20 апреля 2001 г.
Источник: "Правда Севера" (г. Архангельск)
Авторы: Михаил Толкачев, Ф. Тараканов
Треска, доска и тоска: нефтегазовая
20 апреля 1931 г. Президиум ВСНХ СССР принял постановление о создании в Северном крае топливной базы и организации Северного геологоразведочного управления.
Открытию в 1930 г. воркутинских - печорских! - углей и Чибьюского месторождения нефти на Ухте придавалось особое значение. На заседании Политбюро ЦК ВКП(б), где были заслушаны доклады профессора А.Чернова и председателя Коми облисполкома Ф.Тараканова, ? Сталин попросил Орджоникидзе обеспечить необходимым оборудованием Ухту и Печору и сказал, что разведку Воркутинского угольного месторождения надо возложить на Ухтинскую экспедицию ОГПУ, которая вскоре была преобразована в УХТПЕЧЛАГ.
Подписанное 20 апреля 1931 г. обширное решение N 220 Президиума ВСНХ СССР "О развитии топливной базы в Северном крае (печорские угли)", в числе десятка важных пунктов обязывало Главное геологоразведочное управление страны - "Союзгеолразведку" Наркомата тяжелой промышленности - "организовать в Архангельске районное управление для обслуживания Северного края". Перед ним была поставлена задача планомерного комплексного геологического изучения территории, с целью "выявления сырьевых баз, обеспечения минерально-сырьевыми ресурсами действующих предприятий, создания резерва запасов полезных ископаемых, обеспечивающих развитие производительных сил Северного края". Это и есть дата отсчета Архангельской геологической службы.
Но решение ВСНХ, посвященное печорским углям, было явно неполным: в нем ни слова не говорилось о добыче нефти. Всего через два дня, вышло Постановление ЦКК ВКП(б) и Наркомата Рабоче- крестьянской инспекции N 32, которое устраняло этот недостаток. А уже 24 апреля 1931 г. Севкрайисполком срочно собрал в Архангельск председателей исполнительных комитетов районов, городов и областей - для обсуждения "высокого" постановления и принятия конкретных решений по его исполнению. Вот какую развернутую телеграмму срочно "отбил" в Сыктывкар участник заседания, председатель Коми облисполкома:
По нефти резко расширяется программа разведочных работ, включаются районы Ижмы, Печоры, размеры проходки разведывательного бурения приняты 17 тысяч 185 метров: Выделяется гравиометрическая партия нефтеносные районы Ухты, Печоры: Предложено Наркомводу обеспечение перевозок Ухтинской экспедиции, усилить Печорский флот тягой, тоннажем, произвести обследование устья Печоры, порта Индиги, разработать план капитальных работ, представить на утверждение правительства 1 декабря 1931 года. Предложено НКПС покрыть гравием в сезон 31 года подготовленной трассы дороги Усть-Вымь - Ухта: Необходимо взять под неослабный контроль баржестроение на Печоре, привлечь ответственности виновных за его срыв. Крайком по моему докладу предлагает принять активное участие области разрешении постоянной топливной проблемы Севера, открывающей огромные перспективы промышленного развития.
Тараканов
Перечитываю четкие, конкретные, энергичные слова дальновидного постановления с чувством гордости за те времена и тоскливой грусти за времена нынешние. Десятки экспедиций двинулись в тайгу и Арктику, на Тиман и Печору: Партийная пресса Севера требовала и призывала: "Природные богатства печорских недр разведать немедля!" "За шахту, за домну, за нефтяную вышку на Печоре!" К разведке и добыче открытых богатств приступили командировки и экспедиции ГУЛАГа. Уже через три года Ухтпечлаг вошел в строй промышленных предприятий Союза. На Вайгаче и в Амдерме добывали страны свинцовую руду и флюориты. По Печоре через Нарьян-Мар пошел уголь Воркуты, ставший спасением для Москвы и Ленинграда в годы Великой отечественной:
Какие колоссальные возможности были в руках архангельских руководителей в "разрешении постоянной топливной проблемы Севера", а воз и ныне там! С какой цепкой энергией решали эту проблему "коми товарищи" для себя, для своей территории и своего народа, и как бездарно, год за годом, десятилетие за десятилетием выпускали ее из своих рук руководители Северного края, а затем Архангельской области! Вот несколько примеров. Еще в 1933 году на правительственном уровне было принято решение о строительстве на берегу пролива Югорский Шар морского порта для выхода воркутинских углей в Арктику. Строительство и оборудование пристани в становище Хабарово к навигации 1934 года взял на себя начальник Вайгачской экспедиции ОГПУ А.Ф.Дицкалн. Москва ответной телеграммой ГУЛАГа ОГПУ одобрила эту инициативу.
