12 марта 2001 г
Источник: "Российская газета"
Автор: Владимир Кучеренко

Как много замыслов в иранском поле

Сегодня в нашу столицу прибывает президент Исламской Республики Иран Сейед Мохаммад Хатами. Это означает, что наши страны действительно сближаются после стольких лет недоверия, ищут общие национальные интересы и строят совместные экономические планы.
Хотя мы и непохожи...
Что есть Иран сегодня? С точки зрения одних, он - поистине среднеазиатская Германия, 60-миллионная держава с поднимающейся экономикой, которая занимает весь северный берег Персидского залива и не боится вести независимую от США политику. Но по мнению многих на Западе, Иран - это страна, предпринимающая ужасные попытки скрестить современные технологии и оружие с исламскими традициями тысячелетней давности. Еще жив в памяти девиз неистового аятоллы Хомейни о двух шайтанах: великом - Америке и малом - СССР. С 1995 года действует особый американский закон, который вводит санкции США против компании любой страны, которая дерзнет вложить в иранскую экономику больше 20 миллионов долларов.
Время примирило нас при всей непохожести наших стран. Сегодня, чтобы ни говорили на Западе, а Россию никто не спешит впускать в круг развитых стран, отводя нам участь поставщиков сырья с вымирающей промышленностью высоких технологий. И точно так же никто не поощряет превращения Ирана из нефтегазового придатка государств "золотого миллиарда" в индустриальную силу. Теперь большинство людей в Тегеране, узнав о том, что вы из "Русии", одобрительно кивают головами.
Тенденция русско-иранского сближения существует с начала 90-х годов. По словам временного поверенного России в ИРИ И. Пашкова, позиции наших стран полностью совпадают и в неприятии продвижения блока НАТО на Восток, и в отстаивании нерушимости Договора 1972 года о запрете на развертывании широкомасштабной противоракетной обороны. Иран ведет настоящую войну с наркомафией, он враждебен кровавому варварству и мракобесию афганских талибов. В 2000 году Тегеран, председательствуя тогда в организации "Исламская конференция", полностью поддержал ввод наших войск для разгрома гнезда терроризма в Чечне, заявив о том, что Россия имеет полное право сражаться за свою территориальную целостность. Так и не оправдались расчеты тех, кто уповал на возникновение второй "российско-исламской войны" по образцу Афганистана 1979 - 1989 годов, когда Иран оказывал помощь душманам.
Что подпишут президенты Путин и Хатами сегодня? Очевидно, это будет рамочный договор о принципах сотрудничества и добрососедства - большой шаг на пути к стратегическому партнерству двух стран. Он должен заменить устаревшие договоры 1921 и 1940 годов, до сих пор определявшие наши взаимоотношения. Прозвучит и совместное заявление по поводу беспощадной борьбы с терроризмом и по принципам международной безопасности.
Ядерный ключик
Иранский президент отправится в Петербург на "Ижорские заводы" - туда, где на стапелях рождается ядерный реактор для станции в Бушире, на берегу Персидского залива.
В этом смысле поистине "золотым звеном" российско-иранского сближения стал Минатом России. Именно он в 1994 году подписал договор о достройке нашими силами первого блока АЭС в Бушире, заброшенного немецким концерном КВУ в 1980 году. Совместный проект, шедший ни шатко ни валко несколько лет, резко набрал обороты с осени 1998-го и уже принес России около миллиарда долларов. Ожили, получив заказы, "Ижорские заводы", Ленинградский механический завод, "Электросила". Сегодня глава Минатома Евгений Адамов заверяет: в ноябре оборудование первого блока прибудет в Бушир морем.
Иран настолько высоко ценит участие России в создании своей ядерной энергетики, настолько уповает на ее развитие, что теперь тамошняя Организация по атомной энергии (ОАЭ ИРИ) совместно с нашим Минатомом готовят к лету технико-экономическое обоснование строительства второго энергоблока в Бушире и еще двух атомных блоков близ Ахваза, столицы южной провинции Хузестан. Как рассказал нам заместитель председателя ОАЭ ИРИ Асадулла Сабури, инженерно-техническое обеспечение проектов в России - отменного качества. Вот только бы еще дело управления подтянуть! Но это вполне осуществимо.
Уже сегодня проект "Бушир-1" создал 20 тысяч рабочих мест в России. Нам очень важно использовать нынешний момент, когда яростное американское давление мешает приходу в Иран французских и канадских ядерных корпораций.
Каспийский альянс
Строительство АЭС сдвинуло с мертвой точки решение и других наболевших проблем. Например, вопроса о статусе Каспия. Иранские дипломаты уважительно отзываются о деятельности нефтяника Виктора Калюжного, в прошлом году назначенного специальным представителем Президента РФ в переговорах по каспийскому вопросу. Предлагается логичная и простая программа: Каспий на национальные секторы по толще вод не делить, делить только дно на участки недропользования, а гибнущей экологией моря заниматься уже сейчас, создав для этого общий центр экологического мониторинга для всех пяти прикаспийских стран. То есть фактически определен механизм выработки общей природоохранной политики для моря-уникума. Более того, сей центр предложено инкорпорировать в ЮНЕП, программу ООН по защите природной среды.
