18 сентября 2000 г.
Источник: еженедельник "Время по .."
Автор: Вахид Мамедов
Азербайджанский президент в США: новые ходы "нефтяной дипломатии"
Очередная поездка президента Азербайджана Гейдара Алиева в Соединенные Штаты увенчалась, как это бывало и прежде, подписанием очередного нефтяного контракта. Так уж сложилось за последние годы: чем бы ни был вызван визит азербайджанского лидера в США, участием ли в саммите тысячелетия или лечением в одном из американских военных госпиталей, или еще какой иной государственной необходимостью, он неизменно сопровождался переговорами по поводу азербайджанской нефти. На этот раз объектом договоренностей стало офшорное (то есть сухопутное) месторождение Каламеддин-Мишовдаг, находящееся в Ширванской степи в 120 километрах от азербайджанской столицы. Этот контракт, подписанный с нефтяной компанией "Американ Монкриф", стал для Азербайджана двадцатым соглашением с иностранной нефтяной компанией. Примечательный факт, на который стоит обратить внимание: из 20 контрактов американские компании представлены в 15-ти, что далеко не случайно.
Нефть и власть
Следует помнить: нефть не просто главное богатство и практически единственный экспортный потенциал Азербайджана, нефть - это соль и суть азербайджанской политики. Если Архимеду нужен был рычаг, чтобы перевернуть всю Землю, то для Гейдара Алиевича подобным рычагом оказалась нефть. Именно углеводородные ресурсы страны оказались тем рычагом, благодаря которому сильному лидеру, бывшему члену Политбюро ЦК КПСС и руководителю спецслужб удалось превратить слабую, раздробленную постсоветскую республику, увязшую в войне и государственных переворотах, в одно из наиболее заметных на мировой сцене новых независимых государств. Приняв власть в свои руки в 1993 году в результате не совсем понятных событий, Гейдар Алиев в самые короткие сроки установил в стране порядок, отличающийся особым своеобразием. Наверное, неправильно было бы говорить о захвате власти: власть в стране тогда фактически "валялась под ногами", ее мог бы взять любой (и многие пытались), но вот справиться с такой громоздкой штукой было очень не просто. Для примера - лишь несколько штрихов: страна децентрализована. Власть на местах принадлежит своего рода "удельным князькам", а точнее - влиятельным земляческим кланам. Отсюда - региональный сепаратизм, реально грозящий развалом страны и исчезновением с политической карты мира. Неорганизованные банды, криминальный беспредел. Идет кровопролитная война с армянскими вооруженными формированиями в горах Карабаха, азербайджанские силы терпят поражение за поражением, армия деморализована, единое командование и грамотное управление войсками отсутствует. При этом следует учесть молчаливое одобрение действий карабахских армян со стороны Москвы, моральная и, говорят, иная поддержка Армении в борьбе за Карабах со стороны хотя и ослабленной, но все же очень мощной бывшей метрополии.
Азербайджанский феномен
Чем располагал тогда Азербайджан в глазах международного сообщества? Настороженное отношение Запада, вызванное внутренней политической нестабильностью, систематическим нарушением элементарных человеческих прав, чередой переворотов, сопровождающихся стрельбой на улицах столицы. Не последнюю роль играет армянская пропаганда, лобби армянских зарубежных общин, а порой и живучие стереотипы в отношении вероломных мусульман, сражающихся против многострадального христианского народа. С кем договариваться - непонятно. Власть не производит впечатления реальной власти. Испорчены взаимоотношения не только с Россией, но и с соседним Ираном. Лишь одна Турция заявляет о своей полной поддержке Азербайджана, но кроме заявлений мало что делается. Выходить из политического кризиса Азербайджану придется самостоятельно. Поразительный факт: за год с небольшим нахождения у власти Гейдару Алиеву удается добиться решения самых острых внутренних проблем, обуздать криминал, установить порядок, даже остановить войну. Как ему это удалось - вопрос, на который пока ни один аналитик не смог дать сколь-нибудь внятный ответ. Но этого мало, экономическое положение страны близко к катастрофическому. И здесь рождается феномен "нефтяной дипломатии" Гейдара Алиева. Это понятие уже вскоре войдет во все учебники, станет основой внешней политики страны, коренным образом изменит позиции Азербайджана на международной арене, привлечет