Изыскания на будущей 220-километровой железнодорожной трассе Югорский Шар - Воркута (она была названа Стройкой N 300) шли полным ходом. Для прокладки ее уже были готовы к завозу тысячи тонн грузов - выполнялись решения партии по социалистической индустриализации Крайнего Севера! Для строительства первой заполярной "железки" было затем создано и новое управление в системе Главного управления лагерей железнодорожного строительства - ГУЛЖДС НКВД СССР - Югорлаг. Но я не встречал ни одного документа, который бы говорил о живом интересе, жизненной заинтересованности, наконец, настойчивости архангельского руководства в осуществлении этих планов. А Коми обком даже свой пленум для обсуждения решений ЦК ВКП(б) и Совнаркома по Ухто-Печорскому тресту в ноябре 1932 года ухитрился провести на неделю раньше пленума Севкрайкома - политическая дерзость по тем временам.
Пленум Северного крайкома ВКП(б), состоявшийся в Архангельске 1-7 декабря 1932 года, обязал бюро крайкома, Коми обком и Ненецкий окружком "взять под особое наблюдение доставку грузов, застрявших на Печоре, принять меры для освоения Печорского края, разработать мероприятия по бесперебойному завозу грузов в будущую навигацию, принять меры по обеспечению кадрами:" Я почти дословно цитирую постановляющую часть важнейшего для Северного края решения. Но какие скучные слова-существительные в сочетании с привычными бюрократическими глаголами-штампами: взять под контроль, разработать мероприятия, принять меры!: Видно, для архангельских товарищей все те великие дела, которые, которые очень уж далеко вершились, были сплошной головной болью. Не потому ли телеграмму об открытии 26 ноября 1932 года уникального Ярегского месторождения тяжелой нефти, начальник Ухтпечлага немедленно, со словом "сегодня", посылает не в Архангельск, а в Коми обком и облисполком.
В ней он подробно и детально информирует о своем решении заложить в следующем году на этой площади 12 разведочно- эксплуатационных скважин и организовать, в связи с этим, самостоятельный, третий нефтепромысел. В 1936 г. Северный край был реорганизован, и Коми автономная область получила статус автономной Советской Социалистической Республики. И ровно через год, 28 декабря 1937 года Совнарком СССР, несмотря на огромные затраты по проектированию и уже выполненным работам на трассе Воркута - Хабарово (Юшарский пролив), принял постановление о строительстве железнодорожной магистрали Коноша - Котлас - Воркута.
Ну, а затем вся угленосная Воркута, с огромной территорией вокруг нее, Указом Президиума ВС РСФСР от 25 октября 1940 года была передана - "перечислена" - из Ненецкого национального округа Архангельской области в состав Коми АССР при безропотном согласии архангельского руководства. То же самое повторилось и в конце 50-х годов, когда центром Большеземельского района Ненецкого округа Архангельской области стал поселок Хальмер-Ю. Окруженный угольными месторождениями и шахтами, сооружение которых Ненецкий окружком ВЛКСМ объявил "комсомольскими стройками", он должен был дать округу импульс, шанс промышленного развития, отобранный у него в 30-е годы. Но кто-то "сверху" посоветовал заниматься не этим.
И теперь уже ненецкие и архангельские руководящие товарищи сами, под грифом "секретно", готовят для Верховного Совета РСФСР убедительное обоснование для ликвидации районов в Ненецком округе, единственном из всех национальных округов, "выбранном" для подобного эксперимента. И снова "перечисляется" в Коми АССР солидный клин территории Архангельской области с шахтами, поселками, цементным заводом, с недрами, в которых уже было разведано уникальное Воргашорское месторождение, и где будет построена крупнейшая в Европе шахта... Помню только один всплеск активности одного Архангельского руководителя - первого секретаря обкома КПСС Бориса Вениаминовича Попова. Это было в 70-е годы, когда стало ясно, что недра Ненецкого округа представляют собой кладовую несметных нефтегазовых - топливных богатств.
Как о синице в руке, говорил он тогда жителям Нарьян-Мара и всей области о строительстве в ближайшем времени газопровода к Архангельску, сооружении в поселке Индига, где возможна почти круглогодичная навигация, завода по производству сжиженного газа, отправлял в ЦК КПСС записки о необходимости скорейшего освоения разведанных в ненецкой тундре углеводородных богатств. Но кто-то снова переиграл или сломил архангельское руководство, оставив его, точнее весь Архангельскую область наедине с треской, доской и тоской: по своему топливу. Помню, как мечтал о разработке открытых им месторождений знаменитый в те годы начальник Варандейской экспедиции Роман Требс! Хорошо зная, как поднимались на нефти целые регионы в Сибири, он никак не мог понять, чего больше у архангельского руководства: северной "замороженности", чиновничьего равнодушия или просто глупости.
