18 июня 2001 г.
Источник: еженедельник "Эксперт" (Северо-Запад)
Автор: Владимир Скрипов
Балтийская нефть: миф или реальность?
Литва и Латвия в поисках собственного "черного Эльдорадо"
В Риге 19 апреля был объявлен международный конкурс на разведывательные работы в латвийской акватории Балтики. Это вторая за последние пять лет попытка правительства Латвии активизировать поиски собственного "черного Эльдорадо". Тем же занимается и Литва, правда, не в море, а на суше, зато начала раньше, кое-что уже нашла и сейчас активно наращивает объемы добычи.
Не Кувейт, но...
О балтийской нефти в советские годы всерьез никто не помышлял - на фоне богатых "черным золотом" суперместорождений Сибири глубинные, труднодоступные геологические недра Прибалтики, тем более морские, партии и правительству были не интересны. Хотя кое-какие разведывательные работы в этом районе с конца пятидесятых годов все же велись (и на суше, и в море) и определенные запасы нефти геологам обнаружить удалось. Оценки запасов нефти в Литве таковы: геологические - примерно 140 млн тонн, из них доступные для добычи - от 20 до 60 млн тонн, а эксплуатационные (коммерческие) - 5-6 млн тонн. Столь большая вилка вполне понятна, поскольку геологические прогнозы всегда приблизительны; к тому же эти данные постоянно меняются по результатам новых исследований.
Литовская нефть - глубокого залегания и высокого качества; она почти не содержит серных примесей. Однако, по утверждению бывшего директора литовского нефтедобывающего предприятия Geonafta Ричардаса Вайтекунаса, извлечь из месторождений можно в лучшем случае 30-50% запасов. Более половины скважин были пробурены в Гаргждайской и Тяльшайской нефтяных зонах. К середине 90-х годов было обследовано 19 месторождений, крупнейшим из которых (1,3 млн тонн) считалось Генчское (Кретингский район). Первый фонтан промышленного значения забил в 1968 году на месторождении Гаргждай-6. Всего в советский период было пробурено 16 скважин, которые затем законсервировали.
Изучали советские геологи и латвийские недра. В Курземском районе пробурено около 50 скважин, из которых для промышленной добычи подошла только одна. В 80-е годы из нее выкачивалось небольшое количество нефти для обогрева местной котельной. Теперь брошенные буровые заросли травой и только загрязняют окружающую среду. Что касается морских запасов нефти, то их поиском в 1975-1985 годах занималась международная польско-немецко-советская фирма Petrobaltic. Она успела пробурить 28 скважин и нашла 8 нефтяных и газовых месторождений. По оценкам правительства Латвии, на дне моря залегает примерно 250 млн баррелей нефти марки "брент" (такую же добывают в Норвегии) общей стоимостью в 6 млрд долларов.
Первая попытка
Труд советских геологов был по-настоящему востребован лишь в новых политических координатах. Объявленная весной 1990 года президентом СССР Михаилом Горбачевым экономическая блокада Литвы вынудила правительство Казимеры Прунскене, лихорадочно искавшее пути выхода из создавшейся ситуации, срочно начать освоение национальных нефтяных ресурсов. И хотя "блокада" была недолгой и больше на словах, именно тогда в Литве впервые началась промышленная добыча нефти - были выкачаны первые 12 тыс. тонн.
Первые, пусть и скромные успехи Литвы подогрели аппетит и у латышей, которые, в отличие от литовцев, стали испытывать удачу в море: с перерывами и с разной интенсивностью разведка там ведется уже почти пять лет. Однако промышленная добыча до сих пор не началась. По мнению одного из руководителей Латвийского агентства развития Леонида Кваскова, интерес инвесторов к латвийским недрам сильно отбивает то обстоятельство, что Латвия - единственная в Европе страна, где землевладельцу принадлежат все ее недра. Одна американская фирма, получившая лицензию на поиск и добычу нефти, сунулась было, да тут же свернула свою деятельность, не сумев договориться с многочисленными собственниками земельных участков на территории нефтеносного района.
Немалые трудности испытала Латвия и при освоении морских запасов. Завладев после выхода из СССР материалами исследований фирмы Petrobaltic (они хранились в Рижском геологическом институте), латыши не пожелали делиться информацией с соседями, утверждая, будто все важнейшие документы находятся в Вильнюсе. Из-за этого возник серьезный конфликт двух стран в споре за линию морской границы, а также по поводу развернувшихся в латвийской зоне поисковых работ, что едва не привело к разрыву дипломатических отношений между Литвой и Латвией.
В 1995 году Латвия подписала лицензионный договор на проведение поисковых работ в море с компаниями Amоco (США) и OPAB (Швеция). Литва подняла шум, требуя прекратить их, полагая, что до установления границы район поиска является спорной территорией. В конце концов один из подрядчиков - Amоco - в 1997 году разорвал договор. Компания OPAB формально все еще держит лицензию, но работы свернула - обнаружив крупное месторождение нефти в Северном море, она потеряла к латвийскому контракту всякий интерес.
