4 апреля 2000 г.
Источник: "Российская газета"
Автор: Владимир Кучеренко
Состоится ли энергетический союз медведя и дракона?
Недавно завершился визит в Пекин большой российской делегации во главе с федеральным министром топлива и энергетики Виктором Калюжным. Три дня шли напряженные переговоры. Работала топливно-энергетическая секция комиссии, которая готовит пятую встречу глав правительств КНР и России.
Похоже, после десятилетия молений на западные рынки Россия, наконец, поворачивается лицом на Восток. Москва по сравнению с Пекином кажется провинцией. На улицах стольного града Поднебесной державы, конечно, почти нет шестисотых "Мерседесов" и не видно неоновых огней казино или стриптиз-баров. Но зато поражают колоссальные, сверкающие сталью и стеклом башни деловых центров, повсюду упирающиеся в небо чашами антенн космической связи, щекочущие низкие облака изящными навершиями в виде древних китайских пагод. Они строятся там и тут, буквально выпирая из-под земли, подобно поросли молодого бамбука после дождя. Здесь почти физически чувствуешь то, что в эту экономику вкладываются огромные деньги, что люди здесь (которые в массе своей совсем не богаче нас) занимаются делом, не транжиря драгоценных денег на крикливую роскошь. Занимая пока седьмое место в мире по экономической мощи, Китай к 2030 году может обогнать США по объему своего ВВП. КНР ежегодно добывает 1,24 миллиарда тонн угля, плавит 105 миллионов тонн стали, растит 490 миллионов тонн зерна и производит полсотни миллионов тонн мяса. За 1998 год китайцы выработали один триллион киловатт-часов электричества, 35 миллионов телевизоров, 30 миллионов тонн минеральных удобрений и заняли 70 процентов мирового рынка проигрывателей на компакт-дисках. За спиной Поднебесной - двадцать лет уверенного экономического роста, который жадно требует энергоресурсов. Сегодняшний Китай - это валовой внутренний продукт в один триллион "зеленых", 414 миллиардов иностранных инвестиций в экономику и 700 миллиардов долларов сбережений у населения, которые тоже работают на промышленный рост страны, а не лежат, как у нас, под матрасами.
Словом, Россия должна закрепиться на этом выгодном рынке, который насчитывает более миллиарда потребителей. С чем? У нас для Китая есть две главные конкурентоспособные сферы: оружие и товары топливно-энергетического комплекса. И если на оружейном рынке уже сделаны многообещающие шаги, то группа Калюжного постаралась создать перспективы и в сфере ТЭКа.
Как соединить разбитое
Сделать это весьма непросто. Россия запаздывает с этим делом как минимум на десятилетие. Эксперты с сожалением говорят: вот если бы мы уже при Горбачеве скоординировали бы свои реформы с китайскимиЙ Но лучше поздно, чем никогда. Нельзя сказать, будто ничего не пытались сделать и раньше. Просто после раздробления СССР связи с КНР пытались налаживать лишь разрозненные нефтекомпании, регионы или энергосистемы, а не Российское государство. А в условиях, когда, скажем, нефть Китаю может предложить не только Россия, но и огромный, перенасыщенный мировой рынок, такие попытки неизменно проваливались. Отечественные компании начинали ожесточенно отпихивать друг друга локтями, устраивая конкурентные свары не только с иностранными соперниками, но и между собой. А уж о том, как презрительно относятся к таким попыткам китайцы, в коих дух государственности живет уже не первое тысячелетие, даже и рассказывать не хочется.
Ситуация радикально поменялась, когда на нынешних переговорах Россия предстала действительно как Россия, а не как сонм разрозненных компаний. Досье "РГ". С 1998 г. работает Комиссия по подготовке регулярных встреч глав правительств России и Китая. В ней есть подкомиссия по сотрудничеству в области энергетики. 20-22 марта в Пекине состоялось ее второе (после 21 января 1999 г.) заседание. Его вели глава Минтопэнерго Виктор Калюжный и Цзэн Пэйянь, председатель госплана КНР. Что поразило больше всего - так это совершенно изменившаяся тактика переговоров. Наши с ходу объявили, что в России готовится энергетическая стратегия на 2000-2020 годы. Китайские партнеры ответили, что и они разрабатывают стратегию развития областей западной, центральной и северо-восточной частей страны. И тогда Пекину было предложено состыковать эти планы с нашими планами развития ТЭК в Восточной Сибири.
