Поиск:
События
Black Submarine
Ляп-Петролеум
Криминал

Госструктуры
Компании
Персоналии
Проекты
Трубопроводы

Законы
Словарь
Нефть в мире
История
Экология

Дискуссия
Интервью
Консультации
Нам пишут

Aport Ranker

4 июля 2000 г.
Источник: "Сургутская трибуна"
Автор: Андрей Введенский
"Морской дьявол" ликвидировал последствия эко-ЧП подчистую
Удивительная чистота воцарилась на 433-м и 434-м кустах ставшего печально знаменитым Яун-Лорского месторождения, куда я приехал вместе с главным инженером НГДУ "Сургутнефть" Олегом Быковым и начальником отдела охраны природы и борьбы с коррозией ОАО "Сургутнефтегаз" Любовью Малышкиной. Поводом к вояжу явился тот самый фоторепортаж в "СТ" за номером 104, повествовавший об экологической аварии на вышеуказанном месторождении. Напомню, в шламовых амбарах на двух кустах Яун-Лора, заполненных сгущенной нефтью, погибло много болотных птиц, и данное происшествие явилось предметом серьезного разбирательства в "Сургутнефтегазе".
Это неудивительно, поскольку "СНГ" в лице своего генерального директора Владимира Богданова, по свидетельству Любови Малышкиной, всегда во главу угла ставит соблюдение экологической безопасности на месторождениях, а здесь внезапно вскрывается такое серьезное происшествие. Зная стиль руководства Владимира Леонидовича, можно было предположить, что ЧП будет ликвидировано в кратчайшие сроки, что и подтвердил накануне нашей поездки в телефонном разговоре с редакцией руководитель НГДУ "Сургутнефть" Александр Буланов. Действительно, два куста на месторождении теперь представляют собой чуть ли не стерильную зону. Нет абсолютно никакого запаха. На месте шламовых амбаров, где случилось эко-ЧП, возвышаются груды песка, что свидетельствует об их полной ликвидации. Между тем 25 мая сего года Владимиром Богдановым был подписан приказ, проект которого разработан в отделе охраны природы предприятия, о соблюдении природоохранного законодательства при пользовании шламовыми амбарами. Он напрямую касается буровиков и других специалистов, работающих на месторождениях. Приказ регламентирует ликвидацию в 2000 году семидесяти семи старых и по сути аварийных амбаров, дабы в будущем избежать подобных Яун-Лорскому ЧП ситуаций.
На месторождениях "Сургутнефтегаза", согласно информации Любови Малышкиной, действует порядка 250-300 таких амбаров. Многие из них были построены очень давно и по большому счету непригодны для активного использования. Любовь Альфредовна посетовала на то, что в годы активной разработки нефтяных месторождений, пришедшиеся на период плановой социалистической экономики, вышестоящее руководство требовало одного: "План в кратчайшие сроки и во что бы то ни стало!". О каком соблюдении правил экологической безопасности тогда могла идти речь? На это попросту не обращали внимания, поэтому строительство разного рода нефтесборников велось без учета общепринятых в нефтедобывающих государствах норм и правил. Это сейчас шламовые амбары будут отделяться от нефтяных скважин, коих в ведении "Сургутнефти" ни много ни мало четыре тысячи, специальной обваловкой, которая позволит предотвратить всевозможные нефтяные разливы. Тогда про подобные меры безопасности просто не имели понятия, а если кто-то и знал технологию, заниматься ее практическим внедрением было попросту некогда. Поэтому плоды нефтегонки 70-80-х приходится пожинать сейчас, ибо с течением времени, как известно, ветшает все - от оборудования до элементарных нефтесборников. Ну а ликвидировать в довольно быстрые сроки экологическую аварию на двух кустах Яун-Лорского месторождения помог новейший агрегат - зарубежный нефтесборщик "Сидивел", название которого переводится на русский язык как "морской дьявол".
