14 марта 2001 г.
Источник: "Московская правда"
Автор: Эрик Котляр
Загадки Макса Лазовского
Над ними вот уже девять лет бьется следователь по особо важным делам управления по расследованию бандитизма и убийств Мосгорпрокуратуры Андрей Супруненко. Вместе с ним начинал и расследовать похождения одной из самых кровавых банд за всю историю криминальных реформ замечательный сыщик МУРа Владимир Цхай. Может быть, он и разгадал бы ребус многих преступлений, ведь сумел же "разговорить" самых стойких преступников. но преждевременная смерть остановила его работу. Незаконченный Цхаем сыск повели другие муровцы; Петр Астафьев. Андрей Потехин. Игорь Травин. Жизнь постоянно вмешивалась в их работу. Приходилось отвлекаться на новые, прогремевшие на все общество деда.
За девять лет многое изменилось. Менялись бандитские "кадры" В невидимой войне погибала уголовная "пехота", поредевшие шеренги заполняли другие бойцы, завербованные вожаком банлы Максом Лазовским в чужих преступных образованиях. Волонтеры прибывали из ближайщих к Москве городов. Казахстана и даже чеченской диаспоры... Последнее особенно характерно. Потому что дело Макса Лазовского тесно переплетается с интересами чеченских преступных группировок и нефтяным бизнесом, криминальной обстановкой вокруг терминалов Новороссийского порта и самое неприятное, причастностью к делам бандитов некоторых сотрудников из спецорганов.
Деньги не пахнут, даже если пахнут нефтью
Вынырнувшие из тени в начале девяностых предприимчивые личности быстро раскусили, чем вкусен советский пирог, и с ушами погрузились в пучину "черного золота" с оттенком зеленого цвета. Все, связанное с нефтью, стало соблазнительным, как торт с цукатами. Вокруг гидрантов, кранов и вентилей развернулась отчаянная борьба за право заливать в трубы жидкое богатство России. Жестко организованная чеченская община, захваченная криминальным наполнением национального общака, сразу заявила право на главную нефтегавань России - Новороссийск.
Его портовые терминалы перерабатывают основную часть товарно-экспортного потенциала России. Неудивительно, что живо интересующиеся "нефтяной проблемой" неформальные структуры бывшей республики Ичкерии устремили свои чаяния в приморский город. Присутствием крупных криминалов во власти уже давно никого не удивишь. Тем более в такой бандитской республике, как Чечня.
В демократические времена власть часто прибегает к помощи уголовных элементов. В какой-то мере можно считать - они заменили собой спецслужбы. В Ичкерии, например, уж точно.
Подходящей фигурой на роль контролера в борьбе за жирный кусок Новороссийского и Туапсинского портов оказался бывший вице-премьер республики Ичкерии Нухаев Хож Ахмед, в преступном мире больше известный под кличкой Хожа. Человек волевой и беспринципный, Хожа выбрал для себя удобное местопребывание в Турции, откуда легко перемещался на юг России. Он закрепил за собой право на связь между турецкими спецслужбами и правительством Ичкерии. Надо полагать, что с тех пор "чеченский вопрос" тесно увязан с продажей российской нефти в страны "золотого миллиарда".
Российские спецорганы, отвечающие за экономическую безопасность России, не могли оставаться в стороне от того, что происходило в Краснодарском крае. Но ослабленное государство уже было не в состоянии отстоять собственные интересы. Зато, на фоне призывов ко всеобщему обогащению, привлекательной оказалась перспектива легко отхватить солидную долю от плывущего прямо в руки нефтяного дохода. Кадровый сотрудник службы внешней разведки С. (называть его мы здесь не будем), имеющий доступ почти во все правоохранительные организации на высоком уровне, где по оперативной информации ему удается решать в собственных интересах многие вопросы, часто выезжал в Краснодарский край, где засветился на встречах с известными ворами в законе Тамазом и Матвеем. Эти встречи, конечно, могли иметь служебный интерес.
