская нефть, нефть Каспийского шельфа только начнется и отправится туда же и по той же трубе. Но тогда может начаться головная боль с Босфором И российский возможный диктат Все сказанное означает, что новому секретарю Совета безопасности придется заняться и этой проблемой: просчетом вариантов. Кажется, это будет не менее важным, чем обеспечивать общественное согласие.
 


Все замечания и пожелания присылайте по адресу: skv@nefte.ru

ЗАО "Независимое нефтяное обозрение "СКВАЖИНА" (С) 1999 Все права защищены