к нему внимание ведущих мировых держав и - что скрывать - еще туже затянет геополитический "кавказский узел". В сентябре 1994 года в Баку, в громадном дворце приемов "Гюлистан" подписывается так называемый "контракт века". Руководители крупнейших нефтяных компаний мира подписывают соглашение о разработке нефтяных месторождений на глубоководном шельфе Каспийского моря вблизи азербайджанских берегов - Азери, Чыраг и глубоководной части Гюнешли, которые были разведаны еще в бытность Советского Союза. Несмотря на участие в контракте российской компании "ЛУКойл", официальная Москва спешит объявить контракт нелегитимным. Причину столь нервной реакции понять несложно: подписав столь масштабный документ с западными компаниями без согласования с Россией, Азербайджан тем самым сделал заявку на выход из сферы безграничного влияния Москвы. Кроме того, Баку дает "зеленый свет" западным (читай - американским) компаниям на деятельность в Каспийском море, где Россия все годы считала себя безраздельным хозяином. В чем же суть "нефтяной дипломатии" Гейдара Алиева? Она проста, но достичь этой цели оказалось очень не просто. Алиев делал ставку в первую очередь на политическое влияние американского капитала, и в Кремле это прекрасно поняли. Общеизвестно, что власти Соединенных Штатов защищают интересы своих компаний в любой точке света, считая их своими национальными интересами. Азербайджанский лидер рассуждал здраво: чем больше американских денег вкладывается в Азербайджан, тем больше внимания Вашингтона к азербайджанских делах, заинтересованность американцев в сохранении и укреплении внутренней и внешней стабильности молодого государства. Ибо любой, кто стремится подорвать эту стабильность, замахивается на интересы Америки. И США не раз демонстрировали такое свое отношение в различных частях мира.
Азербайджан для США
Достаточно взглянуть на карту, чтобы найти большинство ответов. Географическое расположение в одном из самых сложных регионов мира, между Россией и Ираном, представляет для Соединенных Штатов уникальные возможности присутствия и влияния. Кроме того, это Каспийское море, доступа к которому американцы не имели никогда, даже в период шахского правления в Иране, потому что здесь фактически безраздельно распоряжалась Россия, а затем СССР. Кроме того, Азербайджан - это ворота в Центральную Азию, и в этом плане стратегическое значение Транскавказского коридора трудно переоценить. Далее, Азербайджан, как и Турция, - это прозападно ориентированная мусульманская страна, а стремление Штатов найти "точки опоры" в мусульманском мире общеизвестны. И, наконец, самое главное и, возможно, самое опасное. Азербайджан - это одна из республик бывшего СССР, где негласно признается преобладающее влияние Москвы. Пожалуй, если этой небольшой кавказской стране удастся полностью выйти из-под влияния Москвы и интегрироваться на Запад, это будет прецедент, и значение его будет переломным для всего существующего миропорядка. Не останется "священных рубежей", и возможности России по контролю своих бывших сателлитов сильно сузятся. Что же касается собственно нефти, то ее значение для США достаточно велико, но не определяюще. Конечно, Америка заинтересована в резервном альтернативном источнике углеводородного сырья из страны, которая не является членом ОПЕК и пока не собирается туда вступать. Память об энергетическом кризисе в США все еще очень сильна. В то же время многие исследователи считают, что американцы вовсе не стремятся развернуть нефтедобычу здесь как можно быстрее, пока существуют другие относительно недорогие источники этого сырья, оставляя Баку роль "запасного резервуара". Да и запасы в Азербайджане не столь велики, как, к примеру, в Персидском заливе, отсюда и некоторая вялость американцев в Азербайджане. В частности, в Баку немало говорят о двойных стандартах американской демократии, которая активно сотрудничает с абсолютными монархиями Персидского залива и коммунистическим Китаем, и в то же время выдвигает требования к Азербайджану, касающиеся прав человека, развития демократии и т.д. В частности, до сих пор действует поправка американского конгресса к Акту о защите свободы, запрещающая оказание прямой правительственной помощи Азербайджану до тех пор, пока он в одностороннем порядке не снимет блокаду Армении, с которой находится в вооруженном конфликте.
А что же Россия?