Не исключено, что в служебных же целях произошло его знакомство с Нухаевым. Но в 1995 году, когда С. ушел из разведки, он сохранил с Хожой приятельские отношения. В период боевых действий в Чечне и особенно в последующий период С. неоднократно выезжал в Грозный, где по заданию Нухаева обсуждал какие-то дела и по его же заданию посещал Багдад, Тегеран, Арабские Эмираты и другие места на Ближнем Востоке. Постепенно эти люди сблизились, и С. оказался под влиянием чеченского лидера. Скорее всего решающим обстоятельством стали достаточно крупные вознаграждения,
С. был советчиком и разработчиком всех теневых и "экономических" программ Нухаева. Кроме того, ему не составляло труда привлечь для выполнения особо "деликатных" заданий бывших специалистов из спецподразделений, хорошо владеющих навыками снайперской стрельбы, взрывного дела и обращения с пиротехникой. Любопытно, что специальный фонд поддержки этих профи возглавлял вместе с С. некий вор в законе, известный правоохранительным органам под кличкой Воркута.
Но наиболее удобным для роли "чистильщика" у С. был подручный Максим Юрьевич Лазовский, известный криминальный авторитет под кличками Макс и Хромой.
В "семейном альбоме" криминальной России Лазовский занимает особую нишу. Когда в стране разразился преступный бум, Лазовский равноудалился от таких "гигантов", как Японец, Сильвестр, Бобон, Роспись, создавших "фирменные" преступные группировки. Максим Лазовский "работал" в интересах подпольных чеченских нефтяных баронов и при этом непонятным образом находился на "хвосте" у российских спецслужб. Как это могло сочетаться "в одном флаконе"? Пожалуй, одна из главных загадок.
Контакты оперслужб с бандформированиями - событие объяснимое и допустимое. Цель в таких случаях - разоблачение и предотвращение преступлений. Но изучение хроники убийств, вымогательств и прочих злодеяний, совершенных людьми Лазовского, не подтверждает к.п.д. противодействия им спецслужб. Остается предполагать что главными мотивами интереса секретных структур к Максу Лазовскому были все те же соблазны -внедриться в нефтяной бизнес.
Кадровый состав его "организации" был сформирован не по географическому признаку, как у большинства местных сообществ, скорее интернационально. Выше мы уже говорили, в его "пехоте" служили чеченцы, - выходцы из криминальных кругов Казахстана и боевики из группировок близлежащих к столице городов. Как известно, чеченцы не признают воровские масти, понятие вора в законе для них не существует. Коллекция преступлений банды Лазовского дает основания полагать, что правила чеченского беспредела были ему ближе, чем кодекс уголовных церемоний славянских традиционалов. Безоглядное выполнение поручений чеченских "шефов" помогало Лазовскому в собственном бизнесе, связанном с нефтью. "Крышей", или скорее логовом для "коллектива" Лазовского, стала учрежденная теми же чеченцами фирма "Ланако".
В ее задачи входила торговля нефтью и продуктами нефтепереработки. "Ланако" - сокращенное сочетание трех фамилий: Лазовский, Натаев Атлан (совладелец грозненского нефтеперерабатывающего завода) и Козловский, формально числящийся директором фирмы. Как водится в криминальных историях, Атлан Натаев впоследствии погиб при теперь уже выясненных обстоятельствах. Но об этом чуть ниже. В нефтяном бизнесе, если его можно назвать таким словом, банда Лазовского отметилась кровавыми следами.
Есть основания подозревать в организации убийства директора туапсинского нефтеперерабатывающего завода Василенко, похищении депутата Госдумы Петрова, нашумевшей казни банкира Кантора, покровителя Лазовского С. и "горилл" из "Ланако". Впрочем, на потайном счету организации Лазовского порядочно заказных убийств, большей частью по поручению чеченских структур. Нефть в бункерах Новороссийского порта давно окрасилась алой примесью крови жертв криминальной войны. Боевики Лазовского влили туда изрядную дозу своего участия.
Надо сказать, что программы Нухаева по перевалке нефти и ее производных через Новороссийский и Туапсинский порты продолжают жить и развиваться. Турецкие компании активизировались в связи с проектом перевозок каспийской нефти через Новороссийский порт и строительством нового трубопровода в обход Чечни, что несомненно должно было нанести урон криминальным интересам Нухаева и его турецких друзей. Свято место пусто не бывает. Лазовского уже нет, но рыцари из ордена, чей девиз "С гранатометом обретешь ты счастье свое! ", готовы занять его место в противоборствующих усилиях нефтяных кланов.
Герой исчез, загадки остались
Лазовского задержали наконец в 1996 году. К тому времени у оперслужб МУРа и Мосгорпрокуратуры накопилось много вопросов. Однако были другие люди, которым невыгодно было содержание Лазовского за тюремной решеткой. Заговорив, он мог стать опасным для вчерашних соратников. Да и вообще, когда человек попадает в "нештатную ситуацию", он теряет доверие.
