4 мая 2001 г
Источник: "Деловая неделя" (Казхахстан)"
Автор: Улболсын Кожантаева

Каспийские каникулы

Поистине "гордиевым узлом" оказалось определение статуса Каспия. Отслеживая ход событий, "ДН" первой высказала свои сомнения в целесообразности планировавшегося саммита глав пяти государств в феврале этого года. Не состоялся он ни в марте, ни в апреле и отложен теперь на осень. Каспийским каникулам предписаны жаркие дебаты.
Хотя, возможно, что даже за летние месяцы не произойдет ничего кардинального. В принципе, позиции стран уже обозначились достаточно ясно. И, кажется, участники переговоров не готовы к компромиссам, хотя каждая из сторон пыталась выработать более близкие позиции. Решится ли вопрос к осени? На наш взгляд, это зависит от интересов не только самих стран, но и текущих мировых тенденций, поскольку в этом регионе замешаны интересы достаточно крупных субъектов и не только прибрежных стран. Таких как США, Евросоюз. Хотя, на первый взгляд, они кажутся далекими. Но судя по диаграммам 1, 2, 3, интерес вполне закономерен. Как заявила недавно на встрече с нами советник США по каспийскому бюро г-жа Джонс, статус Каспия не влияет на реализацию проекта "Актау-Баку-Джейхан". Компании, добывающие нефть в прибрежных секторах согласно заключенным контрактам со странами региона, пока не ощущают особого давления этой проблемы. Более того, в южной части Каспия также планируют приступить к активной разработке месторождений.
Правительство Туркменистана подготовило к подписанию с европейскими и американскими компаниями ряд контрактов на разработку нефтяных месторождений Каспия на общую сумму около $10 млрд. В период разработки месторождений и освоения новых перспективных структур предполагается добыть более 80 млн. тонн нефти. Из 6 осваиваемых нефтегазоносных районов 2 - на шельфе Каспия. Согласно туркменским данным, запасы шельфа южной части его сектора составляют около 2 млрд. тонн нефти и 2 трлн. м3 природного газа. Богата и средняя часть, где запасы составляют 1 млрд. тонн нефти и порядка 2,8 трлн. м3 газа. Иран, опираясь на данные о ресурсах Каспия, также впервые приступает к их освоению. Иранская компания Sadra Marine Structures подписала со шведской GVA Consultants контракт на $226 млн по разведке углеводородных запасов в южной части моря. Проект рассчитан на три года, за этот срок намечено построить буровую установку на полупогружной платформе у города Нека на севере Ирана. Как известно, основная добыча там сосредоточена на юге страны. По мнению экспертов, Иран тем самым решил выровнять существующие диспропорции в развитии различных районов страны. На наш взгляд, это больше отвечает стремлению Ирана играть свою скрипку в этом регионе. Развивать Неку придется и потому, что она станет ключевым пунктом перевалки казахстанской и туркменской нефти в будущем. Как бы ни форсировался и успешным ни оказался проект "Актау - Джейхан", Казахстан, а вернее добывающие компании, вряд ли откажутся от выгодного южного маршрута. Кроме того, каспийские страны развивают торговые отношения с этой страной как с партнером и выгодным транзитным государством региона.
Задачки на лето
Резонен вопрос, насколько раздел необходим и для кого в первую очередь. Кому особенно мешает неопределенность статуса Каспийского моря? Можно предположить, что это особенно актуально для Туркменистана и Азербайджана, имеющих несогласованные позиции по принадлежности месторождений. Туркменский лидер, например, посчитал нецелесообразным даже создание экологического центра. У России и Казахстана есть также аналогичная ситуация по отдельным месторождениям (Курмангазы, Хвалынское). Но, здесь, преодоление проблемы предусматривается совместной разработкой по принципу "50 на 50", хотя не все там однозначно. Возможно, снимает остроту и решение разрабатывать собственными силами, а не привлечением иностранных инвесторов. Тем не менее, для некоторых неопределенность статуса становится "камнем преткновения". В Туркмении и Азербайджане инвесторы не могут приступить к разработке месторождений Кяпаз/Сердар, поскольку их принадлежность еще не урегулирована. Пока при презентации перспективных месторождений в Ашгабате, Лондоне, Хьюстоне туркменской стороной включается и Сердар/Кяпаз.
В 1998 году правительство этой республики подписало контракт с американской компанией Mobil на разработку "Сердара" с оговоркой, что Mobil не будет проводить нефтегазовые операции на месторождении до тех пор, пока не решится вопрос со статусом Каспия. Но и Азербайджан, подписав в 1997 году соглашение с российскими компаниями "ЛУКОЙЛ" и "Роснефть", не стал разрабатывать месторождение "Кяпаз". В принципе задачки, на наш взгляд, больше экономические. Хотя для их решения требуются инструменты политические. Но увязывая деление моря с вопросами экологии, рыболовства, судоходства, присутствия военно-морского флота и т.д. дипломаты все больше переводят вопрос из раздела простой арифметики в плоскость алгебраических формул с множеством неизвестных. "Уравнение" может оказаться к тому же со множеством производных. До бесконечности.
