20 марта 2001 г.
Источник: газета "Известия"
Авторы: Ольга Губенко
Георгий Кутовой: Главная гарантия - теплая зима
Федеральная энергетическая комиссия (ФЭК) - исполнительный орган государственной власти, регулирующий цены на жизненно важные энергоносители - электричество и газ. Председатель ФЭК Георгий Кутовой, возглавивший комиссию около месяца назад, одно из первых интервью в новом качестве дал корреспонденту "Известий" Ольге Губенко. Речь шла о гарантиях недопущения нового энергетического кризиса в стране и новой ценовой политике в топливно-энергетическом комплексе.
- Сколько вы работаете в комиссии?
- Я работал в Федеральной энергетической комиссии с момента ее основания в 1993 году. Сначала руководителем рабочего аппарата, потом - заместителем председателя. Уходил только на четыре месяца: с октября прошлого года по февраль этого был вице-президентом концерна "Росэнергоатом". И вот вернулся.
- Было ли у вас желание стать председателем ФЭК?
- ФЭК по первоначальному замыслу предназначалась для регулирования цен в электроэнергетике. В этой области я чувствовал себя "гросс-специалистом": там для меня не было секретов, такой комиссией я бы с удовольствием руководил. Но когда комиссию сделали регулирующим органом и по газу, и по тарифам на транспортировку нефти, у меня не было особого желания осваивать этот новый для меня участок работы. И только позже, уже будучи заместителем председателя комиссии, я понял, что это во многом связанные проблемы. В тарифы, например, необходимо закладывать инвестиционную составляющую. А она и для электроэнергетики, и для газовой отрасли имеет общую экономическую природу. Я изучил международную практику регулирования естественных монополий и считаю, что, несмотря на отраслевую специфику, это очень родственные проблемы.
- Есть ли у вас конкретный план развития тарифного регулирования?
- Я поддерживаю идею создания единого тарифного центра - несмотря на то что в ТЭК есть отраслевые естественные монополии и мы их регулируем. Но существует жесткая экономическая цепочка: газ - топливо - электроэнергетика - железная дорога. И определение стоимости услуг этих отраслей требует сильной координации. Наша комиссия недостаточно эффективно с общегосударственной точки зрения влияет на ценовую политику.
- Актуальна ли уже сейчас проблема сокращения поставок газа на внутренний рынок и чем можно заменить это топливо в энергетике?
- Структура снабжения топливом электростанций за последние 10 лет резко изменилась. С 1985 года началась так называемая газовая пауза. Энергетика активно переходила на газ. Сегодня в европейской части страны 80% топлива - это газ. За последние 10 лет "Газпром" исчерпал свои ресурсы, и сейчас у него нет денег на разработку новых месторождений. Поэтому от "Газпрома" мы постоянно слышим, что ресурс газа для энергетики у него исчерпан. Для энергетики это оборачивается замещением топлива. Замещать его можно углем. Но в европейской части нет таких объемов угля, которыми можно было бы заместить большие объемы газа. Реально уголь могут дать Печорский бассейн, Подмосковный бассейн (там уголь очень плохого качества), российский Донбасс. И все. Сейчас РАО "ЕЭС России" ежегодно сжигает 136 миллиардов кубометров газа - такие объемы очень трудно заместить. Для этого нужны большие деньги. На освоение новых угольных технологий потребуется от 7 до 10 лет. Хотя Россия богата углем, но весь этот уголь в Сибири. В реальных масштабах можно строить электростанции там и передавать электроэнергию по ЛЭП, но это опять же время и деньги. Другой вариант - вести уголь оттуда по железной дороге. Но этот вариант дороже и увеличит себестоимость электроэнергии. Самое страшное - на всех электростанциях, рассчитанных на уголь, были ликвидированы топливоприготовление, топливоподача. Проще говоря, вся технология использования угля разрушилась.
- Неужели в России действительно уже нет газа?
- Говорить, что газа совсем нет, - неправильно. Газ есть, но у "Газпрома" инвестиционная составляющая его тарифа пополняется только за счет экспортной выручки. На внутреннем рынке у него не хватает денег для покрытия затрат, и газовики просят поднять цены в России. Ценовую политику надо вести таким образом, чтобы и газовики, и энергетики смогли достойно выйти из этого положения. В традиционной энергетике должны появиться деньги на модернизацию. Даже если "Газпром" решит не уменьшать поставки газа для энергетики, все равно сейчас на старых технологиях газ расходуется крайне неэкономно. На том же объеме газа можно производить больше киловатт-часов - только нужно КПД с нынешних 28-30 процентов поднять до 55 и более.
- Каково, на ваш взгляд, состояние российской электроэнергетики?