Эту точку зрения вместе с Россией приняли Казахстан и Азербайджан. Калюжному удалось собрать в Тегеране объединенную рабочую группу экспертов по Каспию, чего не удавалось сделать два года. Иран пока колеблется, он все еще пытается отстоять принцип раздела моря на равные секторы, высказывает мнение о наделении экологического центра правом выдавать лицензии на разработку нефти. Однако уже чувствуется, как наши иранские коллеги начинают внимать доводам России. По словам В. Калюжного, наши президенты подпишут "Каспийское заявление". Оно подтвердит принцип консенсуса пяти стран в решении проблем моря, его экологическую защиту и принцип недопустимости присутствия на Каспий вооруженных сил некаспийских стран.
В. Калюжный весьма авторитетен в нефтяных кругах России, а свои намерения прийти в Иран уже высказывают и отечественные нефтекомпании, и геологи. Ведь южный участок каспийского дна не исследован, и вполне возможно там есть такие углеводородные богатства, которые вполне удовлетворят Иран. Уже сегодня наш топливно-энергетический комплекс способен взаимовыгодно сотрудничать с Ираном, поставляя в него специалистов и технологии по добыче "тяжелой", вязкой нефти с примесями, по наклонному бурению и гидроразрыву пластов.
Примечательный факт: 13 марта в Иране подведут итоги конкурса на право разработки самого богатого газового месторождения "Южный Парс" неподалеку от берегов Бушира. Оттуда газ должен перебрасываться на огромный рынок Индии. Один из участников проекта - наш "Газпром", который уже строит там газоперерабатывающий завод.
Источник "живой воды"
Итогов переговоров двух президентов с надеждой ждут многие капитаны нашей экономики. Создание оси "Москва - Тегеран" имеет глубочайший экономический смысл. Ведь ядерное и нефтегазовое сотрудничество - это только начало возможного процесса экономических суперпроектов. Как считают в нашей миссии в Тегеране, успех сегодняшней встречи резко ускорит работы по созданию "Северного маршрута" - водной транспортной артерии, идущей из Персидского залива на Каспий, а дальше, через Волгу и систему наших каналов - в Европу. Экономисты считают этот российско-иранский "геоконструкторский" проект по значению своему более важным, нежели Суэцкий канал. И грузопоток по сей трассе ожидается куда больший, чем через Египет.
Заканчивается разработка совместного проекта по сборке в Иране наших новейших среднемагистральных авиалайнеров Ту-334. В России у частных авиакомпаний нет денег на их покупку, зато иранская государственная компания "Иран Эйр" достаточно сильна, чтобы их брать. Объем возможной сделки исчисляется в 1, 2 - 1, 4 миллиарда долларов. Одновременно знаменитый "ГАЗ" договаривается об открытии в Иране сборочного завода для наших грузовичков типа "ГАЗель".
Успех атомщиков в Бушире способен открыть дорогу другим энергетическим проектам. Например, "Технопромэкспорт" ведет переговоры о сооружении угольной двухблочной ТЭС в Табасе, есть планы взять подряд на реконструкцию тепловых станций "Ра-мин" и "Шахедмонтазери". Изучается вопрос о развертывании производства в Иране наших маневровых тепловозов.
Но горизонты политики российско-иранского сопроцветания простираются гораздо шире, стоит лишь поработать в желаемом направлении. Скажем, в Иране идет кампания по созданию своей спутниковой системы связи, развивается Интернет. Однако иранцы признают: слишком дорого обходятся запуски. Россия же может предложить именно дешевые носители. Это касается и конверсируемых ракет подводных лодок, и такого выгодного проекта, как "Воздушный старт", - ведь они способны снизить цены вывода спутников в полтора-два раза. А такой и вовсе неиспользованный резерв, как малый и средний бизнес России в высоких технологиях? Скажем, Иран ведет телефонизацию своей глубинки, а у нас есть уникальная технология фирмы "Интегральные интеллектуальные сети", способная дать самую дешевую в мире цифровую связь каждому местечку. Нам известен ряд чисто научно-инженерных групп в России, которые обладают фантастическими технологиями. Например, способными при старом оборудовании промыслов резко повышать выход нефти из скважин или очищать природные водоемы, решая проблему питьевой воды, столь актуальную в засушливом Иране. Затраты здесь крайне малы, а отдача - быстра и многократна. И если такие группы начнут работать на персидском "поле", то, глядишь, и отечественный крупный бизнес обратит на них внимание.
Кто бы ни стоял у власти в Иране, он всегда будет заинтересован в развитии и ядерной энергетики, транспорта, в получении машиностроительных и высоких технологий. И точно так же России жизненно важен иранский рынок. Он для нее - точно "живая вода", которая способна воскресить заказами и совместными проектами нашу избитую промышленность, для которой бедный внутренний рынок слишком тесен. Парадоксально, но, набрав силу в Иране, наши индустриалы способны затем вернуться в Россию с крупными инвестиционными проектами.
Покидая Тегеран, мы подумали: а ведь промышленность России просто обречена на то, чтобы идти в Иран. Так было при царе и при Сталине. Уже сегодня ясно, что все разнообразные проекты нуждаются в едином финансово-организационном центре, которого сегодня пока нет. При Романовых то был Русско-персидский банк, при Советах - Персбанк. Не стоит ли создать нечто подобное и нынче, только уже на современной финансово-технологической основе?
Во всяком случае, сегодняшние переговоры Владимира Путина и его иранского коллеги вселяют большие надежды.
 


Все замечания и пожелания присылайте по адресу: skv@nefte.ru

ЗАО "Независимое нефтяное обозрение "СКВАЖИНА" (С) 1999 Все права защищены