Возможно, уже тогда у могущественных покровителей Лазовского созрел гениальный план: поскорее вывести его за тюремные стены и затем ликвидировать. Так или не так, но только суд не смог доказать ничего серьезного, и Лазовского в 1997 году компромиссно осудили за мелкий "джентльменский набор" - наркотики, оружие и другие пустяки для фигуры крупного криминального масштаба.
Срок два года, из которых в зачет пошел год подследственного содержания под стражей. Уже в 1998 году Лазовский освободился. На воле он освоился довольно быстро и приобрел дорогую усадьбу в престижном поселке Успенское по Рублевскому шоссе. Лазовского и раньше не раз выводили из-под удара оперативных служб МУРа и следственных действий Мосгорпрокуратуры, когда право-охранители в упор начинали "разглядывать" окутанную туманом таинственности фирму "Ланако".
Не менее загадочным для оперслужб выглядел некий фонд "Единение", тоже с довольно туманными задачами. Целью его было как бы объединение народов Кавказа в миролюбивом согласии. На самом деле вице-президент фонда Лазовский получил исключительную возможность легко попадать в любое место на Кавказе, включая и горячие точки. Как и все криминальные авторитеты после отсидки, Лазовский обратился к Богу и стал подумывать о спасении души.
Правда, к Богу он обращался всегда в трудную минуту. В 1996 году, когда его допрашивал Супруненко, он пытался утверждать, что в миру всегда примерный христианин. Но на очной ставке с членом банды маска боголюба вдруг спала, и перед Супруненко оказался разъяренный маргинал-уголовник. Не только пальцы, но и глаза разошлись у него веером угрозы! По словам людей, знавших его близко, он последнее время был погружен в размышления и иногда проговаривался - дальше терпеть невмоготу. Нервы начинали сдавать, и это могло внушать опасения его недавним друзьям. А молчать Лазовскому было о чем.
Все чеченские войны начинались с терактов в России. Перед вводом российских войск в Чечню в Москве 18 ноября 1994 года сработали два мощных тротиловых заряда на железнодорожном полотне через Яузу. Мост чуть не рухнул в реку. Около двадцати метров рельсов оказались искорежены. По-видимому, подрывник допустил ошибку в обращении со взрывчаткой, на месте диверсии нашли изуродованный труп некоего Андрея Щеленкова. При нем обнаружили документы офицера российской армии и сотрудника фирмы "Ланако". Армейское удостоверение было фальшивкой, а вот близость погибшего к Максу Лазовскому оперативники установили без труда. Но Щеленков уже не мог ничего объяснить. Что же касается Макса Лазовского, он давно привлекал внимание оперативников МУРа своими тесными связями с чеченскими кругами.
Однако доказать его причастность к дикому поступку Щеленкова в то время не удалось, и дело о попытке взрыва моста через Яузу присоединили к основному делу о Лазовском. Следующий взрыв прогремел на автобусной остановке ВДНХ- Южная в декабре того же 1994 года, спустя месяц. Взорвался автобус 33-го маршрута. Кроме водителя в салоне никого не было, но водителя пришлось госпитализировать. После этого взрыва, привлекшего к себе большое внимание, в городском транспорте появились обращения к пассажирам быть внимательными к бесхозным вещам.
На этот раз оперативники МУРа сумели обнаружить диверсанта. Им оказался связанный с группой Лазовского полковник в отставке Владимир Воробьев. Расследование выявило некрасивую историю. Бывший офицер (по некоторым утверждениям, внештатный агент ФСБ) задолжал чеченцам, общавшимся с Лазовским, довольно внушительную сумму. Ему по всем правилам криминальной науки "включили счетчик", и когда на табло выскочили цифры безнадежного долга, финансовый капкан захлопнулся. Перед Воробьевым встал вопрос: либо он выполняет заказ чеченцев на теракт в Москве, либо... Воробьева подвезли к автобусу, он заложил в него бомбу и взорвал с помощью дистанционного управления. Суд вынес Воробьеву приговор - пять лет заключения. На суде он назвал приговор "издевательством над спецорганами".
