24 мая 2001 г.
Источник: "Правда Севера" (г. Архангельск)
Автор: Виктор Толкачев
Защищая интересы России
Казаков Анатолий Григорьевич (1941) горный инженер, нефтяник. Окончил Куйбышевский политехнический институт (1964). Начинал помбуром в Татарии (1958), открывал нефтяные месторождения в Сибири. Главный инженер Варандейской нефтеразведочной экспедиции (1974), начальник Нарьян-Марской НГРЭ (1977), главный инженер АТГУ (1979), ПГО <Архангельскгеология> (1980), гендиректор Архангельскгеолдобычи (1993); председатель правления компании <Полярное сияние> - совместного российско-американского предприятия, созданного <Архангельскгеологией> и нефтяной компанией <Коноко>. Награжден дипломом и знаком <Первооткрыватель месторождений> (Варандейское, Кумжинское). Живет в Калининграде.
Когда в августе 1974 года из Архангельска в Арктику пошли сухогрузы, принимал их на рейде Варандея главный инженер только что созданной Варандейской нефтеразведочной экспедиции Анатолий Казаков. Надо было, получив грузы, успеть до наступления холодов построить базу экспедиции и поселок для жизни. Варандейцы успели. И даже смонтировали буровую: В апреле Казаков держал в руках нефтенасыщенный керн. Радость, везение, удача: Начальник экспедиции Требс был в Архангельске, главный геолог Майдак - в Нарьян-Маре: Главный инженер ринулся на рацию - сообщать об открытии:
- Скоро об этом узнал весь поселок. На улице и в мастерских, в конторе и балках речь была о нефти... Люди поздравляли друг друга, улыбались, шутили. Художник писал экстренный выпуск <молнии. Вечером пришел на буровую самый пожилой работник экспедиции - токарь Николай Александрович Новиков:
- А ну, ребята, покажите, что вы тут нашли?
И потом весело спрашивал у меня:
- Не улетели еще? И не торопитесь. Что камешки эти; подождете - бутылочку с нефтью увезете. До этого уже совсем недалеко.
И только Казаков был сдержан и невозмутим. <Спокойно, - говорил ему опыт буровика. - Главное сейчас - не зарываться!>
- Бурение остановить! - приказал он. - Проверить действия всех вахт по сигналу <Выброс!> Убедиться в исправности превентора и герметичности устья!..
И пошел на рацию вызывать Архангельск и Требса - поделиться радостью:
- Роман Владимирович! Как меня слышите? Прием.
- Хорошо, хорошо - говори!
- Мы подняли керн - песчаник с нефтью:
- Его надо запарафинить! Мы вылетаем с министром Ровниным через пять дней. План вашей работы?..
- Установить мост - отрезать этот пласт, спустить техническую колонну, обвязать устье, разбурить цемент, вскрыть с отбором керна пласт полностью, работать испытателем пластов:
- А, может, сейчас пластоиспытатель кинем?
- Нельзя этого делать. Не надо с этим: У нас превентор, который может не выдержать.
Анатолий Казаков был до мозга костей производственником - крутым, как сказали бы теперь. В нем бурлила мощь буровика, привычного то к переброске труб, то к перетаске вышек; но подчиняли эту мощь знания и опыт горного инженера.
У него была бульдожья хватка, когда он вгрызался в проблему, решал трудную производственную задачу, ликвидировал аварию - <давил> фонтан. Буровики, меж собой, звали его <бульдозером>: Главный инженер Варандейской, начальник Нарьян-Марской экспедиций, он почти пятнадцать лет возглавлял инженерную службу Архангельского объединения. В его послужном списке подавление сложнейших аварийных газовых выбросов на Кумже, ликвидация горящего нефтяного нефтяного фонтана на скважине Мядсей-1 под Варандеем, когда пришлось применить артиллерийское орудие для расчистки устья скважины:
Он никогда не был дипломатом. И потому, наверное, самой тяжелой и самой важной по результатам оказалась схватка не с нефтяными фонтанами, а с нефтяными компаниями, объединенными американской фирмой <Тексако> в международный консорциум <Тиман-Печора компани>, когда Анатолий Казаков, после неожиданной смерти Юрия Россихина в 1993 году, стал генеральным директором <Архангельскгеологию>.