В таком случае и летних каникул не хватит. Выход может оказаться простым: или поделить все и сразу, или начать со дна, постепенно "всплывая" на поверхность в пределах своего сектора, оставляя узкую полоску - "срединную линию". Но и здесь есть своя проблема "икс": как известно, Иран не согласен на 13% и требует равного деления на пятерых по 20%. Если принять позицию южного игрока, то получается, что линия раздела должна сдвинуться по кругу в сторону Азербайджана и далее России. В этом случае не трудно предугадать позицию северного соседа, затеявшего агрессивный маркетинг на каспийском поле. Миссия российского представителя Виктора Калюжного, уже совершившего не одно круговое турне по каспийским берегам с предложениями Москвы пока не увенчалась итоговым саммитом: из Ашгабата и более всего из Тегерана приходилось возвращаться ни с чем. На недавней встрече с журналистами, оценивая сложность проделанной работы, г-жа Джонс высказала мнение американской стороны: "Я благодарю г-на Калюжного за решение вопросов статуса Каспия, но это не является препятствием для успешного освоения его ресурсов".
Учитывая дипломатические тонкости, фразу можно понять однозначно: какие бы препятствия ни чинились (здесь можно иметь в виду российско-иранское заявление на предмет прокладки трубопроводов по дну моря) и, несмотря на стремление России "задавать тон" в вопросах делимитации Каспия, США будут продолжать свою политику в этом регионе. Учитывая, что "США не финансируют" проект ОЭТ "Баку-Джейхан", вся политика будет направлена на защиту интересов американских компаний и США в целом. Складывается впечатление, что Иран, не соглашаясь с Россией, а Россия, не соглашаясь с его предложениями, таким образом затягивают вопрос. Возможно, выгода в оттягивании пришествия американских компаний, но они уже "зарезервировали" себе контракты, сделав оговорки. Хотя свободная толща воды и широкая срединная линия оставляют маневры для будущих проектов.
Неоконченная теорема
Пока три из пяти каспийских стран ведут интенсивные разведочные и эксплуатационные работы на своих шельфах. Подписанных документов два: 6 июля 1998 г. и 9 января 2001 г. Первым - между Россией и Казахстаном - заключено соглашение о разграничении дна северной части Каспия, в целях осуществления суверенных прав на недропользование. В нем предусматривается раздел дна и недр моря на основе принципа модифицированной срединной линии. Вторым - между Россией и Азербайджаном - подписано "Совместное заявление о принципах сотрудничества на Каспийском море". Некоторые эксперты в данном случае склонны оценивать состояние вопроса чисто арифметическим большинством. Но и оно, похоже, довольно зыбкое.
Как отметил глава ГНКАР Натиг Алиев в своем интервью азербайджанским журналистам, "геополитические интересы стран -производителей, потребителей нефти и инвесторов настолько переплетены, что любая двусторонняя договоренность прикаспийских государств не может не затронуть интересы других, и поэтому чревата сменой настроения остальных прибрежных стран в подходах при определении юрисдикции водоёма. Что и приводит к цепной реакции двусторонних договоренностей, дальше которых, как правило, дело не идет". Он также подчеркнул, что в тексте совместного заявления "было сказано лишь о методике раздела дна моря на основе метода срединной линии, проводимой с учетом равноудаленности ее точек по договоренности сторон, а также с учетом общепризнанных принципов международного права и сложившейся практики на Каспии". Пункт 5 Заявления гласит: "Другие элементы правового статуса Каспия предполагается обсудить на последующих этапах".
Как бы то ни было, эти два документа свидетельствуют о том, что Азербайджан, Россия и Казахстан достигли определенного консенсуса по разделу дна и недр моря на начальном этапе. Туркменистан не исключает принятия компромиссного варианта - "выделения в срединной части водоёма 20-мильной зоны для свободного судоходства." Хотя в целом, как и Иран, он выступает за национально-секторальный раздел дна, водной толщи и поверхности моря. "Неопределенность правового статуса тормозит освоение Каспия. Растет и браконьерство, от которого больше всех страдаем мы", - сказал Туркменбаши. На недавней встрече президента Хаттами в Москве также говорилось, что, в принципе, Иран не возражает против срединного принципа раздела по модифицированной линии. Хотя Тегеран остается на жесткой позиции равнодолевого деления. Одним словом, у специальной рабочей группы по Каспию, есть время для выработки компромиссного решения. Пока стороны понимают необратимость раздела, но, похоже, дальше отдельных двухсторонних деклараций дело не сдвинется. Теорема про пятиугольник никак не складывается: нет гипотенузы. А возможна ли она?
 


Все замечания и пожелания присылайте по адресу: skv@nefte.ru

ЗАО "Независимое нефтяное обозрение "СКВАЖИНА" (С) 1999 Все права защищены