Лазовский опять избежал ответственности. Похоже, его опекал таинственный ангел-хранитель, который в щекотливой обстановке отводил карающую руку. Даже после осуждения он оказался в одной из зон под Тулой вместе с подельником, что категорически запрещает инструкция. В Туле он, между прочим, вербовал новых рекрутов для банды... Но вечного везения не бывает, и Лазовский это понимал. После выхода на волю он ощущал на себе пристальное внимание соглядатаев. То, что, выйдя из тюрьмы, Лазовский обратил свой взор к Богу и начал подумывать о спасении души, еще больше встревожило кого-то.
Новая привычка авторитета - посещать Успенский собор в селе Успенском Одинцовского района - подсказала невидимым наблюдателям план действий. Они тщательно изучили распорядок сельского быта Лазовского и выбрали предпасхальную апрельскую пятницу 2000 года. В этот день он направился в церковь без охраны и, едва подошел к порогу храма, умиротворенную тишину разорвала автоматная очередь. Снайпер бил из кустов примерно в 150 метрах от Лазовского. Выстрелы прозвучали отголоском второй чеченской войны. Стрельба была точной. Получив четыре пули из автомата Калашникова, калибром 7, 62 мм, из которых одна угодила в горло, вице-президент общественного фонда единения и содействия миру на Кавказе, так и не добившись согласия в этом беспокойном уголке планеты, упал, обливаясь кровью, на церковные ступени...
Кто-то оттащил окровавленное тело к больнице неподалеку и положил на лавку. Киллер, бросив автомат, скрылся. Местная милиция привлекла для осмотра трупа эскулапа из одинцовской поликлиники. Документы освидетельствования убитого и осмотра места происшествия составлены настолько неряшливо и непрофессионально, что поневоле возникают сомнения - все предусмотрено, чтобы исполнитель убийства не был обнаружен. Между тем убийца по уровню не уступал тем профи, что подбирал Лазовский в фирму "Ланако".
Чем же представлял опасность криминальный лидер? Сказать наверняка трудно. Но есть одно обстоятельство. Взрывы жилых домов в Москве, последовавшие как продолжение серии терактов, авторы многих выступлений в прессе относили на счет спецслужб, выполнявших политзаказ. И вывод этот пытались обосновать взрывами железнодорожного полотна и автобуса, связанными так или иначе с "Ланако". Тайну этой загадки Лазовский унес с собой в могилу. Впрочем, в криминальных кругах бродит слушок: убит не Лазовский, а двойник. Сам Хромой оттягивается на пальмовых островах.
Круги по воде
Убийство Лазовского не повлияло на инерцию расследования преступлений, совершенных его боевиками. Слишком многое стало очевидным сотрудникам уголовного розыска и следствию. Вне зависимости от посторонних обстоятельств в деле Лазовского оперативно-розыскные и следственные действия остановить уже никто не мог.
Подошло время, когда следствие приблизилось событиям почти семилетней давности. В 1993 году люди из "Ланако" взорвали квартиры корпорации "Виктор". У "Ланако" с "Виктором" возникли коммерческие неурядицы, и люди Макса решили их по своим понятиям, не прибегая к помощи арбитражного суда. Когда муровцы прибыли для обыска в "Ланако", охрана фирмы встретила их залпом из пистолетов. Тогда можно сказать чудом никто из сыщиков не пострадал. В тот день муровцы задержали около тридцати личностей криминального происхождения, но все они вышли сухими из воды. Под суд угодили только охранники, которые пытались оправдать свои действия тем, что приняли оперативников за бандитов... Такого дерзкого случая отпора милиции в летописи МУРа не было с тридцатых годов, когда в старой Москве ликвидировали бандитские притоны.
4 марта 1994 года в ресторане "Дагмос" между боевиками Лазовского и членами организованной дагестанской банды разыгралось настоящее сражение. С каждой стороны в нем участвовали по тридцать до зубов вооруженных участников. Кровавое побоище унесло семь жизней, двух в тяжелом состоянии увезли в Склиф. Истину схватки установить не удалось. Следствию мешали, сбивали с толку, просто не давали спокойно работать.
Ланаковцы, чувствуя безнаказанность, продолжали утверждать право на силу. Летом 1994 года, когда еще не осела пыль после событий в "Дагмосе", они вызвали для выяснения отношений членов таганской конкурирующей группировки. "Дружеская" встреча произошла возле банка "Кредит-Консенсус". В лучших гангстерских традициях, не давая опомниться партнерам, люди Лазовского выхватили припрятанные автоматы и открыли огонь. Три представителя таганского сообщества немедленно расстались с жизнью!