Невозможно понять, как можно было отдать в безраздельную собственность Коми АССР не только Харьягинский нефтепромысел на юге Ненецкого округа Архангельской области, но и Василковский газовый промысел, расположенный под самой столицей Ненецкого округа, той же Архангельской области. А "коми товарищи", теперь уже "господа", сделав эти промыслы дочерними предприятиями или участками своих фирм, зарегистрировали их далеко от Нарьян-Мара и Архангельска, со всеми вытекающими отсюда для местных бюджетов налоговыми последствиями. А ведь какие средства могли бы поступать отсюда и на социально-экономические программы Ненецкого округа, и на "вечно" строящийся газопровод Нюксеница - Архангельск:
Амбиции архангельских руководителей, постоянные рекламные заявления на всех уровнях об "архангельской нефти", не подкрепленные деловыми и дружественными отношениями с администрацией Ненецкого округа, в недрах которого и находятся эти богатства, привели к очередному их проигрышу в решении все той же топливной проблемы. Раздраженные заявлениями соседей, используя свое конституционное право, ненецкие руководители инициировали в правительстве РФ решение о создании "своего" Комитета по природным ресурсам, который отобрал у Архангельска лицензионные права на нефтегазовые месторождения.
В том, что Архангельск, центр единой территории, когда-то голова и сердце огромного единого организма, из года в год замерзает - вина целой вереницы архангельских руководителей, имевших в свое время в своих руках все для "разрешения постоянной топливной проблемы Севера" и все потерявших. Они так и не выполнили задачи, которая была поставлена правительством страны в апреле 1931 года: Да, летом 1949 года геологосъемочная партия Льва Гольдина вскрыла на берегу Онеги коренные залежи бокситов. Последовала разведка, строительство рудника и города Североонежска. Настойчивые поиски архангельских геологов увенчались в 80-е годы великим открытием месторождений алмазов в Беломорской тайге. Но это - журавли в небе. А синицы в руке - надежной топливной базы для нормальной жизнедеятельности региона - нет.
Надеясь решить проблему собственной ресурсной базы для развития топливно-энергетического комплекса, администрация Архангельской области, совместно с Министерством природных ресурсов Российской Федерации, решили возобновить геологоразведочные работы на Мезенской синеклизе со стадии региональной сейсмики, а затем поискового и разведочного бурения. Конкретная цель: уточнив геологию Мезенской синеклизы, выбрать направление и методику поисковых работ в ее наиболее перспективных участках.
- Получены очень обнадеживающие результаты трехмерной сейсмики, а так же применения не стандартных, биофизических методов исследования, например, Кимженской площади, - говорит начальник Северного комитета природных ресурсов Владимир Цыбин, принимавший непосредственное участие в возобновлении геолого-геофизических работ на Мезенской синеклизе.
Для разворота работ создан альянс нескольких компаний, заинтересованных в организации нефтедобычи в регионе, в том числе ОАО "Архангельскгеолдобыча" и "ЛУКойл". Предполагается, что участники, на условиях предпринимательского риска, будут финансировать 80-85% стоимости работ, государство - 15-20%. Администрация Архангельской области, в обстановке многолетнего и острого топливного кризиса, обязалось оказывать содействие в получении лицензий на геологическую разведку недр и разработку открытых месторождений Мезенской синеклизы.
Намечено отработать 2200 погонных метров сейсмических профилей, пробурить одну-две параметрических скважины. Первая, Усть-Няфтинская, с проектной глубиной 3000 м., забурена в сентябре 2000 г. буровой бригадой В.Беляева из ОАО "Севергеолдобыча". Древний мудрец сказал: что существует, тому уже наречено имя. Вслед за Разведкой, плечом к плечу с ней, а то и вырываясь вперед, начинает шагать и будоражить, жить и действовать освоение, опытная эксплуатация, Добыча. Наращивают добычу нефти "Варандейнефтегаз" и "Арктикнефть" на месторождениях Варандея и Колгуева. Начинается опытно-промышленная добыча на Инзырейской площади
Как долго шли к этой цели, и как быстро пролетело время. 70-летие "Архангельскгеолдобычи", 10-летие "ЛУКойла": Время бежит, а Вечность ждет. Нам бы дождаться! Ученые-геологи считают Мезенский, потенциально нфтегазоносный регион, важным резервом подготовки базы углеводородов в XXI веке для всего Северо-Запада России. Дай-то Бог!
Тараканов Ф.Г. (1900-1997), советский государственный деятель, председатель Коми облисполкома (1928- 1933), активный участник индустриализации республики. Был репрессирован в 1937 г. как "враг народа"; реабилитирован, долгие годы работал в Коми АССР, занимался и литературным творчеством.
 


Все замечания и пожелания присылайте по адресу: skv@nefte.ru

ЗАО "Независимое нефтяное обозрение "СКВАЖИНА" (С) 1999 Все права защищены