Второе дыхание
Несмотря на ажиотаж, у специалистов весьма осторожные оценки потенциальных возможностей морских промыслов. По словам помощника директора Латвийской государственной геологической службы Сергея Канева, об открытии месторождений говорить пока рано - найдены лишь участки, которые геологи рассматривают как возможные места скопления нефти. Поэтому риск вложений компаний-инвесторов в разведку весьма велик (30:70 в пользу отрицательного исхода, по оценке Канева). А затраты нужны немалые: по его подсчетам, на первой стадии сейсмических исследований потребуется инвестировать не менее 10 млн долларов, а если результаты будут обнадеживающими, то еще 100 млн - в промышленную добычу.
Как бы то ни было, конкурс на поиск и добычу нефти Ригой уже объявлен (стоимость лицензии - 3,1 тыс. долларов). Латыши не хотят брать на себя риск на этапе исследования, но если нефть будет обнаружена в приличных объемах, намерены создать национальную добывающую компанию. "В этом случае каждый инвестированный доллар даст 5-7 долларов прибыли", - считает руководитель экспертной группы по разработке концепции компании Астрид Фрейман. Предполагается, что нефтедобывающие компании должны будут платить, кроме основных налогов, еще от 2 до 12%, в зависимости от объема добычи. Помимо этого, правительство намерено забирать порядка 10% добываемой нефти в качестве "доли государства". Вопреки радужному настроению, которое царит в министерстве хозяйства, Сергей Канев уверен, что даже в случае успеха приступить к добыче можно будет только через 5-6 лет.
В Литве, оценивающей свои морские запасы в 30-60 млн тонн, ни о каких собственных исследованиях речь пока не идет, поскольку, как заявил, к примеру, недавно заместитель гендиректора Minijos nafta, для этого в Литве просто не создана законодательная база. И пока она будет создаваться, соседи уже уйдут далеко вперед. Поэтому более реально участие в латышких проектах. Компания Odin Energi - датский хозяин Minijos nafta - вошла в числе двух обществ, приобретших пакеты документов конкурса, объявленного правительством Латвии. О своем интересе к латышскому конкурсу и вообще ко всем привлекательным проектам в Балтике заявил и Пшемыслав Яворский, глава правления Petrobaltic - одного из владельцев Geonafta.
Литовские баталии
В Литве в настоящее время разведкой и добычей нефти (на суше) занимаются четыре предприятия: Geonafta, Minijos nafta, Gencu nafta и Manifoldas. Все вместе они эксплуатируют 33 буровых на десяти месторождениях. В прошлом году из них выкачали в общей сложности 316,5 тыс. тонн нефти - на 30% больше, чем в 1999 году. Это была максимальная годовая добыча, а всего за 10 лет выкачано немногим более 1 млн тонн. Примерно 80% добычи обеспечивают Minijos nafta и Gencu nafta.
Два последних являются в сущности предприятиями иностранного - датского и шведского - капиталов. Хотя формально они на 50% принадлежат литовскому АО Geonafta, договоры с ними составлены так, что литовский совладелец фактически никакого влияния на управление их делами не оказывал. Эти предприятия обеспечили приток внешних инвестиций, без которых Литва едва ли сумела бы сама за сравнительно короткий срок наладить современную технологию добычи из сложных месторождений. Компании создали на месторождениях передовые в техническом и экологическом отношении комплексы - промыслы с оборудованием для откачки воды и нефтехранилищами. Обе фирмы, особенно Minijos nafta, немало средств инвестировали и в поисковые работы. И это при том, что в Литве едва ли не самый высокий в мире налог на полезные ископаемые - 29%.
В прошлом году Geonafta была приватизирована: конкурс выиграл консорциум Naftos gavyba (NG), который заплатил за 80,94% госакций 13 млн долларов. В консорциум первоначально входили четыре компании: ПФМ "Vivum", две польские - Petrobaltic и Energopol Trade - и Arada, зарегистрированная в Швейцарии, но фактически принадлежащая клайпедской Западной промышленно-финансовой корпорации (ЗПФК). В конце прошлого года Arada перекупила у Petrobaltic часть ее пакета Naftos gavyba, и у ЗПФК оказалось 44% акций NG, что дало корпорации формальное право управлять Geonafta.
Новые хозяева заявили, что в отличие от государства не намерены терпеть своеволия своих иностранных партнеров. Первое, что сделал новый гендиректор Geonafta Антанас Ясас, - дал указание юристам тщательно изучить договоры со шведами и датчанами, чтобы найти лазейки, позволяющие "завинтить гайки". А пока конфликты возникают на каждом шагу: по поводу дележа прибыли, выбора страховой компании и т. д. Причем если отношения с Minijos nafta еще терпимые, то со шведами дело дошло до суда. "Svenska Petroleum Exploration" подало иск в Международный арбитраж в Копенгагене на Geonafta по поводу двух нефтяных месторождений, которые шведская сторона требует передать ей для эксплуатации.
