3 июля 2001 г.
Источник: "Российская газета"
Автор: Михаил Шаповалов
Латвийская нефть запахла политикой
Недавний политический кризис в Литве, разразившийся после очередной отставки правительства, был запрограммирован
По мнению экспертов, дело не в конъюнктурных моментах местной политики. Ситуация радикальным образом не изменится, пока политическое сообщество соседнего государства в целом не примет кардинальное решение в отношении стратегических перспектив развития страны. Сегодняшняя Литва, стремясь в Европу, не забывает и об интересах России. В частности, Москва с признательностью относится к тому, что все русскоязычное население сразу же после получения этой прибалтийской страной независимости получило гражданство. Российское руководство позитивно относится и к тому, как Литва реагирует на жизненно важные потребности Калининградской области, начиная от транспортных и транзитных проблем и кончая вопросами перемещения граждан и грузов после вступления этой страны в ЕС.
Впрочем, идиллий в международных отношениях не бывает. Во второй половине 90-х появилась "третья сила", которая стала стремиться оттеснить и Европу, и Россию на второй план. Речь идет о Соединенных Штатах, точнее, некоторых склонных к внешнеполитическим авантюрам кругах в единственной на сегодняшний момент сверхдержаве. Растущее американское влияние в Литве проявляется, конечно, не в факте избрания на пост президента этой страны американского гражданина Валдаса Адамкуса (хотя и этот факт сам по себе, согласитесь, символичен). Группа высокопоставленных американцев начала проводить идею о скорейшем приеме Литвы в НАТО в обмен на политические и экономические преференции.
И на Западе, и в Литве прекрасно понимают, что расширение НАТО на Прибалтийский регион вызовет у Москвы не только вполне законные опасения. Именно потому европейцы предпочитают не торопиться с очередным "броском на Восток". Другое дело Вашингтон. Там, видимо, не проходит упоение в связи с победой в "холодной войне". Стремясь на Запад любой ценой, некоторые литовские лидеры готовы идти даже на экономически убыточные для государства сделки, лишь бы доказать Вашингтону свою политическую лояльность. Скажем, при продаже первого пакета акций национальной газовой компании "Лутувос Дуйос" уже принято решение сделать выбор в пользу стратегического западного инвестора, а не консорциума компаний во главе с российским "Газпромом" единственным поставщиком газа в Литву.
Инициаторами и проводниками американского давления на Литву стали в первую очередь два сенатора Гордон Смит и Джесси Хелмс. Первый уже без всякого стеснения шлет письма литовским лидерам, предупреждая их об ответственности за проведение недолжной политики в отношении американского капитала. Ему же принадлежит и авторство идеи скорейшего (уже в следующем году) приема Литвы в НАТО. 79-летний Хелмс личность, известная своим негативным и очень жестким отношением к России. В свое время он снискал лавры на Капитолийском холме антисоветской риторикой. Сейчас она сменилась на антироссийскую. При этом он возглавляет сенатский комитет по международным делам, который в состоянии повлиять на оказание помощи любому иностранному государству, проведение различного рода санкций и вообще доставить массу неприятностей практически любой стране мира. Кстати, Хелмс один из немногих американских политиков, которые официально встречались с представителями "независимой Ичкерии".
Так вот, Хелмс в последнее время проявлял чрезвычайно большую активность. Сенатор использовал все доступные ему приемы для того, чтобы не допустить размещения российским государством части принадлежащих ему акций "ЛУКОЙЛа" на американском рынке ценных бумаг. Он направил даже несколько едва ли не инструктивных указаний председателю Нью-Йоркской фондовой биржи и председателю Комиссии США по ценным бумагам, в которых "ненавязчиво" объяснил ситуацию в Литве. Убедительной иллюстрацией американского влияния на Литву может стать ситуация вокруг концерна "Мажейкю Нафта". С 1998 года он объединяет большинство предприятий литовского нефтяного комплекса, таким образом занимая ключевое место в структуре экономики республики. Именно поэтому его приватизация в 1998 году стала одним из важнейших моментов в истории независимой Литвы как в политическом, так и в экономическом плане.
Реальных претендентов на обладание акциями концерна было два российский "ЛУКОЙЛ", который издавна работает в Литве, и мало кому известная американская компания Williams International. 33 процента акций литовского концерна, а также статус его оператора были переданы американской компании. Вильнюс явно решился на это по политическим мотивам. Добро бы, если бы это была одна из крупнейших нефтяных компаний, а тут, так сказать, "темная лошадка".