Сотрудникам МУРа удалось установить в этом случае, что руководил действиями бойцов из "Ланако" Роман Полонский. Близкий друг Лазовского. Полонский скрылся, найти его не удалось. Если бы он попал в руки правосудия, то сохранил бы жизнь. Буквально через несколько месяцев его настигла пуля. В кармане Полонского обнаружили фальшивое удостоверение сотрудника ГРУ!
Сотрудники МУРа охотились за Максом Лазовским до 1996 года и, как оказалось, не зря. Когда его задерживали, а это произошло в феврале? , вместе с ним был задержан действующий сотрудник столичного УФСБ, исполнявший роль руководителя службы безопасности при Лазовском. Кстати, у самого Лазовского при обыске изъяли поддельные удостоверения ФАПСИ, Минобороны и милиции.
На суде выяснилось, что Лазовский выезжал на туапсинский НПЗ и участвовал там в переговорах с местными преступными группировками. В аэропорту его зачем-то встречали сотрудники туапсинского ФСБ. В числе заслуг Лазовского звучали примеры, как он вызволял в Чечне заложников из числа служащих Лубянки, попавших в беду. В его защиту говорилось, что для прикрытия ему вручили оперативные документы.
Так ли это было на самом деле, выяснить не удалось. Сотрудники ФСБ на суд не пришли. А вообще по делу"Ланако" фигурировали шесть оперативников Московского УФСБ, но их причастность к криминальным делам бандитов не установлена, все они были отпущены. На запрос в Московское УФСБ, что же делал их сотрудник, непосредственно приближенный к Лазовскому, в "Ланако", пришел ответ: выполнял специальное задание по контролю за действиями банды. Тогда читатель вправе спросить: почему внедренный в группу Лазовского "Штирлиц" не разглядел вблизи, чем заняты сотрудники фирмы, и не помешал убийствам и перестрелкам? Можно, конечно, представить все дело таким образом, что вся группировка Макса Лазовского выполняла роль прикрытия неким далеко идущим планам борьбы с организованной преступностью. Но вскоре разразился скандал, и история предстала в другом виде.
Сведения о том, что чекисты оказались рядом с боевиками Лазовского докатились до Комитета по безопасности Госдумы и ФСБ и МВД были вынуждены отвечать на депутатские запросы.
В ноябре 1996 года замминистра внутренних дел Владимир Колесников направил ответ в комитет ГД, где он сообщал: "Действительно, в ходе проведенных в Москве мероприятий по захвату вооруженных преступников, помимо Лазовского, в числе доставленных в органы внутренних дел оказались лица, предъявившие удостоверения от имени правоохранительных органов и иных государственных служб. Принятыми мерами в настоящее время Лазовскому и другим соучастникам вменяется более 10 умышленных убийств в различных регионах России..."
Через несколько недель поступило письмо и от директора ФСБ Николая Ковалева: "Как показало разбирательство, в действиях сотрудников УФСБ имели место определенные отступления от требований ведомственных нормативных актов, что в сочетании с недостатком практического опыта и профессионализма и могло послужить причиной, привлекшей ваше внимание. Вместе с тем, несмотря на это досадное недоразумение, основные задачи решены - банда Лазовского обезврежена..." Выводы неутешительны. Банда Лазовского действительно признана сборищем убийц. Задержания чекистов вместе с членами банды имели место. И неопределенные связи между ними существовали...
Впереди еще много интересного Каждый, умирая, оставляет живым какое-то наследство. После Лазовского сыщикам и следствию досталось мрачное наследие в виде нераскрытых преступлений и убийств, работы по которым хватит на много лет. В свое время таинственный аноним сообщил по телефону, что перед фирмой "Ланако" стоит грузовик, наполненный взрывчаткой, той самой, что сработала на мосту через Яузу. Действительно, грузовик, набитый минами, нашли. Но фактологически доказать что-либо Лазовскому тогда не удалось.
Теперь дело наконец-то сдвинулось с мертвой точки. Рассыпанные по разным прокуратурам уголовные дела, связанные с преступлениями людей Лазовского, соединились в единую картину, и мозаика событий выстроилась в логическую нить. В кровавой драме, разыгранной под режиссуру Лазовского, каждый исполнитель предстал перед следствием в подлинной роли. В управлении по расследованию бандитизма и убийств Мосгорпрокуратуры дело, которым занимается Андрей Супруненко, следователь по особо важным делам, можно считать одним из самых знаменательных. Андрей Супруненко, возможно, издаст когда-нибудь удивительную книгу, по увлекательности не уступающую детективным хитам. Материала у него уже сейчас достаточно.
