Поиск:
События
Black Submarine
Ляп-Петролеум
Криминал

Госструктуры
Компании
Персоналии
Проекты
Трубопроводы

Законы
Словарь
Нефть в мире
История
Экология

Дискуссия
Интервью
Консультации
Нам пишут

19 февраля 2000 г.
Источник: газета "Новости Югры"
Автор: Альбина Глухих
Первопроходцы
Фарман Салманов сказал: "Вы будете нашим передовым отрядом - молодые, знающие, веселые". И за ним пошли Первопроходцы. Они искали и находили нефть в недрах, бурили первые эксплуатационные скважины, строили большие и маленькие промысловые нефте- и газопроводы, вели сквозь тайгу и болота линии электропередач, железные дороги... Память избирательно вытаскивает из бытия отдельные яркие факты начала шестидесятых годов, удивительные встречи с романтиками разных возрастов, самоотверженными людьми, патриотами.
Красноречивый Салманов
Это имя уже было известно России. Именно Фарман Курбан оглы Салманов отправил в Правительство довольно хулиганскую телеграмму об открытии первой нефти в Среднем Приобье. В 1964 году Фарман Курбанович, как упрощенно все называли Салманова, был назначен начальником Правдинской нефтеразведочной экспедиции. Пожалуй, раньше всех руководителей он увидел возможность привлечения недорогой рабочей силы - студентов. А за помощью Салманов обратился в редакцию окружной газеты "Ленинская правда" (нынешняя "Новости Югры"). Знаменитый геолог не любил писать статьи, с выступлениями у него было проще, говорил он всегда эмоционально, экспромтом, слушателей завораживал даже его азербайджанский акцент. Теперь он просил, чтобы за него написали такую "агитку", а он отредактирует и подпишет. "На нефтяной целине Севера" - так назвала я свой опус и в один из приездов Фармана Курбановича в Ханты-Мансийск отдала ему на читку. "Очень правильно я выразился", - сказал Салманов и процитировал, - "мы будем очень рады, если приедут студенты, имеющие опыт строительства. Вы будете нашим передовым отрядом - молодые, знающие, веселые, и поведете за собой остальных". Мне стало смешно. Легендарный геолог восторгался дежурными словами пропагандистской статьи, его усы забавно топорщились. Салманов заметил мою неуместную веселость и будто смутился. Подписал статью, молча отдал мне. Через день или два он заявился в редакцию, ошеломив ее женскую половину роскошным букетом (и где он только цветы нашел!) и огромным пакетом шоколадных конфет. О моем несерьезном поведении редактор не узнал.
Справедливый Жумажанов
Где-то в сургутской тайге искала нефть бригада Нажметдина Уакпаевича Жумажанова, впоследствии награжденного Звездой Героя, орденом Ленина. Меня забросили сюда попутным вертолетом. Я далеко от буровой не отходила, чтобы не заблудиться. Вдруг под вечер увидела, что из леса вышли женщина и мужчина. На женщине нырики (легкая хантыйская обувь), платье в орнаментах, на голове цветастый платок. Я остолбенела: откуда взялись ханты на буровой? Пришельцы, будто не замечая меня, молча направились к котлопункту. Только потом я узнала, что повар из общего котла бригады давала хантыйской супружеской паре макароны, крупы и даже тушенку, но не даром. Взамен брала меха. Геологи всегда были дружны с аборигенами. Ни разу не слышала, чтобы была разорена таежная избушка или из садка вычерпана рыба, зато помогали продуктами, горючим и все бескорыстно. А ханты давали рыбу, дичь, были проводниками. Но тут был другой случай. Жумажанов не позволил повару дурить наивных соседей и попросил руководство Сургутской экспедиции ее уволить. На следующий день на буровую приплыли два молодых ханта из деревни Вата. Эти сразу же спросили где начальник, то есть буровой мастер. "В разгаре путина, а в магазин привезли вино. Вся деревня пьянствует, никто не рыбачит. Может быть, буровой начальник запретит продавать водку?" "Не могу я этого сделать, я начальник только в своей бригаде", - извинился Жумажанов. Так ни с чем парни и уехали.
Бережливый Безродный
Озеро Самотлор в шестидесятых годах еще хранило следы аборигенной жизни. Священного лабаза я там не видела, а вот охотничья избушка еще стояла и тропинки не заросли. Я попала туда во время испытания скважины. Все ждали нефтяной сенсации, по крайней мере образцы керна ее обещали. Мастер по испытанию Петр Германович Безродный внешне был спокоен, но товарищи-то знали как напряжены его нервы. Победный день начинался буднично. Свободные от вахты мужчины сходили на соседнее озеро за окунями. Повар сварила уху, она всем понравилась, но мысли всех членов бригады сосредоточены на скважине. И вот нефть поднялась по стволу и по длинной отводной трубе хлынула в сторону. По уже установившейся традиции нефтеразведчики моют руки в нефти, мажут друг друга коричневой маслянистой жидкостью. Одна тысяча тонн в сутки! - Так выглядело открытие Самотлорского месторождения. Таких открытий в округе еще не было, да и по стране тоже - не припоминают ветераны-геологи. К слову сказать, сейчас скважины с суточным дебитом по пятьдесят тонн считаются очень хорошими. А Петр Германович сокрушался, что нефть, полученная при испытании скважины, пропадает зря.
Морозостойкий Говорухин
"Вперед, на Серов!" Такой и подобные лозунги можно было встретить по всей трассе газопровода Пунга-Серов, а на участке Александра Говорухина их не было. По той простой причине, что бригада трубопроводчиков была передовой на трассе и оторвалась от головного отряда более чем на двадцать километров. Парни пробивали дорогу для всех, вслед за ними потянутся сварочные бригады, жилые вагончики... Погода в тот день была ясной, но довольно холодной, около тридцати градусов. Работа шла как положено, размеренно. Парни валили лес, трактор проминал заснеженную почву. Неприятный сюрприз преподнесло утро: остановился трактор. Все собрались у машины, пытаясь разобраться в поломке. "Полетело магнето, - вынес приговор Говорухин, - надо заменять". Это значило пешком возвращаться в головной отряд. Бригадир по праву главного решил, что пойдет он сам. Ушел утром по прорубленному коридору, на следующий день должен возвратиться. Однако назавтра Говорухин не вернулся. Он приехал через день на тракторе с долгожданным магнето. Трассовики при встрече рассказали, что, не доходя до городка, он провалился в болото, но выбрался. Как он добрался в своей замерзшей одежде до первого вагончика, уму непостижимо. Напугал людей, когда в вагончик ввалился снежным чудищем в ледяной грохочущей броне. Отогрели. Он даже не чихнул, вот закалка была у людей!
*****
"Я хочу ощутить полновесную жизнь, но не в штиле, а в грохоте". Строчки, принадлежат одному из тех первых вышкомонтажников Валерию Воробьеву, ставшему впоследствии неплохим поэтом и журналистом. Такими и были те прекрасные дни - в романтическом труде, опасностях, проверке на надежность и победах.
 


Все замечания и пожелания присылайте по адресу: skv@nefte.ru

ЗАО "Независимое нефтяное обозрение "СКВАЖИНА" (С) 1999 Все права защищены