- Инфраструктура энергетических предприятий была рассчитана на большие потребности в мощности электроэнергии. Но за последние 10 лет промышленное потребление резко упало и создались большие избытки мощностей. Казалось бы, разве это плохо? Должна увеличиться надежность энергоснабжения. Но, к сожалению, такой однозначный вывод сделать нельзя. В результате неплатежей резко обострилась ситуация со старением основных фондов. Сегодня около 25-30 миллионов киловатт из существующих 200 миллионов выработали свой ресурс и не могут брать нагрузку.
- Требуются ли российской энергетике большие инвестиции?
- Когда сегодня Анатолий Чубайс говорит, что ему нужны 5 миллиардов рублей в год и он их найти не может, - Чубайс абсолютно прав. С населения такие деньги не соберешь. Мы говорим: почему бы не включать акционерную форму привлечения капитала? Но курс акций РАО очень низкий. И продавать много акций по низкой цене просто невыгодно. Мы продадимся, а нужных денег не соберем. Прежде надо повысить ценность акций. Уровень дивидендов должен быть не меньше чем банковская процентная ставка на обычные вложения. Тогда можно надеяться на серьезные инвестиции. Вкладывая деньги в энергетику, инвестор будет знать, что работает с настоящей экономикой. Нужно сделать такой ценовой механизм, чтобы вкладывать деньги в энергетику было выгодно. И поэтому проблема реструктуризации отрасли сегодня в центре внимания.
- Какое место занимает ваша комиссия в процессе развития энергетики?
- Все просто: если цена подходит - я организовываю бизнес, если меня цена не устраивает - я в этот бизнес не иду. И вот в этом смысле я считаю, что роль нашей комиссии - поиск баланса экономических интересов потребителей и производителей энергии. Баланса, который позволяет потребителю рассчитывать на доступную по цене энергию, а производителю - обеспечить нормальное функционирование и развитие своего бизнеса. Вот эту уверенность мы у них и должны создавать.
- Как совершенствовать правила ценообразования в энергетике?
- В новых правилах ценообразования надо предусмотреть избирательный подход к учету значимых факторов. И предоставить региональным энергетическим комиссиям право дифференцировать тарифы таким образом, чтобы обеспечить максимальную эффективность того производственного потенциала, который есть в каждом регионе. С другой стороны, мы за то, чтобы действительно заниматься выравниванием стоимости электроэнергии по всей стране для населения. Мы можем выравнять тариф для населения, используя единую энергетическую систему России, если обеспечим покупку всей электроэнергии на федеральном оптовом рынке, "взвесим" ее и обратно отдадим потребителям уже по средней одинаковой рыночной цене. Это возможно уже сегодня. В этом мне видится государственная роль регулирования тарифов. Что же касается тарифов для промышленности, то здесь нужно обеспечить глубокую дифференциацию в зависимости от множества факторов.
- Вернемся к идее создания единого тарифного органа - может ли он быть создан на базе ФЭК?
- Саму идею я считаю правильной. Мы регулируем энергетику, газовую промышленность, трубопроводную транспортировку нефти и нефтепродуктов. То есть четыре сферы. Остаются железнодорожный транспорт, связь и судоходные перевозки - еще три сферы. Мне трудно заниматься прогнозами, но здравый смысл подсказывает, что все-таки на базе нашей комиссии наиболее целесообразно это сделать. Ведь система госрегулирования на базе ФЭК и региональных комиссий субъектов федерации уже создана и успешно функционирует, пройдя очень трудный семилетний путь становления. Создавать что-то новое "с нуля" мне представляется неразумным.
- Поможет ли это "вытащить" установление тарифов из-под губернаторской власти?
- Это очень серьезная проблема, вы даже себе не представляете, насколько регулирование тарифов политизировано. У нас перманентно идут выборы. Избираем губернаторов, мэров, думу, президентов. И, к сожалению, все наши кандидаты, все наши политические деятели почему-то считают своим долгом пообещать своему электорату, что они-то уж защитят его от так называемых монопольных цен. Я считаю: чем быстрее у наших политиков выработается аллергия к такого рода постановке вопроса, тем лучше. Ничего не надо никому обещать, потому что все это должно строиться на нормальных экономических принципах. Но по мировым ценам мы пока не можем устанавливать тарифы для нашего населения. С этим я согласен. Пока у нас очень большая разница в тарифах по регионам. А принципиально нового механизма определения цен еще, к сожалению, у нас не создано, но это дело уже недалекого будущего.
- Не изменятся ли в ближайшее время тарифы на экспортную прокачку нефти?
- Пока для таких изменений оснований нет. Когда на внешнем рынке падают цены, наши нефтяники теряют доходы, у них исчезает прибыль. Начинают экономить на всем, в первую очередь им хочется сэкономить на тарифах за прокачку. Но в данный момент, как мне представляется, такой проблемы нет.