Вот всего лишь несколько эпизодов, расследованных им и доказанных, достойных литературного сюжета. Для утверждения авторитета среди преступников и для наглядного урока коммерсантам Лазовский принял решение об убийстве коммерсанта Толмачева. Поручил убийство своему ближайшему дружку Роману Полонскому, которому он доверял и посвящал во многие дела. 19 октября 1992 года Полонский в сопровождении нескольких членов банды прибыл на улицу Ращупкина, где оставил машину, и пешком направился на улицу Багрицкого. Дело было в разгар дня, улица в это время полна народа. Полонский затаился в ожидании жертвы и, когда Толмачев появился, открыл огонь из пистолета, не обращая внимания на перепуганных прохожих.
Семь пуль, выпущенных в коммерсанта, не оставили жертве никаких шансов. Полонский сел в поджидающую его машину, доехал на ней до улицы Ращупкина, там пересел в то самое авто, в котором прибыл для убийства, и скрылся. То, что ураган пуль не задел никого из посторонних, можно считать счастливым случаем.
В жестокости и уголовной решимости не уступал "шефу" его партнер Атлан Натаев. Один из приятелей Натаева повздорил с незнакомым человеком по фамилии Колесников. Ссора закончилась обещанием Колесникова разобраться с обидчиком "по полной программе". Бедолага плохо представлял, какие у противника друзья. И когда Натаеву стало известно об угрозе Колесникова, он без колебаний снарядил карательную экспедицию и сам же ее возглавил. На трех автомашинах головорезы прибыли на Кировоградскую улицу, где жил Колесников. Натаев с несколькими бойцами поднялся в квартиру, двух человек оставил на улице для наблюдения. Обманным образом "мстители" проникли в жилье и из пистолетов ТТ, не обращая внимания на находившихся в квартире людей, открыли огонь.
Итог визита страшных гостей: убиты Колесников и находившийся в квартире Рекуц. Долги хорошо брать, но отдавать их никто не хочет. Что делать в таком случае? Выход нашел знакомый Лазовского и Натаева, не пожелавший отдавать 7 тысяч долларов своему кредитору Хлестунову. На нерадивого кредитора надо было искать управу, и она нашлась в лице бандитов Лазовского. Было решено потребовать от Хлестунова отказаться от требований долга, если же он не примет нужное решение, то... Встреча состоялась возле ресторана "Разгуляй" на Спартаковской улице, куда на двух машинах прибыли Натаев, Щеленков, Полонский и другие "сотрудники" из "Ланако"...
Хлестунов тоже прибыл со свитой из четырех человек. Переговоры ни к чему не привели и, оборвав их на слове, Натаев, Полонский и Щеленков выхватили пистолеты и в упор расстреляли собеседников. Хлестунов и некто Браун были убиты, остальные трое получили ранения.
Случалось, компания Лазовского развлекалась. Как-то к ним обратились с просьбой проучить несговорчивых сторожей на автостоянке. В летний вечер Щеленков с Полонским прибыли на Енисейскую улицу и забрались на крышу соседнего с автостоянкой дома. Оттуда на проволоке подвели к крыше сторожки взрывное устройство. К счастью, забава обошлась без жертв. От своего патрона Лазовского Щеленков получил задание расправиться с директором одного из московских рынков за отказ от "откатных".
Щеленков, вооруженный автоматом "Скорпион", прибыл в девять вечера для исполнения задания на Нижегородскую улицу, где стал под карауливать директора рынка. Рядом стоял заведенный "Ниссан", готовя отступление убийце. Когда в подъезде появился человек, Щеленков открыл автоматный огонь. Пули буквально разнесли голову несчастного и изрешетили шею. Убедившись, что "заказ" состоялся, Щеленков на иномарке скрылся с места преступления. Погиб совершенно посторонний человек, которого убийца спутал с "объектом"...