Тимано-Печорский инвестиционный проект был крупнейшим в России. В случае подписания его <сторонами соглашения>, в освоение нефтегазового района, сравнимого с тюменским, зарубежные партнеры готовы были вложить 58 млрд долларов. Правда, за это в течение 18 лет Россия должна была расплачиваться с консорциумом сырой нефтью. И это было только одно из невыгодных для России условий: Не зря, даже поддержавший этот проект, тогдашний министр топливной промышленности Юрий Шафраник сказал: <Хватка у американцев железная, и обниматься с ними надо обдуманно>. Но обнимались.
Четыре года тянулись переговоры с нефтяной компанией <Тексако>. При этом, само собой разумеющимся казалось, что руководителем работ по осуществлению проекта будет Архангельскгеология - предприятие, коллектив которого открыл, разведал и подготовил к добыче богатейшие нефтяные кладовые заполярной тундры. И поначалу все складывалось вроде бы неплохо. В августе 1994 года на стол замминистра топливной и энергетической промышленности - председателя правительственной делегации, созданной для завершения переговоров с <Тексако>, легло письмо президента <Тиман-Печора компани>:
Уважаемый господин В.Двуреченский! :Мы согласны на увеличение роялти до 6 %, на повышение выплат на социальные нужды, на увеличение платы за аренду, на сокращение периода разведки, на увеличение бонусов, на изменение структуры выплаты прошлых расходов Архангельскгеологии и, самое главное, на принятие обязательств по программе работ, которые начнутся сразу же после подписания Договора: Я сделаю все, что в моих силах, чтобы ускорить этот процесс и подписать соглашение с Архангельскгеологией. С уважением, Томас Хейзен
Эти обещания и заверения стали результатом настойчивых - в течение года! - попыток экспертов, представителей Ненецкого округа и Архангельскгеологии, хоть в какой-то степени изменить экономику проекта и пользу России. Федеральный центр прекратил финансирование, и геологические подразделения, в том числе Варандейская экспедиция, сокращаясь, держались из последних сил в ожидании больших работ. Месяцами рабочие не получали зарплаты. Остановились буровые. Кто мог, уезжал; оставшиеся жили надеждой. Надежды укрепляли небольшие заказы американских фирм по испытанию скважин... Визит американского посла Томаса Пикеринга в Варандей 23 августа 1994 года был демонстрацией готовности немедленно начинать работы.
Мой диктофон записал и памятные слова Тома Хейзена, произнесенные им на тожественном обеде в Варандее:
- Если бы не работа, которую провела Архангельскгеология, сегодня бы нас здесь не было. Чтобы понять условия, в которых работали и продолжают работать здесь люди, нужно приехать сюда зимой, а не в такой прекрасный летний день. Вот почему я хочу снять шляпу и поклониться тому, что они сделали...
Вечером того же дня, на пресс-конференции в Нарьян-Маре, Пикеринг говорил:
- Дамы и господа, я полон впечатлений от посещения Варандея и площадки проекта <Тиман-Печора компани>. Проект, которым занимается эта компания, является важной частью деятельности по разработке ресурсов, с полной защитой окружающей среды и экономических интересов России: Работы могут начаться зимой, при условии подписания Москвой соглашения о проекте.
- Какова роль вышкомонтажников в осуществлении проекта <Тиман-Печора компани>? - спрашивает Давид Садецкий.
- Роль, как всегда, обычная: быть первыми. Прийти, освоить место, построить буровую, дать возможность работать людям в нормальных условиях. Пока еще нет информации, но возможно ваше вышкомонтажное управление тоже будет привлечено, так как вы первыми вышли на технологии и требования, которые предъявляют американские фирмы к строительству буровых.
Нарьянмарцы выслушали все выступления молча. До встречи президентов России и США оставалось совсем немного времени, а итоговый документ правительственной комиссии по Тимано-Печорскому проекту не был готов. По указу Президента России <сторонами соглашения> стали: государство в лице правительства РФ, орган исполнительной власти субъекта Федерации, на территории которого расположен участок недр, и инвестор. То был знаменитый указ о <двух ключах>, и американская сторона решила диктовать свои условия. И хотя тот же указ позволял государству уполномочить любой российское предприятие контролировать соглашение или участвовать в его реализации, никто в правительстве не предложил это Архангельскгеологии.