Тем паче, что подобное на просторах бывшего СССР уже делается: по заявлению Виктора Калюжного, уже началось составление совместного "баланса четырех" - РФ, Украины, Белоруссии и Казахстана. Поистине сенсацией стало сообщение о том, что эксперты подкомиссии Калюжного-Пэйяня подготовили проект пятилетнего договора о взаимоотношениях России и КНР в области ТЭКа. Пока его условия огласке не подлежат. Известно лишь то, что в нем обозначены все новые моменты новой политики, и подписание его весьма вероятно во время очередной встречи премьеров наших государств в первой половине 2000 года.
Газовые сенсации
Пожалуй, самыми впечатляющими стали газовые проекты. Прежде, говоря о поставках в КНР "голубого топлива", имели в виду исключительно Ковыктинский проект, который пыталась в одиночку и без особого успеха осуществлять "РУСИА-петролеум", дочерняя фирма "СИДАНКО". Теперь же вопрос был поставлен так: "Хочет ли Китай получать газ из России?" То есть не только из Ковыкты, но и из Западной Сибири, Иркутска, Якутии и Сахалина. При этом Ковыкту будет разрабатывать не только "РУСИА", но и другие компании РФ, которые выиграют конкурсы на те или иные участки. Среди этих компаний уже есть Тюменская нефтяная компания, огромный интерес проявляют также "Газпром" и "Сургутнефтегаз".
Всему этому предшествовала почти годовая совместная работа, проведенная "Газпромом" и Китайской национальной нефтегазовой корпорации (КННК). В итоге родилась концепция поставок западносибирского газа в Поднебесную. Документ передан на изучение в госплан Китая. Одновременно "Газпром" предложил китайцам свою помощь в оптимизации их газопроводных сетей ради создания Единой системы газоснабжения по образцу СССР и России, отправил своих специалистов для изучения перспектив участия нашего "голубого великана" в разработке месторождений вдоль предполагаемой трассы трубопровода.
В газовой промышленности наш богатейший советский опыт может быть востребован. Скажем, "Газпром" тесно сотрудничает с КННК в деле создания аналогов наших громадных подземных хранилищ газа в дельте реки Янцзы и Северо-Восточном Китае. Увы, разногласия между Москвой и Пекином все-таки остаются. В отличие от наших доморощенных "вечно младых реформаторов", еще вчера подписывавших "прорывные документы", едва соскочив с трапа самолета, китайцы ведут переговоры долго и цепко, до последнего отстаивая свои интересы. Например, Россия настаивает на строительстве газопровода из Ковыкты в район Пекина напрямик через Монголию, а вот китайская сторона предпочитает тянуть "нитку" в обход - в Северо-Восточный Китай. Это выйдет дороже, но китайцы явно не хотят зависеть в этом вопросе от соседей. У них перед глазами - пример мучений самой России с Украиной, которая контролирует российские экспортные газопроводы, то расхищая изрядную долю газа, то устанавливая грабительские тарифы. Прошли времена, когда Монголия считалась шестнадцатой республикой СССР. Сегодня эта страна выказывает намерение интегрироваться в структуры НАТО, а это Пекин вовсе не устраивает. И пока взаимоприемлемого решения не найдено. Впрочем, Виктор Калюжный предложил китайским партнерам такой вариант: обеспечивать Северо-Восточный Китай газом с Сахалинского шельфа, а газопровод все-таки тянуть напрямик, через Монголию. Пекин будет думать над этим предложением. Еще неясен и объем газа, который Китай может закупать из всех российских источников. На встрече 20 марта Цзэн Пэйянь настаивал: нам нужны 20 миллиардов кубов ежегодно. На все вопросы о перспективах потребления следовал все тот же неизменный ответ. Представители же "Газпрома" качали головами: 20 миллиардов - это на грани бесприбыльности. И вообще Китаю, по нашим расчетам, в ближайшие годы понадобится газа в три-четыре раза больше.
По замечаниям ряда наших экспертов, Россия может предложить Китаю восемь вариантов переброски нашего газа. Но все зависит от того, сумеют ли правительства в Москве и Пекине согласовать национальные стратегии развития. Ибо энергетический бизнес таков, что ему нужны планы на двадцать лет вперед. А то и на тридцать. Тем не менее диалог на эту тему продолжается. Слова "нет" наши партнеры не сказали...