В начале декабря 1993 года Лазовский получил полезную информацию - работники акционерного общества "ММСТ" готовятся перевезти солидную сумму. Лазовский поручил операцию Полонскому и Щеленкову. На "Ниссане" они проследили автомашину инкассаторов и дождались, когда деньги будут загружены. Затем "пасли" машину с деньгами до Старопетровско- Разумовского проезда, где поравнялись с ней окно в окно. После чего в "Ниссане" опустились стекла и из глубины салона внезапно загремели выстрелы. Трое ничего не подозревавших инкассаторов оказались сраженными. Двое насмерть, один получил серьезное ранение. Гангстеры выхватили из салона расстрелянного автомобиля кейс с 250 тысячами долларов и скрылись. Лазовский был крут в отношениях даже с дамами. Однажды в отеле "Пента" под крепким градусом объявил "барышне по вызову", что он не кто иной, как сам господь бог. Когда девица позволила себе усомниться в этом, выхватил пистолет и выстрелил ей в руку. Девушку запугали, в больницу она попала лишь после обещания скрыть истинную причину огнестрельного ранения.
Теперь следствию очевидны причины кровавой бани, учиненной бандой Лазовского у банка "Кредит-Консенсус". Лазовский потребовал от банка заплатить ему 2.500.000.000 рублей -проценты от спорной суммы между банком и фирмой "Росмясомолоко". Банк обратился за помощью к таганской преступной группировке, своей "крыше". Побоище состоялось после того как стало окончательно ясно - проценты Лазовскому платить не будут. Итог читателю известен. Трое "таганских" были убиты. Среди раненых оказался случайный прохожий.
Как всегда, в то время люди Лазовского ускользнули от законного наказания. Теперь они отвечают на вопросы Супруненко.
Одно из зверских преступлений Лазовский совершил 5 сентября 1994 года. В 1994 году между руководителями банды Лазовским и Натаевым начались раздоры. Вожакам стало тесно. Каждый претендовал на большую долю власти и, конечно же, денег. Чувствуя, что соперник становится в коллективе все более влиятельным, Лазовский принимает решение о ликвидации Натаева и двух его телохранителей: Липатова и Руденко.
Лазовский поручает своим проверенным сателлитам Полонскому и Щеленкову похитить вчерашних союзников и отвезти на дачу в поселке Академии наук. Там Натаева убивают и отчленяют от тела голову. Затем труп и пленных везут в Ярославскую область, где на торфяниках расстреливают Руденко и Липатова. Трупы всех троих зарывают в торф: своеобразный природный крематорий. Через неделю в Москве появился встревоженный отсутствием вестей брат убитого Натаева. Он пытается разобраться, что произошло в Москве, и о его назойливости доносят Лазовскому.
Лазовский размышлял недолго. Он принимает решение отправить настойчивого чеченца "по стопам брата" и договаривается со своим близким родственником, владельцем автостоянки на улице Буракова, что воспользуется территорией автостоянки. Хозяин стоянки распускает сторожей, и брата Натаева приглашают в это место для беседы, чтобы убедить в напрасных опасениях, мол, Атлан жив и здоров. Когда не ожидающий подвоха второй Натаев прибыл на место встречи, его встретили шквальным огнем Щеленков, Полонский и член банды Гришин. В ход пошли автоматы, пистолеты и даже обрез охотничьего ружья. Только тогда приговоренный к смерти сообразил, что произошло с его братом.
Упав на колени, тяжело раненный, он начал отстреливаться от врагов. Четырнадцать выстрелов прогремели из ствола Натаева и три попали в цель. Погибая, он сумел отомстить за брата, а теперь и за себя. Пули сразили наповал Полонского - любимца Лазовского, Гришина и ранили еще одного участника сражения. Все это случилось 18 сентября 1994 года. А через два месяца, 18 ноября, выполняя очередное задание Лазовского, "самоотверженно" подорвался на мосту, вместе с железнодорожными путями, второй "герой" банды, Андрей Щеленков. Этот факт убедительно расследован и закреплен доказательствами.
То, что удалось открыть Андрею Борисовичу Супруненко, лишь надводная, выступающая наружу скала рифа. Главная глыба пока скрыта от общественного видения. Это настоящий черный материк. И Андрею Супруненко еще предстоит обследовать его и сделать много открытий. Такая у него работа. Кому-то она покажется страшной, а для него это просто жизнь. Наша с вами жизнь.
 


Все замечания и пожелания присылайте по адресу: skv@nefte.ru

ЗАО "Независимое нефтяное обозрение "СКВАЖИНА" (С) 1999 Все права защищены