29 мая 2001 г.
Источник: газета "Время по" (Казахстан)
Автор: Сунанда Датта-Рай ("Интернейшнл Геральд Трибьюн")
Нефтяной нажим вновь пускает в ход индийско-пакистанскую машину
Шаги со стороны премьер-министра Индии Атала Бехари Ваджапаи к примирению с генералом Первезом Мушаррафом, военным правителем Пакистана, не только разбивают двухлетний лед в отношениях между ядерными соседями, но и разворачивают навыворот старую истину, что торговля движется за знаменем. Индийцы скептически настроены по отношению к коммерческому принуждению, но нефтяная политика, среди других рычагов, способна достичь соглашения, которого не удалось достичь угрозой ядерного уничтожения. Для того чтобы индийские националисты не усмотрели в приглашении отступления, м-р Ваджапаи покончил шестимесячное перемирие в Кашмире.
Несмотря на мощные публичные осуждения со стороны министра иностранных дел Пакистана, чтобы задобрить сторонников жесткой линии на родине, это прекращение перемирия, по сути, не скажется на пакистанцах (или кашмирских сепаратистах), поскольку они никогда не принимали это перемирие всерьез. Вместо этого они должны с надеждой осознать, что Индия начинает диалог вопреки своему прежнему заявлению, что не пойдет на переговоры с пакистанцами, пока они не прекратят то, что Нью-Дели назвал их "войной по доверенности" в Кашмире.
Что еще более важно, после долгих лет утверждений, что Кашмир является его собственной проблемой, к которой не причастен Пакистан, Кашмир входит в повестку дня из восьми пунктов Индии. Официальной причиной, приведенной Индией, является то, что Пакистан "вел себя сдержано" последние шесть месяцев. На самом деле два из главных министров м-ра Ваджапаи после посещения Кашмира, пришли к выводу, что Пакистан должен участвовать в любой резолюции по этому диспуту.
Дополнительными факторами может быть оценка Индией, что генерал Мушарраф пришел надолго и что надо привлечь Пакистан, чтобы не дать распространиться в Кашмир и другие стратегически важные для Индии районы экстремизму талибанского толка. Эта перемена тактики отчасти нацелена на Джорджа Буша, которого Индия обхаживает, поддержав его противоракетную оборону. Однако другая причина расположена ближе к дому, где цель Вашингтона предотвратить четвертую войну между Индией и Пакистаном нашла поддержку у индийского бизнесмена - миллиардера, который явился главной фигурой на закулисных переговорах между двумя странами. Дхирубхай Амбани продолжает настаивать на компромиссе ради процветания.
Бывший рабочий нефтепромысла и торговец пряностями г-н Амбани построил крупнейший в мире нефтехимический комплекс, раскинувшийся на 31 кв. км неподалеку от Джамнагара в Гуджарате, невдалеке от границы, где между Индией и Пакистаном в 1965 году произошла недолгая война. Мощности нефтеперерабатывающего завода хватит как на Индию, так и на Пакистан. Всепогодный порт неподалеку всего лишь в четырех днях плавания от нефтепромыслов Ближнего Востока и может принимать танкеры водоизмещением в 300 тыс. тонн. Джамнагар явится естественным терминалом для нефтепроводов, идущих по Пакистану с нефтью из казахстанских, узбекских и туркменских месторождений. Известно, что генерал Мушарраф заинтересован в наземных нефтепроводах, которые не столь дороги, как подводные, и это способно придать ему некий стимул на переговорах с Индией. Если план осуществится, он явится крупным шагом в направлении создания жизнеспособного Южноазиатского общего рынка с мощными связями с Ближним Востоком и Центральной Азией. М-р Амбани и двое его сыновей - Мукеш и Али, как полагают, это обсудили, так же как и сотрудничество между Индией и Пакистаном с Биллом Клинтоном, когда заперлись на бомбейской бирже во время визита президента в прошлом году.
По оценкам "Форбса" состояние Амбани равняется 6,6 млрд долл. Еще одна война с Кашмиром способна нанести ущерб его огромным инвестициям, возможно невосполнимый. М-р Ваджапаи слабого здоровья. После того как некоторые его партнеры по коалиции Национально демократический альянс подверглись дискредитации за последние недели, он продемонстрировал значительную отвагу, схватившись с боссами профсоюзов своей партии по проблеме экономической реформы, настаивая, что либерализация должна быть продолжена.
Что касается Пакистана, он может настаивать, что дипломатическая игра с приглашением военного лидера - не первый риск, на который он пошел, чтобы достичь примирения на субконтиненте. Его поездка в 1999 году в Лахор на встречу с Навазом Шарифом, ныне свергнутым премьер-министром, и заявление, что оба лидера выступили с важными мирными инициативами. Она ни к чему не привела, главным образом из-за Каргильского кризиса, затеянного сотнями пакистанских солдат просочившимися через линию прекращения огня, которая делит Кашмир между двумя странами. В этом вторжении обвинили генерала Мушаррафа.
Он отказался от Лахорской декларации. Однако м-р Ваджапаи настаивает, что его прежний консультационный шаг был оправдан. Остается посмотреть, насколько далеко он сможет зайти с учетом националистов в его партии "Бхаратива Джаната" и будет ли реакция Пакистана существенной или лишь символической. За несколько часов до завершения прекращения огня в стычках в Кашмире погибли 6 человек. Если будут еще гибнуть, то мирные переговоры с пакистанским лидером будут оплачены усилившимся кровопролитием, кашмирцы усилят свои протесты и Исламабад может найти необходимым принять их сторону. Генерал мушарраф способен спасти м-ра Ваджапаи из порочного круга, обратившись к кашмирским повстанцам, которые зависят от Пакистана в финансировании, поставках и убежище, попросив их на время прекратить брожение. Сделает он это или не сделает зависит от сочетания нажима изнутри и со стороны мирового сообщества.
 


Все замечания и пожелания присылайте по адресу: skv@nefte.ru

ЗАО "Независимое нефтяное обозрение "СКВАЖИНА" (С) 1999 Все права защищены