Излучины нефтяных рек
Закономерности выхода России на китайский нефтяной рынок во многом те же. Без координации экономической политики обеих стран здесь тоже не обойтись. Но, пожалуй, в нефтяной сфере есть и свои трудности - последствия десятилетнего хаоса в нашей экономике. Тем не менее есть много оснований ожидать, что трубопровод из Ангарска в Китай будет построен, и в 2005 году по нему пойдет первая нефть. И если в ближайшее время правительства России и КНР примут решения по трассе "нитки" ценой в 1,5-1,7 миллиарда долларов, то, как утверждает В.Калюжный, можно будет формировать и консорциум для ее строительства из нескольких крупных компаний. Снова возникли разногласия по поводу маршрута. Если наши настаивают на прокладке "трубы" через Монголию в район Пекина, то госплан КНР намертво стоит на мнении: тянуть "нитку" в Северо-Восточный Китай, на Дацин. Этот вопрос окончательно решится только на межправительственном уровне.
На будущее у России есть пять вариантов прокладки "труб". Однако для выхода нашей нефти на китайский рынок нужно навести порядок в нашем нефтяном бизнесе. За последние десять лет качество поставляемой за рубеж нефти сильно упало. Во времена СССР она четко делилась на несколько сортов. Потом их стали смешивать, получая некую усредненную экспортную смесь для поставок на Запад. Перспектива отвлечения крупных объемов "черного золота" для поставок в Китай может ухудшить эту смесь при поставках на привычные зарубежные рынки.
- Вопрос с качеством очень серьезен. Именно для этого нам крайне необходим топливно-энергетический баланс Китая: тогда мы сможем знать, откуда и какую нефть завозить. Сейчас Минтопэнерго занимается созданием банка качества нефти, чтобы снова разделить ее по сортам, как это было исторически. Правда, проект очень сложен политически - отнюдь не все нефтекомпании на это согласный - сообщил Виктор Калюжный. Что ж, итоги мартовских переговоров вселяют большие надежды. Во всяком случае Китай согласился изучить вопрос о своем участии в разработке месторождений в Иркутской области и Якутии. Например, Верхнечонского нефтегазоконденсатного и Талаканского нефтяного месторождений. И если это случится, то трубопроводы в КНР понадобятся вдвойне.
Топливно-энергетическая дипломатия?
Пока итоги наших встреч с китайскими партнерами напоминают протоколы о намерениях. 16 миллионов тонн нефти и 20 миллиардов "кубов" газа в год, о которых пока идут разговоры, - это слишком мало. Это, как говорится, только для разгона, для закрепления РФ на перспективном рынке. Положить начало настоящему топливно-энергетическому альянсу двух великих стран, которые решили стать стратегическими партнерами в наступающем веке, можно, только договорившись на более серьезные объемы. И тогда по своему значению этот шаг мало чем уступит прорыву СССР на западные нефтерынки в конце 60-х годов. Предпринимать усилия по завоеванию выгодного рынка нам нужно сейчас. Ибо слишком сильна конкуренция на мировом рынке.
Наша делегация уже предприняла неожиданный ход. Пекину сделали предложение войти в союз с таким опытным и сильным партнером, как наша государственная компания "Зарубежнефть", которая уже добывает "черное золото" у берегов Вьетнама. И теперь китайские партнеры обдумывают наши предложения о совместном с "Зарубежнефтью" участии в проектах на территории Ирака, в разработке нефти на вьетнамском месторождении Дайхунг и залежей газа в заливе Бакбо. Этот залив, прежде называвшийся Тонкинским, давно служит яблоком раздора межу КНР и Вьетнамом. Здесь же появляется возможность совместно использовать его богатства, укрепляя альянс наших стран. Да и внешнеполитические реалии сегодня могут помочь России. Приход к власти на Тайване сторонников независимости от Большого Китая, патронаж США над этим островом и американо-китайские противоречия заставляют Пекин искать те каналы снабжения энергоресурсами, которые нельзя перекрыть блокадой с моря. Ведь танкеры с ближневосточной нефтью идут в КНР, как ни крути, через Тайваньский пролив. Альтернатива есть - это Россия.
 


Все замечания и пожелания присылайте по адресу: skv@nefte.ru

ЗАО "Независимое нефтяное обозрение "СКВАЖИНА" (С) 1999 Все права защищены