И тогда наши специалисты написали свой проект договора, в котором значилось:
<Тиман-Печора компани> как контрактор обязуется использовать Архангельскгеологию в качестве своего генподрядчика для выполнения работ по поисково-разведочному бурению, сейсморазведке, промысловой геофизике, разработке строительных материалов, испытанию скважин, обустройству месторождений: Но тот же Том Хейзен, еще недавно <снимавший шляпу> перед заслугами Архангельскгеологии, заявил, что не видит российское предприятие ни среди членов консорциума, ни в качестве генподрядчика, оставляя ему только <выполнение определенных полевых работ и услуг от имени Тиман-Печора компани>.
Так, после четырех лет переговоров, объятий и заверений о совместной работе американские инвесторы решили отстранить Архангельскгеологию от участия в проекте освоения нефтяных месторождений Тимано-Печорской провинции. Что это было, цинизм большого бизнеса или норма большой политики, не знаю, но это поразило и, не побоюсь этих слов, привело в бешенство генерального директора Анатолия Казакова. Правительственная комиссия поддержала позицию Архангельскгеологии и не подписала кабальный итоговый документ. И все же, кто-то подготовил его. Кто?
г. Вашингтон 28 сентября 1994 г.
Совместное американо-российское заявление в поддержку Тимано-Печорского проекта.
Правительство Соединенных Штатов Америки и Российской Федерации выражают поддержку в пользу быстрейшего завершения переговоров на условиях раздела продукции между РФ и <Тиман-Печора компани> (<ТПК>). Обе стороны будут прилагать все усилия для успешного завершения переговоров до начала проведения встречи Совместной Комиссии по Экономическому и Техническому сотрудничеству, которая состоится в конце 1994 года. Тимано-Печорский проект заключается в проведении разведки, оценки и разработки рентабельных нефтяных месторождений Тимано- Печорского бассейна. Согласно существующим прогнозам, потенциальные запасы нефти на месторождении составляют, в целом, более 2 млрд барелей. <ТПК> будет являться о п е р а т о р о м проекта.
Президент Клинтон и президент Ельцин пришли к соглашению о приоритете Тимано-Печорского проекта в области нефтегазовой промышленности. Вице-президент Гор и премьер-министр Черномырдин на встрече в Совместной комиссии приложат все усилия для успешного завершения переговоров и реализации проекта, в том числе скорейшее принятие Закона о разделе продукции.
За правительство США - г-н Рон БРАУН, За правительство РФ - г-н О. СОСКОВЕЦ.?
Содержание и форма документа убеждают: написан он американцами. Как был подписан - остается только догадываться. Но радужные надежды архангельских геологоразведчиков он развеял мгновенно.Ведь в нем значилось: оператором проекта, о чем мечтали в Архангельскгеологии, будет только <Тиман-Печора компани> - консорциум, созданный компанией <Тексако> совместно с другими западными компаниями. На официальный запрос Анатолия Казакова о месте предприятия в проекте, Томас Хейзен подтвердил из Хьюстона: ни в составе консорциума, ни в роли генерального подрядчика Архангельскгеология не рассматривается. Кончен бал, погасли свечи.
Открыв, разведав и подготовив к добыче почти 80 нефтяных и газовых месторождений, создав мощную минерально-сырьевую базу для развития экономики целого региона и России, Архангельскгеология выбрасывалась из Дела, которому она верой и правдой служила 20 лет! Естественно, руководители предприятия, за спинами которых был многотысячный коллектив людей, живущих надеждой на большие работы, не могли смириться с этим. И Казаков отправляет в <Тексако> <разрывное> письмо:
Уважаемый господин Де Крейн! К нашему глубокому сожалению вынужден констатировать, что наши переговоры, длившиеся с начала 1990 года, окончились безрезультатно: Поскольку ГП <Архангельскгеология> не является участником договора с <Тиман Печора компани>, мы считаем, что ГП <Архангельскгеология> свободна от данных <Тексако Петролеум Девелопмент компани> обязательств и в дальнейшем будет действовать по своему усмотрению. С уважением, А.Г.Казаков>.