- А как вы относитесь к объединению атомных станций в двух генерирующих компаниях?
- Эта проблема надуманна и возникла из-за чисто формального подхода к очень сложной задаче - созданию конкурентной среды в электроэнергетике. Вокруг этого много разговоров. Разъединять - не разъединять, оставлять как есть... Во-первых, то, что сегодня существует, не совсем отвечает Гражданскому кодексу. Это наследие эпохи так называемого рыночного романтизма, когда в энергетике все преобразования свелись к рыночным по форме названиям, а по сути были созданы псевдоминистерства. И если в РАО "ЕЭС" реструктуризация имущественных отношений преследует цель углубления рыночных реформ, то в атомной энергетике преобразование концерна в одну энергокомпанию вряд ли что-то существенно изменит - это формальное приведение организационно-правовой формы в соответствие с требованиями Гражданского кодекса.
- Есть ли гарантии, что будущей зимой в регионах не повторится история с Приморьем?
- Какие могут быть гарантии... Главная гарантия - теплая зима. В этом году у нас в Европе зима была теплой, но в Сибири и на Дальнем Востоке оказалась очень суровой. В европейской части страны много очень старого оборудования. Если бы, скажем, в Москве или в Подмосковье были морозы градусов под 30 или 40, я не исключаю, что и здесь повторилось бы Приморье. У нас плохо работает Госэнергонадзор Министерства энергетики. У этого важнейшего для страны органа мало полномочий. Я вам прямо скажу. Посмотрите, в отчете Минэнерго говорится: паспорта готовности к зиме из десятков тысяч энергоисточников получили всего-навсего около 900. Значит, все остальные оказались неподготовленными к зиме "по факту". Дайте Госэнергонадзору полномочия накладывать штрафы на руководителей. Не на организации - они у нас легко выплачивают штраф. Надо руководителей наказывать и мэров городов, если это муниципальная собственность. Чтобы они летом работали. И если в ноябре Госэнергонадзор не может дать паспорт готовности, надо привлекать уже прокуратуру, заводить судебное дело за халатное отношение к служебным обязанностям. За чуть ли непреднамеренное создание ситуации, когда население города или поселка может быть поставлено в условия выживания. Что это такое?! Это же преступление!
А мы к этому как-то либерально относимся. Россия - северная, холодная страна. Подготовка энергохозяйства к зиме - это не столько обязанность коммерческих структур, сколько важнейшее государственное дело и долг государства перед своими гражданами. Если мы этого не сделаем, тогда придется уповать только на хорошую погоду. Если бы это было где-то в Индии, Батуми, Сухуми, я еще понимаю: там можно под пальмой пересидеть два-три дня, когда холодно, и дождаться тепла. А в наших северных широтах надежность энергоснабжения должна быть обеспечена.
- Но где брать деньги на подготовку к зиме, если их нет?
- А вот где деньги брать - не праздный вопрос. За энергоснабжение нужно платить столько, сколько оно действительно стоит. И люди должны знать действительную цену тепла и света. В любом случае надо мобилизовывать на это дело людей. Говорите честно: у мэра денег нет, уважаемые граждане, но если вы не отремонтируете свою котельную, то 5-6 домов замерзнут. Если с людьми откровенно поговорить в сентябре, то, думаю, они бы там на субботники вышли, но отремонтировали бы котельную, теплотрассу заизолировали. А то теплотрасса не заизолирована - и все это видят, и каждый день через нее переступают, и всем все равно. Зима наступает - теплотрасса не заизолирована. Уважаемые граждане, вы чего ждете? Климат, что ли, у нас изменится? Да ничего подобного. А вот если усилия Госэнергонадзора и общественности мобилизовать на то, чтобы все энергохозяйство было подготовлено к зиме, чтобы было заготовлено необходимое топливо, то никаких проколов не будет. Что касается топлива, надо энергетикам дать возможность продавать энергию заранее. Чтобы денежки "зимние" можно было получить в начале лета, тогда этот механизм сработает. К сожалению, кредитных ресурсов пока нет, банки пока осторожничают, не верят, что мы, энергопотребители, вернем деньги вовремя и с процентами.
А если по большому счету, то нужно создавать для энергетики резервный инвестиционный фонд, в котором были бы аккумулированы необходимые финансовые средства для кредитования летом ремонтной кампании и заготовки топлива. Еще раз подчеркну: подготовка к зиме - важнейшее государственное дело. Турцией соглашение в Америке...
 


Все замечания и пожелания присылайте по адресу: skv@nefte.ru

ЗАО "Независимое нефтяное обозрение "СКВАЖИНА" (С) 1999 Все права защищены