19 апреля 2001 г.
Источник: газета "Россия"
Автор: Павел Владимиров
Как воровали нефть
После Хасавюртовских соглашений планировалось, что основным источником доходов для Чечни станет продажа нефти и продуктов ее переработки. Реализовать эту задачу должно было Государственное унитарное предприятие "Юнко-Грознефть" с использованием мощностей Грозненского НПЗ им. Шерипова. Добыча нефти началась с более чем скромных результатов, например, в сентябре 1996 года было получено всего 2,5 тысячи тонн, но настораживали не эти показатели, а участившиеся случаи пропажи сырья. Так, с нефтеперекачивающей станции "Ищерская" таинственно исчезло 6 тысяч тонн, и даже генеральный директор Р. Хабибов, подписавший приказ об отгрузке, не смог внятно объяснить, что произошло.
Инцидент замяли: родственники Хабибова внесли 1,106 миллиарда рублей в счет возмещения ущерба, правда, про остальные 2,6 миллиарда пришлось забыть. Но на этом хищения не прекратились. В ноябре 1996 года из магистральных нефтепроводов было "изъято" 3,5 тысячи тонн черного золота - 30 процентов объема, направленного на переработку. Правительству Чечни пришлось издать распоряжение о передаче всех скважин и нефтепроводов под вооруженную "опеку" Управления вневедомственной охраны. Казалось бы, можно вздохнуть с облегчением. Не тут-то было! Воровство нефти не только не прекратилось, а увеличилось - охрана начала продавать ее прямо из резервуаров.
Руководство "Юнко-Грознефть" создало собственную службу безопасности. Но и это не решило проблему. Однажды к директору НПЗ им. Шерипова пришли решительно настроенные люди и заявили, что его предприятию отныне будут поставлять нефть только в том случае, если половину денег, вырученных от реализации нефтепродуктов, он отдаст им. В случае отказа вообще ничего не получит. Директор на сделку не пошел, и вскоре на его предприятии прогремели взрывы... Пришлось стать сговорчивее. Перепродажа ворованного бензина превратилась в Чечне в самый доходный бизнес. Взорванные мини-заводы заботливо восстанавливались, чтобы продолжить производство. Особую ценность приобрели транспортные средства, приспособленные под перевозку нефти и ГСМ. Их брали "взаймы" как на территории республики, так и за ее пределами, например в Ставрополье.
После президентских выборов А. Масхадову поневоле пришлось поделиться властью с бывшими соратниками: кто-то занял ответственный пост в правительстве, кто-то стал депутатом. А другие сосредоточились на собственном бизнесе. Глава республики не мог не считаться с интересами "боевых друзей". Только у Радуева в Грозном находились более 2500 бойцов хорошо вооруженной "Армии имени Джохара Дудаева", свои люди были у него и в Гудермесе - на родине "героя". И земляки старались не подвести своих именитых сограждан. Только жители села Илсхан-Юрт Гудермесского района за один месяц в 1997 году украли 1200 метров конденсатопровода. Впрочем, это было мелочью по сравнению с аппетитами других сел. Например, в Беное было захвачено три скважины и организован мини-завод по переработке нефти. По-видимому, у бенойцев был более авторитетный земляк.
Все попытки привлечь силовиков к наведению элементарного порядка в отрасли наталкивались на молчание. Судя по всему, спецслужбы тоже получали свои проценты от нефтебизнеса. Мало того, сотрудники чеченской милиции ввели собственный "налог" на каждый бензовоз, выезжающий с территории нефтеперерабатывающих предприятий и баз. "Юнко" как могло противостояло этому разгулу, даже приостанавливало работу, чтобы привлечь внимание властей к ситуации. Привлекло. В октябре 1997 года предприятие было ликвидировано за "падение производства, а также наличие серьезных недостатков в контроле за учетом и хранением... нефти". Но и вновь созданный Госконцерн нефтяной промышленности Чечни не сотворил чуда. Вооруженные люди захватывали месторождения, продолжали терроризировать коллектив завода им. Шерипова. И вот уже министр топлива и энергетики Шамиль Басаев лично сообщает обо всем этом руководителю Службы национальной безопасности, прося о помощи. Но кто поручится, что все эти теракты не организовали люди Басаева или его друга Хаттаба?
В июле 1999 года Масхадов обратился к народу с истерическим признанием: дескать, чеченцы не понимают, каким богатством наделил их Аллах, потому пока оно не поделено между всеми соответствующим образом. Президент пытался вселить в народ надежду на будущий справедливый передел национального достояния, но он уже не мог никого обмануть - люди видели дворцы нефтяных магнатов, их шикарные лимузины и беспощадных охранников.
Хочется верить, что когда-нибудь Масхадов ответит за все преступления, совершенные в его правление, в том числе и за разграбленный нефтегазовый комплекс республики. А пока правительство Касьянова и администрация Кадырова принимают экстренные меры по спасению отрасли. Главное, чтобы население Чечни поняло: возврата к прежним, бандитским временам не будет.
 


Все замечания и пожелания присылайте по адресу: skv@nefte.ru

ЗАО "Независимое нефтяное обозрение "СКВАЖИНА" (С) 1999 Все права защищены