Председатель комитета Государственной Думы по вопросам безопасности Борис Илюхин распространил среди депутатов документ, в котором заявил, что сегодня <:Российская Федерация с ее огромными сырьевыми и людскими ресурсами стала объектом для откровенных и скрытых посягательств>. В перечне документов, угрожающих национальным интересам России, названо <Совместное американо-российское заявление в поддержку Тимано-Печорского проекта>.
Разрывая отношения с компанией <Тексако>, генеральный директор Архангельскгеологии Казаков, по сути, развалил мощный консорциум, который уже держал в руках все месторождения Варандея и расчистил пространство для будущих российских нефтяных компаний, которые тогда только поднимались на ноги: Да, пытаясь решить свои экономические проблемы, Архангельскгеология в лице Казакова, как слон в лавку, вторглась в сложную область проблем политических. Был подписан документ на уровне правительственных делегаций, продолжались переговоры в правительственной комиссии, которая не сказала своего последнего слова, а Архангельские геологи, по сути, прекратили этот процесс.
- Я совершенно не согласен с теми, кто говорит, что сотрудничество с американцами не принесет абсолютно никакой пользы, - заявлял губернатор Ненецкого округа Юрий Комаровский. - Отчисления, которые уже идут в результате сотрудничества с фирмой <Коноко>, существенно закрывают дыры в нашем бюджете. Реализовать бы еще один проект, подобный <Полярному сиянию>, и мы перестали бы жить дотациями.
Развод <Архангельскгеологии> с <Тексако> состоялся, хотя попытка ее одним рывком освободиться от железных объятий американских фирм и тех, кто им лоббирует, не удалась. Но поддержка области, Севгеолкома и Ненецкого Собрания депутатов заставила противников <перетащить> проблему из региона в московские сферы, где последнюю точку должна была поставить правительственная комиссия. Ее заседание состоялось 11 декабря 1996 года, и проект Договора о разделе продукции по Тимано-Печорскому региону остался не подписанным. Свое особое мнение изложили председатель Комитета по использованию природных ресурсов Ненецкого округа Феликс Чимбулатов и Анатолий Казаков, теперь уже заместитель главы администрации Архангельской области:
4. Не выполнены замечания и рекомендации экспертных заключений, а именно: территория не ограничена четырьмя месторождениями, не обозначена доля России в танкерных перевозках, не взяты в расчет 117 млн т. извлекаемых запасов тяжелой нефти, механизм возмещения прошлых затрат не обеспечивает скорого и полного возврата;
Исходя из вышеизложенного, представленный текст Договора не может быть согласован: Ппринимая во внимание, что в настоящее время подготовлено ТЭО разработки Варандейского и Торавейского месторождений на условиях действующего налогового законодательства; существование российской компании, готовой начать разработку залежей с тяжелыми нефтями, считаем необходимым исключение из Контрактной территории Варандейского и Торавейского месторождений и передачу прав на их разработку АО <Архангельскгеолдобыча>. То был реванш Казакова; его жесткий ответ на непартнерское поведение <Тиман-Печора компани> и цинизм Томаса Хейзена.
Я храню, подаренную им, карту севера Тимано-Печорской нефтегазоносной провинции, всю расчерченную на зоны интересов нефтяных компаний <Тексако>, <Коноко>, <Норск гидро>, <Тоталь>: Нет на ней только зоны интересов России. Казаков, по сути, расчистил поле деятельности для нынешних российских нефтяных компаний. Отстаивая дело своей жизни, вчерашние главные геологи, экономисты, инженеры, буровые мастера- <полевые> командиры экспедиций, ставшие генералами геологоразведки, защищая свои интересы, объективно защищали интересы России.
 


Все замечания и пожелания присылайте по адресу: skv@nefte.ru

ЗАО "Независимое нефтяное обозрение "СКВАЖИНА" (С) 1999 Все права защищены