Поиск:
События
Black Submarine
Ляп-Петролеум
Криминал

Госструктуры
Компании
Персоналии
Проекты
Трубопроводы

Законы
Словарь
Нефть в мире
История
Экология

Дискуссия
Интервью
Консультации
Нам пишут

Aport Ranker

28 сентября 1999 г.
Автор: Иван Перец
Стратегическая отрасль без стратегии. Но со стратегами
Как говорится, нет такой плохой ситуации, которая не могла бы стать еще хуже. Ну, вот, например, еще не так давно казалось, что в правительстве сформировался вполне логичный в существующей ситуации взгляд на перспективы развития российской нефтяной отрасли и до создания национальной компании - рукой подать.
Однако, не прошло и полугода, как выяснилось, что государственная нефтяная компания вообще-то не нужна, хотя сама нефтяная отрасль продолжает обзываться (простите, но иного слова не нашлось) "стратегической". При этом госчиновники, еще полгода назад с жаром отстаивавшие идею ГАНК (государственная акционерная нефтяная компания), либо стали ее рьяными противниками, либо молчат себе в тряпочку, уважая мнение суперспециалиста по вопросам ТЭК -первого-вице премьера Николая Аксененко.
В общем, сегодня мы все можем констатировать весьма смелую и глубокую мысль о том, что в нашей стране стратегическая отрасль вовсе не нуждается в государственном регулировании (!). Мол, вполне достаточно того, что государству принадлежат недра и труба, по которой течет экспортная нефть, возвращаясь (иногда частично) из-за границы в виде вожделенных "зеленых". Вот это и есть государственное регулирование, которое решает все проблемы.
То, что утверждения эти спорные - разговор отдельный и долгий (достаточно задаться вопросом: если все так просто, то почему ж у нас с северным завозом и уборкой урожая постоянные проблемы, а лицензионные соглашения по месторождениям в лучшем случае выполняются от силы процентов на 40-60?), к которому мы еще вернемся. Странно другое. Когда подобные рассуждения слышишь от какого-нибудь вице-президента какой-нибудь нефтяной компании - это нормально. Но когда высокопоставленный государственный чиновник, так сказать, государственник, ничтоже сумняшеся, заявляет, что госкомпания - абсурд, тут уж впору за голову хвататься.
Особенно же стремительно самочувствие ухудшается после изучения многочисленных заявлений представителей кабинета министров. Просто потому, что нормальному человеку разобраться в них, видимо, слишком сложно.
Ну, вот, например, премьер-министр Владимир Путин говорит, что нефтяную госкомпанию создать просто необходимо и правительство вернется к рассмотрению этого вопроса уже в сентябре 1999 года. Ему вторит министр толива и энергетики Виктор Калюжный: да, создавать нужно, белоруссов по поводу "Славнефти" уговорим, с Оренбургской администрацией и "ОНАКО" проблемы решим, а "Роснефть" и вовсе не возражает. И ведь успел Виктор Иванович даже в Беларусь съездить, с коллегами пообщаться.
А тут наш первый вице-премьер вдруг резко так отрубает: нецелесообразно. То есть, не должно быть никакой госкомпании. Обойдемся. И что? Премьер молчит, про госкомпанию больше - ни слова. А Калюжный, всеобще признанный профессионал, еще совсем недавно бросавшийся грудью на дзот, в котором засели противники ГАНК, мямлит нечто вообще непонятное. Дескать, да, госкомпания не помешает, но когда она будет создана - неизвестно, и вообще не в том составе, в каком раньше планировалось.
Может, мы чего упустили? Может, в России еще какие крупные нефтяные госкомпании остались, кроме "Роснефти", "Славнефти" и "ОНАКО"? Ну, 49% госпакет в ТНК, про который все забыли, и то ли 26, то ли 28% в "ЛУКОЙЛе". Правда, и к той, и к другой уже намертво приклеились ярлыки "частные", а значит неприкосновенные. Остальное - по мелочевке в расчет не берем. ВСНК даже купившей ее "Сибнефти" ни к чему - готовы государству отдать. Так на какой базе формировать эту то ли нужную, то ли ненужную госкомпанию? А вот этот момент г-н Калюжный не уточнил.