Уже в 1998 году стало ясно, что в случае прихода Williams в Литву, "Мажейкю Нафта" останется без гарантированных поставок сырья из России. Действительно, какой резон поставлять нефть в Литву по льготным ценам, как это ранее делал "ЛУКОЙЛ". В результате на протяжении следующих двух лет литовский концерн работал исключительно с убытками (только в 2000 году они составили 44, 8 млн. долларов). Первый квартал текущего года также не был удачным за период с января по март потери достигли 21, 2 млн. долларов. Финансовое положение Мажейкяйского НПЗ вызывает настолько серьезное опасение у литовских властей, что госконтроль страны, проверив предприятие, пришел к выводу, что оно находится на грани банкротства. Представитель этого учреждения вынужден был признать, что продажу акций и передачу управления американской компании "можно считать самой неудачной приватизацией нефтеперерабатывающего предприятия в Центральной Европе: "Мажейкяй Нафта" единственное убыточное предприятие этой отрасли в данном регионе". К тому же, по опросам общественного мнения, более 60 процентов населения Литвы в последнее время не одобряют сделку с Williams. В результате официальный Вильнюс публично выразил недовольство сложившейся ситуацией.
Вслед за правительством Литвы на сложившуюся ситуацию резко отреагировали американские сенаторы во главе с Гордоном Смитом. Последний даже грозно предупредил, что США будет трудно поддержать заявление Литвы о вступлении в НАТО, если Вильнюс не сможет создать благоприятную обстановку для американских инвестиций. В ответ один из руководителей социал-демократов Литвы Йозас Бернатонис заявил, что трудно представить лучшие условия для инвестиций вместо тех, какие были предложены Williams. Другое дело, что с управлением "Мажейкяй Нафта" американская компания не справляется.
В результате уже к маю 2000 года жесткий антироссийский настрой в Вильнюсе и Williams International сменился готовностью к диалогу. На свет появился трехсторонний (подписанный "ЛУКОЙЛом", "Мажейкю Нафта" и Williams) протокол о намерениях, предполагающий создание СП для поставок в Литву 6 млн. тонн российской нефти ежегодно, а также совместной реализации нефтепродуктов. И тем не менее стороны так и не договорились. Есть очень веские основания полагать, что на этот раз за срыв переговоров ответственны не литовские власти, а американская компания Williams, настаивавшая на неприемлемых для "ЛУКОЙЛа" условиях сделки.
Столкнувшись с жесткой прагматической позицией российских нефтяников, Вильнюс и Williams стали искать другие пути для получения дешевого сырья. И одна из крупнейших нефтяных компаний России "ЮКОС" согласилась на явно невыгодные условия сделки. В обмен на возможность экспортировать через терминал в Бутинге 4 млн. тонн нефти и перерабатывать такой же объем сырья на республиканском НПЗ, новый российский игрок получал часть акций без возможности участвовать в управлении. Взамен регулярные поставки российской нефти, которая литовцам обойдется куда дешевле, чем европейцам.
По данным, которые были опубликованы в печати, сделка "ЮКОСа" и Williams не выглядит выгодной ни для самого "ЮКОСа", ни для России. В Минэнерго РФ высказывались опасения, что отвлечение на литовское направление 8 млн. тонн нефти в год снизит возможность гарантированной прокачки значительных объемов сырья для российских транспортных схем на Северо-Западе, например для строящейся Балтийской трубопроводной системы. Отечественная компания становится "пассивным" акционером концерна "Мажейкю Нафта", то есть ее представители в совете директоров будут обязаны по всем вопросам голосовать так же, как и представители Williams. Это означает, что американская компания сможет навязать "ЮКОСу" свои условия (прежде всего тарифы) не только в плане переработки, но и в плане экспорта нефти через терминал в Бутинге.
Экономически такое поведение может быть оправдано только в одном случае если у компании появился избыток нефти, который она по каким-то причинам не может перерабатывать внутри страны и экспортировать по другим направлениям. Но гораздо более вероятно, что руководители "ЮКОСа" рассматривают свой приход в Литву в первую очередь как возможность наладить тесные связи с представителями американского капитала и лишь попутно как освоение дополнительного экспортного направления.
Отношения с американским капиталом и американскими политиками действительно сильно заботит руководство "ЮКОСа". И это объяснимо, ведь "ЮКОС" готовит выход на крупнейшую мировую биржу New York Stock Exchange (отечественные компании, которым это удалось, можно пересчитать по пальцам). Не случайно на пост финансового директора компании был назначен Брюс К. Мисамоур, работавший ранее в крупных американских корпорациях PennzEnergy и Marathon. Тем не менее для прорыва на Запад требовался значительно более сильный ход. И он в итоге был найден. А информированная Wall Street Journal поспешила сообщить, что "продажа пакета акций "ЮКОСу" рассматривается в литовском правительстве как фактор, способный помочь вступлению страны в НАТО в 2002 году эту сделку поддержали США".
Как бы категорически не выглядели подобные оценки, переплетения геополитических интересов страны в целом и интересов бизнеса отдельных компаний гораздо сложнее, чем можно себе представить.
 


Все замечания и пожелания присылайте по адресу: skv@nefte.ru

ЗАО "Независимое нефтяное обозрение "СКВАЖИНА" (С) 1999 Все права защищены