17 июля 2000 г.
Источник: "Эксперт"
Автор: Игорь Сергеев
Саммит решит судьбу "нефтяного моста"
Основные российско-китайские нефтегазовые проекты
Говорить о глобальной зависимости России от экспорта нефти и газа - пересказывать всем известный факт. Не секрет и то, что практически весь поток нашего экспорта нефти и газа идет в западном направлении - туда, где Россию сейчас особенно не жалуют, пеняя нам на Чечню и свободу слова. Куда податься российской нефти, если страна, не дай бог, вдруг окажется в положении Ирака? Есть такой регион. Это Китай. Накануне визита президента Владимира Путина в Пекин российское правительство одобрило проект соглашения о сотрудничестве с Китаем в области энергетики. В соответствии с проектом предусматривается строительство трубопровода для поставок нефти из России в Китай, причем особо оговаривается возможность поставок нефти и в третьи страны. Существенно, что в проекте соглашения обе стороны впервые допускают, что в дальнейшем российская нефть может экспортироваться через морские порты КНР. За этим документом стоят несколько лет международных интриг и жестких переговоров, в которых при содействии российского посольства в Пекине участвовала представлявшая интересы России нефтяная компания ЮКОС.
Запад не поможет...
Зависимость России от вывоза энергоресурсов является критической - до 70% ее экспорта по стоимости приходится на нефть и газ. При этом практически весь поток углеводородов идет в западном направлении, что делает страну особенно подверженной колебаниям международной политической конъюнктуры: главный нефтеналивной терминал России находится в латвийском городе Вентспилсе. Учитывая, что внешняя и внутренняя политика Латвии отличается русофобией, сохранение статус-кво ставит Россию в опасную зависимость от настроений латвийской политической элиты. Терминал в литовской Бутинге оставляет российским компаниям возможность давить на вентспилсские власти в плане сокращения тарифов, но не гарантирует российской нефти стопроцентной безопасности в ее пути на Запад. В случае, если Европарламент попробует реализовать угрозу частичной блокады России из-за нарушений прав человека в Чечне и это решение будет поддержано правительствами европейских стран, Латвия и Литва будут первыми, кто перекроет вентиль.
Черноморское направление в этом отношении еще более рискованно: Турция в одностороннем порядке ограничивает проход по Босфору крупнотоннажных танкеров, нарушая один из фундаментальных договоров, регулирующих судоходство, - Конвенцию Монтре, - и никто, кроме России, особенного внимания на это не обратил. Российские нефтяные компании, в том числе и ЮКОС, работают еще над одним путем поставки российской нефти на Запад - адриатическим, через хорватский порт Омишаль, но пропускные возможности этого порта ограничены. Ослабить зависимость от западного направления российского нефтяного экспорта способна Балтийская трубопроводная система, но ее будущую пропускную способность выдающейся не назовешь - всего 16 млн тонн, что почти наполовину закрывается нефтью из Печорского бассейна. Ныне существующая пропускная способность российской трубопроводной системы тоже не безгранична - она "запирается" при объеме добываемой нефти в 320-330 млн тонн в год. И если вспомнить, что в прошлом году нефти в России было добыто 305 млн тонн, а отечественные компании в большинстве своем рапортуют о росте добычи по итогам первых шести месяцев этого года, становится ясно: российской нефти жизненно необходимо искать новые направления экспорта. Китай в этом отношении (и шире - Дальний Восток) крайне удобен. Имея "трубу" на Восток, Россия сможет частично себя обезопасить, поскольку Китай никогда к такой блокаде не присоединится, а Японию будет очень трудно заставить поддержать подобные меры.
На Восток
В марте этого года, выступая в Сургуте на совещании по развитию топливно-энергетического комплекса России, тогда еще и. о. президента Владимир Путин в качестве одного из самых приоритетных проектов для России в области ТЭКа назвал "проведение энергетических, газовых и нефтяных мостов в Китай". Значительная переориентация энергетического экспорта России на Дальний Восток и Китай, в частности, похоже, видится властям как решение проблемы стабильной экономической ситуации в стране даже в случае значительного ухудшения международной ситуации. То, что правительство устами своего тогдашнего главы огласило в марте, отечественный частный бизнес понял и начал реализовывать до этого. И поэтому, когда Владимир Путин в качестве государственной задачи говорил о "нефтяных мостах" в Китай, он явно имел в виду проект строительства в эту страну нового экспортного магистрального нефтепровода объемом до 30 млн тонн в год, инициатором которого выступила вторая по величине российская нефтяная компания ЮКОС. Старт этому проекту стоимостью 1,7 млрд долларов может быть дан в рамках предстоящего визита президента Владимира Путина в КНР.