Речь идет о Кретингском и Наусоджинском месторождениях, лицензии на эксплуатацию которых литовское правительство в 1992 году выдало Гаргждайскому государственному геологическому предприятию - предку "Geonaftа". Шведы утверждают, что это противоречит учредительному договору о СП, который предусматривает совместную эксплуатацию названных месторождений. С такой позицией не согласны новые хозяева Geonafta. В распространенном заявлении г-н Ясас утверждает, что лицензия лишь предусматривает возможность совместной эксплуатации в случае, "если стороны между собой договорятся". А поскольку договориться не удалось, никто не может ограничить суверенного права правительства решать, кому и на каких условиях разрешать разрабатывать недра страны. Шведы же не вложили ни цента в разведку и подготовку месторождений к эксплуатации, а лишь снимают пенки, по мнению Ясаса.
Перспективы
Как уже отмечалось, в Литве даются весьма разноречивые оценки нефтяных запасов. Скептики считают, что нефть в стране будет вычерпана за 7-10 лет, а предел годовой добычи - 1 млн тонн. По мнению гендиректора Geonafta, даже в идеальном случае своей нефтью можно загрузить только 15% мощностей Mazeikiu nafta, а реально - 5-6%. А потому основная цель добычи - это источник пополнения доходов в бюджет (возможно, именно по этой причине государство неохотно вкладывало деньги в разведку новых месторождений).
С приходом западных инвесторов, особенно датчан, отношение к поисковым работам изменилось. Вкладывая немало денег в разведку, специалисты Minijos nafta сделали ряд открытий, которые начинают существенно корректировать представления о запасах литовской нефти - даже в тех районах, что считались хорошо исследованными. Если еще несколько лет назад доступные запасы оценивались в 20 млн тонн, то сегодня называется цифра 46 млн.
Сейсмические исследования с использованием новых технологий, проведенные Minijos nafta на своей лицензионной территории в Шилутском и Клайпедском районах, обнаружили новое месторождение в местечке Айсенай, а также дополнительные ресурсы в месторождении Деглис. По мнению специалистов, вполне возможно, что истинные запасы на принадлежащих им территориях на 30-50% больше, чем предполагалось ранее. В новую буровую "Aisеnai-1" инвестировано 3 млн долларов и, по мнению генерального директора Томаса Хасельтона, деньги окупятся за 6 месяцев. Оптимизм директора представляется вполне обоснованным: в прошлом году Minijos nafta заработала 12,5 млн долларов прибыли - это после вычета почти такой же суммы налогов. Более 8 млн долларов компания выделила на инвестиции. За первые месяцы добыто 67 тыс. тонн нефти - в три раза больше, чем в прошлом году.
***
Нефтедобывающий комплекс Литвы
Крупнейшее сейчас в Литве по объему добычи (70%) литовско-датское СП Minijos nafta создано в 1995 году. 50% акций принадлежат датскому обществу Odin Energi и еще двум датским предприятиям, 50% - Geonafta. В 1998 году Odin Energi взяла управление Minijos nafta в свои руки. С того времени добыча нефти выросла в 5 раз. Minijos nafta работает на 4 месторождениях, имеет 16 буровых. В настоящее время половина добываемой нефти поставляется в Польшу, вторая половина - на Mazeikiu nafta. Со следующего года планируется всю нефть продавать только в Литве.
АО Geonafta зарегистрировано в 1995 на базе возникшей в 1964 "Нефтеразведывательной экспедиции". До приватизации 82% его капитала принадлежало государству и 18 частным лицам. До 1993 оно было единственным в стране предприятием, осуществляющим поиск и разведку нефтяных структур. За этот период им было обнаружено 19 месторождений, 10 из которых признаны имеющими промышленное значение, - с запасами около 8 млн тонн. Сегодня ему принадлежат три месторождения: Кретингское, Гиркалское и Наусоджинское - с 11 буровыми. Оно также имеет лицензию на поиск нефти в Плунгском районе. Добыча в прошлом году составила 54,9 тыс. тонн.
Шведско-литовское СП Gencu nafta (по имени Генчского месторождения) создано в 1993 г. Со шведской стороны 50% его акций владеет Svenska Petroleum Exploration, имеющее два НПЗ и около 500 бензоколонок. В то время Генчское месторождение с запасами 1,3 млн тонн считалось самым перспективным, причем хорошо изученным. По оценкам специалистов, к настоящему времени оно выкачано на 60%. Максимальная добыча - в 1998 году - составила 173 тыс. тонн.
 


Все замечания и пожелания присылайте по адресу: skv@nefte.ru

ЗАО "Независимое нефтяное обозрение "СКВАЖИНА" (С) 1999 Все права защищены