Дальше - еще хуже.
Выясняется, что правительство запланировало на 2000 год продажу крупных пакетов акций последних государственных нефтяных компаний - вышеперечисленных "ОНАКО" (85%), "Славнефти" (55,3%) и "Роснефти" (71,2%). От продажи этих пакетов и акций еще пяти компаний (из них только две не имеют отношения к "нефтянке") правительство рассчитывает получить не менее 20 млрд. рублей. Которые, по замыслу авторов проекта бюджета-2000, в очередной раз пойдут на латание дыр федеральной казны. Правда, как показывает практика российской приватизации, ничего хорошего из подобных затей не получается. По крайней мере, для бюджета.
Что ж, дорогу осилит идущий. Будем надеяться, что в 2000 году западные инвесторы ринутся в Россию за останками некогда мощной нефтяной империи. Правда, по этому поводу нас одолевают смутные сомнения. Вряд ли иностранные инвесторы, наученные горьким опытом 17 августа 1998 года и перепуганные недавним скандалом с Bank of New York, будут назойливо стучаться в наши двери с предложением забрать их деньги, которые им совсем не жалко. Да и кроме того, если присмотреться к выставляемым активам, то становится ясно, что первобытного энтузиазма у потенциальных инвесторов они вызвать явно не способны.
"Роснефть", которую в прошлом году правительство безуспешно пыталось продать трижды, ценна лишь своими сахалинскими проектами. Да и в них она постепенно теряет позиции. Кстати, не так давно замминистра топлива и энергетики Елена Телегина заявила, что правительство намерено продать 25%+1 акцию "Роснефти" с целью изыскания средств для финансирования участия российской стороны в проекте "Сахалин-1".
"ОНАКО", живущая за счет налоговых льгот, выбитых земляками Виктора Черномырдина еще в 1996 году, не интересует никого, кроме администрации Оренбургской области. Которая, при всем уважении, вряд ли найдет необходимую сумму для участия в инвестконкурсе.
К "Славнефти" заметный сердечный трепет проявляла лишь "Тюменская нефтяная компания", да и та в последнее время перенесла свои симпатии на добычные предприятия барахтающейся в банкротстве "СИДАНКО".
Учитывая сложившуюся ситуацию, которая вряд ли кардинально изменится в 2000 году, события могут развиваться по двум вариантам, один из которых явно фантастический. В смысле готовности иностранных инвесторов выложить за оставшиеся неприватизированные российские нефтяные компании сколько-нибудь серьезные деньги.
Второй вариант представляется более реалистичным. Как нам кажется, вставшие на глиняные ноги приватизированные российские компании поделят то, что еще принадлежит государству. Ну, если не бесплатно, то не за такие уж большие деньги. Опыт залоговых аукционов ведь еще не забыт. Ну, а если государство не захочет повторять совершенных ошибок, то можно придумать и что-нибудь похлеще. Российские менеджеры никогда не жаловались на отсутствие смекалки и способность придумывать запутанные и с виду вполне законные схемы по уводу активов. Это, конечно, только догадки и предположения.
А желание получить довески наши компании не покидало никогда. Вспомните, с какой готовностью "ЛУКОЙЛ", "ЮКОС" и ТНК предлагали планы реорганизации "Роснефти", "Славнефти" и "ОНАКО" в тот момент, когда идея госкомпании была столь популярна в правительственных массах. Причем планы эти заключались в поглощении госкомпаний на определенных условиях ("ЛУКОЙЛ", например, готов был передать за "Роснефть" в госуправление еще 9% своих акций, ТНК просила на пять лет передать ей бразды правления объединенной национальной компании и т.д. и т.п.). Что ж, может, это и не самый плохой вариант, только почему-то не покидает ощущение, что в таком случае российская нефтяная отрасль перестанет быть стратегической для отечественной экономики.
 


Все замечания и пожелания присылайте по адресу: skv@nefte.ru

ЗАО "Независимое нефтяное обозрение "СКВАЖИНА" (С) 1999 Все права защищены