Взаимная любовь
Для того чтобы реализовать столь амбициозный проект, у ЮКОСа на самом деле есть все возможности - прежде всего финансовые. Компания последние полтора года демонстрирует одни из лучших по отрасли показатели деятельности. Кроме того, к реализации китайского проекта компанию подталкивают объективные географические причины: ЮКОСу принадлежат самые восточные месторождения в Томской области, а также лицензия на разведку в Юрубчено-Тахомской зоне (Красноярский край и Эвенкия). И если транспортировка на Запад нефти с этих месторождений сопряжена для ЮКОСа с относительно большими издержками, то на новом, восточном направлении экспорта компания имеет несомненные конкурентные преимущества. Острое желание нефтяников найти новый перспективный рынок сбыта совпало со стремлением азиатских стран обрести новые источники получения сырья. И Китай не был исключением. С 1990-го по 1999 год среднегодовое потребление нефти в этой стране увеличилось на 10%, в то время как добыча - всего на 2%. Сегодня Китай потребляет около 200 млн тонн нефти в год, а добывает около 160 млн. Китайские экономисты говорят, что к 2010 году объем необходимой стране импортной нефти возрастет до 90 млн тонн. Сейчас основными поставщиками нефти в Китай являются страны Персидского залива, доставляющие нефть крупнотоннажными танкерами. Такая доставка сравнительно дешева, однако зависимость КНР от поставок из этого региона возрастает все больше и больше. Китай явно не в восторге от фактической монополизации его нефтяного импорта одним из нефтедобывающих регионов.
Где гарантии?
Проект строительства "китайской трубы" новым назвать трудно: впервые эта идея обсуждалась еще в 1995 году, когда представительная китайская делегация посетила Восточную нефтяную компанию (ВНК). Тогда речь шла в основном об инвестициях в добычу на территории России. Однако организационный хаос, в котором погрязла к тому моменту ВНК, спугнул китайцев. Годом позже разработку проекта маршрута трубопровода попыталась провести компания "Транснефть". Делалось это в рамках межправительственного соглашения о сотрудничестве между Россией и Китаем. Но проект, что называется, "завис". То рассчитанный тариф за прокачку оказывался чрезмерно высоким, то топливный кризис, то кадровая чехарда в "Транснефти" приводили к тому, что ее руководство постоянно меняло свои взгляды на проект. В конце концов ЮКОС и "Транснефть" зафиксировали договоренности на бумаге, подписав соглашение о сотрудничестве при реализации проекта. Произошло это после того, как ЮКОС дал понять, что способен за счет собственных и привлеченных средств разработать проект и его реализовать. Решается сегодня и другой важнейший вопрос - о гарантиях поставок. Помимо ЮКОСа гарантии поставок по новой "трубе" уже дали "ЛУКойл" (до 4 млн тонн в год) и "Роснефть". Председатель правления ЮКОСа Михаил Ходорковский в январском интервью "Эксперту" сказал про китайское направление так: "Китай для нас стратегически важный регион, поскольку это направление экспорта позволит нам существенно увеличить добычу в Томском регионе. Если мы сами построим 'китайскую трубу', то вне зависимости от системы равнодоступности к ней других компаний физически основной поток будет нашим. Тогда в Китай пойдет вся томская нефть ЮКОСа, просто вся". Обкатка формулы цены российской нефти проходит сейчас в процессе уже осуществляемых ЮКОСом поставок сырья в КНР по железной дороге. В этом году объем экспорта компании в китайском направлении составит 1,5 млн тонн.
Саммит решит
Сегодня рассматриваются два пути российской нефти в Китай: более короткий и к тому же открывающий новые перспективы экспорта - через Монголию на Пекин, и более протяженный - на Дацин. Китай пока отдает предпочтение последнему варианту, основываясь на вполне понятном желании не зависеть от настроений монголов. Хотя единого мнения на этот счет у крупнейших китайских нефтяных компаний - КННК и СИНОПЕКа - нет. Маршрут на Дацин, который исключает прокладку трубопровода через территорию соседней Монголии, экономически менее выгоден: во-первых, он значительно протяженнее, соответственно, стоимость строительства резко возрастает, а во-вторых, российская нефть в этом случае попадает в нефтедобывающий район Китая и требует дополнительной транспортировки до нефтеперерабатывающих заводов и портов. Однако этот маршрут имеет в стратегическом плане одно существенное преимущество - Китай изначально ориентируется на строительство мощного нефтеналивного терминала в порту Далянь на Ляодунском полуострове, к которому и собирается протянуть ветку нефтепровода. При этом представители КНР настойчиво рисуют российским добытчикам перспективу растущего экспорта их нефти через Далянь в страны Юго-Восточной Азии, в Японию и Корею. Правда, в данном случае частные компании являются не лучшей аудиторией. Ввиду определенной ограниченности бизнеса их пугают большие расходы и неясность относительно объемов поставок. Этот вопрос должно решать российское правительство, исходя из стратегических интересов страны, которой просто необходимо максимально диверсифицировать экспортные направления своих ключевых валютоемких товаров. Для российских компаний, конечно же, наиболее приемлем маршрут через территорию Монголии как экономически более эффективный. При этом ЮКОС даже добился серьезной политической поддержки в этом вопросе высшего руководства этой страны, подписав в начале года меморандум с министерством инфраструктуры Монголии, получивший одобрение высшего руководства в Улан-Баторе. Окончательный вариант маршрута нефтепровода будет определен на предстоящем российско-китайском саммите. В ходе этой встречи в верхах будет объявлено о завершении первого этапа разработки технико-экономических расчетов проекта и начале второго этапа - разработке технико-экономического обоснования. Очертания "нефтяного моста" в Китай, который будет построен к 2005 году, уже становятся заметными.
 


Все замечания и пожелания присылайте по адресу: skv@nefte.ru

ЗАО "Независимое нефтяное обозрение "СКВАЖИНА" (С) 1999 Все права защищены