29 мая 2001 г.
Источник: газета "Новые известия"
Автор: Василий Баландин
Дефекты пряника и проблемы кнута
В сфере нефтеэкспорта правят бал чиновники Министерства энергетики
Хотя общеизвестно, что российский бюджет держится на нефтяном экспорте, никто, пожалуй, точно не знает, сколько денег он реально приносит и сколько из них проходит мимо федеральной казны. Только ежегодный ущерб от занижения декларируемых цен на экспорт нефти оценивается в 1-1,5 млрд. долларов. Однако все попытки государства навести здесь порядок особых результатов не дают. Видимо, потому что сложившаяся система вполне устраивает тех, кто управляет экспортными потоками.
Недавно компания ЮКОС направила вице-премьеру Виктору Христенко письмо, в котором содержится просьба навести порядок в деятельности Министерства энергетики "в связи с непрекращающимися нарушениями при предоставлении графиков для экспорта нефти". В письме говорится, что "в результате деятельности Минэнерго одни компании получают дополнительные графики в счет сверхрасчетной добычи нефти для экспорта, составляющие более 150% от объема фактической сверхрасчетной добычи, а другие лишь 40%". В нем приводятся данные о том, что в первом квартале 2001 года "Сургутнефтегаз" получил 159% от графика к добытой сверх баланса нефти, Тюменская нефтяная компания - 159%, "Славнефть" - 110%, "Роснефть" - 96%, "ЛУКОЙЛ" -94%, ЮКОС - 40% и "Сибнефть" - 31%. Как отмечается в письме, нераспределенная нефть, поставленная сверх графика, накапливалась в системе магистральных нефтепроводов "Транснефти", что приводило к сокращению добычи и финансовым потерям компаний. Кроме того, компаниям, получившим недостаточные объемы дополнительного экспорта, приходилось вывозить нефть "под заемные чужие графики, значительно теряя при этом доходность от экспортных операций".
К вице-премьеру ЮКОС обратился не только потому, что он курирует в правительстве ТЭК. Одновременно Виктор Христенко возглавляет правительственную комиссию по вопросам использования систем магистральных нефтепроводов. Именно эта комиссия занимается экспортными поставками и утверждением графиков. До недавнего времени данная сфера находилась в ведении Минэнерго. Передача этих функций правительственной комиссии преследовала цель сделать систему доступа к экспортным нефтепроводам более прозрачной, ограничить чиновничий произвол, ужесточить контроль и в итоге повысить эффективность экспорта. Но расчеты не оправдались. Как и прежде, экспортную погоду определяют министерские структуры. Ключевым из них является департамент нефтяной промышленности, возглавляемый Владимиром Соломиным. Именно этот департамент готовит документы для правительственной комиссии, которая их рассматривает и утверждает. Разумеется, документ на то и документ, что его можно обосновать как угодно.
Естественно, существующая практика касается не только крупных компаний, с ней имеют дело все нефтепроизводители. Но если ЮКОС и другие нефтяные тяжеловесы могут себе позволить публично привлекать внимание к нарушениям со стороны Минэнерго, в совсем ином положении находятся небольшие компании. Хотя на их долю приходится почти 10% всей добываемой в России нефти, у них, по понятным причинам, нет такой возможности. Любой конфликт с Минэнерго чреват большими проблемами. Поэтому о "художествах" министерских чиновников они предпочитают говорить лишь в узком кругу.
В качестве примера можно привести взаимоотношения департамента нефтяной промышленности с зарегистрированной в Бельгии компанией "Барс Петролеум". Как нам удалось выяснить, она возникла в середине прошлого года и почти сразу же стала партнером таких совместных предприятий, как "Геойлбент", "Пермьтекс", СПМ-Нефтегаз, "Чишма-нефть", ПК "Недра", и других. Отгрузка нефти идет в основном через компанию "Североимпекс", которая также была образована в 2000 году. Несмотря на юный возраст той и другой компаний, объемы их экспорта из месяца в месяц увеличиваются. Другие нефтетрейдеры, как, например, "Витол", "Глинкор", "Эльф", их, соответственно, теряют. В принципе ничего странного в этом нет - в бизнесе выигрывает сильнейший. Но в данном случае все иначе: компанию "Барс Петролеум" возглавляет Денис Соломин - сын главы департамента нефтяной промышленности Минэнерго. Он же вместе с неким Алексеем Петелиным ею владеет.
На семейном же подряде работает и фирма "Североимпекс", владельцем и руководителем которой является Михаил Соколов. Его жена - Валентина Соколова - трудится в отделе графиков и оформления поставок нефти "Транснефти". Поэтому, видимо, не случайно компания "Геойлбент" сумела в прошлом году из добытых ею 515 тыс. тонн нефти экспортировать 463 тыс. тонн. Компания "Пермьтекс", добыв 257 тыс. тонн сырья, отправила за рубеж 237 тыс. тонн, причем из них 80 тыс. тонн - по государственной программе. Механизм предоставления доступа к экспортным трубопроводам прост. На основании данных о добыче нефти составляется квартальный баланс. Например, на второй квартал 2001 года запланирована добыча 81 млн. тонн нефти. Из этого объема поставки в дальнее зарубежье составляют 30 млн. тонн, в страны СНГ - 5 млн., на внутренний рынок - 46 млн. тонн. Поскольку у небольших компаний себестоимость добычи выше, чем у крупных, для них предусмотрены льготы: они могут дополнительно поставлять до 20% (со второго квартала этого года - до 30%) от добычи на экспорт.
Экспортная квота для независимых производителей рассчитывается по специальной методике, которая была утверждена Минэнерго в начале прошлого года. Согласно этой методике, решение о предоставлении дополнительного экспорта принимается на конкурсной основе с учетом данных, характеризующих деятельность предприятий за отчетный период: объемы бурения, экспорта и его переуступки, размер инвестиций, состав акционеров, горно-геологические условия, природоохранная деятельность. Документы для получения дополнительного графика представляются в департамент нефтяной промышленности Минэнерго. Оттуда они идут на экспертизу в Ассоциацию малых и средних предприятий, президентом которой является все тот же Владимир Соломин. Исходя из этого, можно понять, что возможностей получить дополнительный экспортный график больше у тех нефтепроизводителей, кто работает с компанией "Барс Петролеум". Не важно, что она покупает нефть по более низкой, чем другие нефтетрейдеры, цене. Существеннее другое: с ее помощью можно получить дополнительный график и решить с Минэнерго и "Транснефтью" прочие проблемы. Чиновник, как говорится, ныне в цене.
При всем при том нынешняя система регулирования доступа к экспортной трубе не устраивает чиновников Минэнерго. В середине февраля первый заместитель министра энергетики Иван Матлашов заявил, что функция утверждения экспортных объемов должна остаться прерогативой Минэнерго, так как существующий механизм лишает систему регулирования ТЭКа "определенной оперативности" и влияния на деятельность компаний. По его словам, право утверждения экспортного графика на уровне министерства позволяет реализовывать цели, не связанные с экспортом: "Таким образом, применяя "пряник" и "кнут", можно устранять многие дефекты отечественного рынка и решать проблемы общегосударственного значения". Конечно, трудно сказать, что будет с дефектами. Но чиновникам в этом случае наверняка станет легче решать проблемы, причем не общегосударственного значения.
 


Все замечания и пожелания присылайте по адресу: skv@nefte.ru

ЗАО "Независимое нефтяное обозрение "СКВАЖИНА" (С) 1999 Все права защищены