Если бы дело было только в инвестициях, думается, руководство страны пыталось бы привлекать их отовсюду. Но в том и особенность инвестиционной политики Азербайджана, что политика здесь играет не меньшую роль, чем деньги. Вот здесь следует вспомнить о факте, приведенном в начале статьи. Американские компании представлены за небольшим исключением во всех значимых нефтяных проектах. Можно с уверенностью сказать: Азербайджан старается привлекать именно американские компании, имея в виду прежде всего безопасность государства. Примером политического использования нефтяных контрактов можно считать и следующий факт: второй по очередности было предложено заключить Ирану, исключенному из первого нефтяного контракта по настоянию американцев и крайне обиженному этим обстоятельством. Что преследует Азербайджан - понять несложно. Очевидным кажется и то, что, выбрав в качестве своего покровителя крупнейшую мировую державу, Баку стремится играть по вашингтонским правилам. Отсюда и политическая поддержка проекта экспортного трубопровода Баку - Джейхан, который, кстати, Азербайджан вовсе не собирается финансировать. Отсутствие проектов транспортировки нефти через Иран - тоже из того же ряда. Стремление вступить в НАТО также отражает стремление Баку обеспечить свою безопасность от угрозы со стороны своего северного соседа - России. Но при этом в Азербайджане вовсе не собираются поступаться собственными интересами. Так, любые попытки американской администрации предложить к рассмотрению проект экспортного трубопровода через Армению неизменно встречают жесткий отказ Баку. Россия очень обеспокоена прозападным курсом Азербайджана, а вслед за ним и Грузии. Вот почему столько негативных оценок, а зачастую и голословных обвинений следует из Москвы в адрес Баку - в связи ли с войной в Чечне, или в отношении прав русскоязычного населения, или в связи со стремлением последнего к тесному сотрудничеству с НАТО, да даже по поводу нефтепроводов и транспортного коридора, которые "обходят территорию России", хотя они не обходят, а идут прямо, кратчайшими путями на Запад. Отсюда и нерешаемость каспийской проблемы, и карабахского конфликта, и т.д., и т.п.
Узлы и сухожилия
Таким образом, можно сказать, что в Закавказье и особенно в Азербайджане завязался мощный геополитический узел, что делает ситуацию здесь малопредсказуемой. Основная тенденция остается та же - усиление роли и присутствия Запада, у которого для этого есть все предпосылки. Но существуют мощные факторы нестабильности в лице России, Ирана, а также всепроникающего терроризма. Все эти факторы в совокупности препятствуют закреплению крупного международного бизнеса в регионе, который, естественно, заинтересован в длительной стабильности и предсказуемости. Единственным реальным бизнесом остается нефтяной. Он более мобильный, позволяет разворачиваться быстро, быстро получать отдачу, а в случае чрезвычайных обстоятельств может быть быстро свернут" до лучших времен" без больших потерь, а спустя годы развернут вновь. Ведь производственные мощности и инфраструктура в этом случае стоят недорого в сравнении с масштабами бизнеса, а скважину всегда можно заглушить для последующей расконсервации. Мы можем видеть, как нефтяной бизнес успешно функционирует в самых нестабильных регионах мира, даже в условиях гражданских войн. Вот еще один аргумент в пользу "нефтяной дипломатии", как единственно реального способа привлечь мировой капитал в реальных условиях Закавказья! И, наконец, один из важнейших факторов возможной нестабильности - фактор личный, субъективный. Гейдару Алиеву семьдесят семь лет. Остро стоит вопрос сохранения стабильности в стране в ближайшие годы. Политическая элита усиленно ищет возможность плавной передачи власти в государстве, где еще не укрепились демократические институты. Никто не против стабильности, но очень многие хотели бы взять власть и готовы за это сражаться, невзирая на потери. В этой связи умудренному жизнью лидеру видится единственная (хотя и недостаточная) возможность поддержания внутренней стабильности - сохранение контроля правящей группировки над основными экономическими рычагами и расширение присутствия Запада, и в первую очередь США, в Азербайджане. И военное присутствие НАТО на территории страны "для надежности" видится совсем не лишним наряду с иными факторами, такими как нефтяной экспорт, транспортный коридор и другие, без тени иронии, достижения властного режима Гейдара Алиева.
 


Все замечания и пожелания присылайте по адресу: skv@nefte.ru

ЗАО "Независимое нефтяное обозрение "СКВАЖИНА" (С) 1999 Все права защищены