Что сказать? Сработала машина действительно чисто. По крайней мере, тот гигантский объем работ, что предстояло сделать нефтяникам, отечественными техническими средствами не удалось бы произвести так быстро, ибо скопившаяся в амбарах нефть была очень густой и вязкой, что уже само по себе затрудняет работу. В данном же случае к ликвидации аварии сотрудники "Сургутнефти" подошли с такой тщательностью, что теперь на кустах практически ничего не напоминает о ней. Совсем иной выглядит ситуация с птицами. Нет, их тушки уже невозможно обнаружить на месторождении. Но специалисты "Сургутнефтегаза" утверждают, что пернатые... попросту не могли попасть в нефтяные озера, ибо они чутко реагируют на внешние раздражители: цвет, запах, шум нефтяных качалок. Соответственно, по мнению руководителя природоохранного отдела "СНГ", они, несомненно, отличили бы водную гладь от нефтяного разлива. Однако факты, подтвержденные документально, то есть фотоснимками, свидетельствуют об обратном. Птицы, да к тому же не один десяток, в нефтесборники все же попали. Любовь Малышкина в связи с этим выдвигает версию, согласно которой кулики, гуси и утки угодили в шламовые амбары из-за того, что были больны. Тогда получается, что птицы либо по каким-то причинам дезориентировались, либо вследствие болезни решили... покончить жизнь самоубийством, нырнув в нефтяную гущу. Конечно, в природе случается всякое. Например, больные киты частенько добровольно выбрасываются на берег, чтобы умереть за пределами родной стихии. Но чтобы суицид был замечен среди птиц?! Интересно, а что думают по этому поводу ученые? Вероятно, им есть над чем поразмыслить, используя в качестве наглядного пособия ситуацию на Яун-Лоре.
И еще. Нефтяники утверждают, что охотинспекторы и сотрудники экологической милиции не имели права без сопровождения специалистов "Сургутнефти" въезжать на территорию куста. Эта территория наподобие частного владения, как в Соединенных Штатах. Что же, вполне может быть. Однако хотелось бы услышать по этому поводу комментарий самих охотинспекторов и сотрудников отдела экомилиции. Как утверждает Любовь Малышкина, в соседнем Когалыме сотрудники службы безопасности "ЛУКойла" весьма тщательно стерегут месторождения своей компании и никаких посторонних на их территории без соответствующего сопровождения не пускают. У нас же и в соседнем "ЮКОСе" нефтяные кусты доступны практически каждому. Очевидно, от отдельных элементов и надо охранять кусты и иные объекты нефтепромыслов, но уж никак не от представителей контролирующих инстанций, если они, конечно, облечены законным правом надзора за данным видом производства. А теперь еще об одной неожиданности на Яун-Лоре. Олег Быков, главный инженер НГДУ "Сургутнефть", продемонстрировал мне ЗУ - замерную установку, которая была буквально нашпигована всевозможными пробоинами в стенках. Сделаны они были прямыми попаданиями дробью и даже картечью. На свежевыкрашенной стенке ЗУ это заметно очень четко. Между тем, как сказал Олег Вениаминович, замерная установка сконцентрировала в себе практически всю автоматику по управлению кустом и массу других приборов. Она не только огнеопасна, но при сильном внешнем воздействии может даже взлететь на воздух, вызвав куда более сильное ЧП. Вопрос - кто стрелял на нефтяном кусте по скромному, но важному сооружению? Нефтяники предполагают, причем очень уверенно, что это - дело рук охотников-любителей, и, может быть, они правы. Какой русский не захочет отличиться в меткости стрельбы из винтовки, да еще в присутствии приятелей, а если он еще и "под градусом"? Но пока что версия об охотниках - уверенная гипотеза, которая хотя и не доказана, но, в общем-то, дает повод к тому, чтобы и наши нефтяники, подобно когалымским, установили охрану на своих месторождениях. Другое дело, что здесь понадобится весьма внушительное количество работников. Но это уже тема отдельного разговора. А что касается эко-ЧП на Яун-Лоре, теперь можно уверенно говорить: последствия его ликвидированы на сто процентов. Вот только птиц погибших жаль.
 


Все замечания и пожелания присылайте по адресу: skv@nefte.ru

ЗАО "Независимое нефтяное обозрение "СКВАЖИНА" (С) 1999 Все права защищены