11 июля 2001 г.
Источник: газета "Трибуна"
Автор: Светлана Дружникова
Со стволами вокруг скважин
Захват офиса как способ решения проблем между акционерами нефтяных компаний становится недоброй традицией
Около года назад представители "ЛУКОЙЛа", недовольные результатами собрания акционеров ЗАО "Северная нефть", попытались в сопровождении вооруженной охраны ворваться в офис компании в Усинске и на основании протокола альтернативного собрания произвести замену ее руководства. Захват не удался, "ЛУКОЙЛ" в здание просто не пустили, доказать же правомерность своих действий в суде холдинг не может до сих пор. Конечно, можно сказать, что такой шаг был сделан в порыве отчаяния, но, как показывает опыт очередного захвата, "ЛУКОЙЛ" просто плохо подготовился.
Другой нефтяной холдинг -ТНК - учел опыт "ЛУКОЙЛа", поэтому 29 июня 2001 года его вооруженная охрана быстро взяла под контроль офисное здание ЗАО "Корпорация Югранефть" в Нижневартовске вместе с находящимися там сотрудниками. Корпорация уже второй год находится в открытом конфликте с "дочками" ТНК, однако до сих пор все спорные вопросы стороны решали достаточно цивилизованным путем. Захвата офиса в "Югранефти" просто не ожидали, хотя могли бы просчитать. Ведь ТНК не привыкла отказываться от своих планов, а "Югранефти" давно уже направлена "черная метка".
Что же не поделила мощная ТНК с небольшой корпорацией? Дело в том, что еще в начале 90-х годов предприятия "Нижневартовскнефтегаз" и "Черногорнефть", ныне с другими названиями входящие в ТНК, одалживали у "Корпорации Югранефть" ресурсы сырья и к концу 1998 года не вернули еще около 170 тыс. тонн. Новые хозяева ТНК отказались расплачиваться по старым долгам, однако корпорация настойчиво через суд призывает должника к ответу. Подчинив "Югранефть", ТНК получило бы возможность не возвращать товарный кредит. Невольно возникает аналогия с ситуацией вокруг "Сиданко", которой пообещали вернуть "Черногорнефть". Если ТНК установит контроль над "Сиданко", этот возврат потеряет всякий смысл.
Все предыдущие попытки ТНК взять бизнес "Корпорации Югранефть" под контроль оканчивались неудачей. Не подействовали ни полугодовая блокада реализации нефти в начале 2000 года, ни угроза отзыва лицензии. Но на этот раз план был продуман тщательнее. Внеочередное собрание акционеров ЗАО "Корпорации Югранефть" было созвано 28 июня по инициативе "ТНК-Нижневартовск", правопреемника российского учредителя корпорации ОАО "Черногорнефть". Единственный вопрос в повестке дня: перевыборы генерального директора компании. На место несговорчивой Людмилы Кондрашиной, единственной в России женщины во главе нефтяной компании, бессменно занимающей этот пост уже семь лет, в ТНК решили поставить своего человека.
Учитывая, что, согласно реестру акционеров ЗАО, за "Черногорнефтью" числится сегодня только около 2 проц. акций корпорации, а остальные 98 проц. принадлежат канадской компании Norex Petroleum, в "Югранефти" не допускали даже мысли о таком развитии событий. Но в ТНК все просчитали, и за два дня до собрания в Ханты-Мансийский арбитражный суд был предусмотрительно подан иск о признании недействительной части вклада канадского учредителя в У К "Югранефти".
Претензии ТНК касались технологий и ноу-хау, которые известная канадская сервисная компания Nowsco через свою "дочку" (Norex) передала корпорации еще в 1991 году. Использованные технологии позволяют "Югранефти" сегодня предоставлять услуги своей лаборатории даже Hullyburton - одному из мировых лидеров нефтяного сервиса, работающему на месторождениях ТНК. Кроме того, "Корпорация Югранефть" - одно из немногих российских нефтедобывающих предприятий, самостоятельно и успешно выполняющих на своих скважинах гидроразрыв пласта. Так что поданный ТНК иск сам по себе абсурден и не имел шансов на удовлетворение, но заявитель на это особенно и не рассчитывал. Задача была иной - на время рассмотрения иска заблокировать использование спорного пакета акций при голосовании на собрании и тем самым добиться принятия нужного ТНК решения. Причем саму "Югранефть" о возбуждении иска, естественно, не известили.
27 июня суд вынес постановление о возбуждении исполнительного производства о запрете Norex голосовать пакетом почти в 50 проц. акций "Югранефть", которое 28 июня перед началом собрания акционеров было предъявлено судебными приставами в московском офисе корпорации. Norex и "Югранефть" подчинились требованиям приставов, однако ТНК не повезло. Оказывается, акции корпорации, принадлежавшие "Черногорнефти", согласно реестру не были переведены на "ТНК-Нижневартовск", представители которой в результате не смогли ими голосовать. И покинули собрание. А Norex, в распоряжении которого оставался значительный пакет неарестованных акций, не счел необходимым менять генерального директора корпорации.
В планах ТНК произошел сбой, но срыва операции юристы холдинга допустить не могли. Не долго думая, они провели альтернативное собрание акционеров "Югранефти", в котором, согласно протоколу, представители Norex участвовали, но не голосовали. "ТНК-Нижневартовск" же голосовало пакетом в 40 процентов акций "Югранефти", принадлежавшим ранее "Черногорнефти" и сокращенным еще в 1999 году до 2 процентов по решению собрания акционеров корпорации. На этом собрании желаемый результат был наконец достигнут: генеральным директором "Корпорации Югранефть" представители ТНК выбрали Александра Бермана, который незамедлительно нанял частное охранное предприятие "Русь" для охраны офиса корпорации в Нижневартовске, а 29 июня явился туда для приема дел.
Теперь "Югра-нефти" нужно доказывать в суде, что собрание было проведено незаконно, что "ТНК-Нижневартовск" нет в реестре акционеров, что новый гендиректор не имеет полномочий, а захват офиса тянет на уголовное дело. И хотя прокуратура ХМАО официально заявила, что считает собрание, проведенное "ТНК - Нижневартовск" и его решения незаконными, на время разбирательств ТНК получила доступ к товарным и финансовым потокам "Югранефти", ради чего все и было затеяно. Кстати. куда направит эти потоки новый директор, уже ясно - одним из первых приказов г-н Берман поручил продавать всю добываемую корпорацией нефть ТНК по цене 1.400 рублей за тонну. В то время как в 2000 году "Югранефть" продавала добываемое сырье в среднем по 4.500 рублей, уплачивая только налогов по 2.500 рублей с каждой тонны (больше всех в ХМАО). Ущерб для государства от смены директора компании очевиден. Если независимая "Югранефть", добыв за год около 350 тыс. тонн нефти, пополнила бы бюджет почти на 900 млн. рублей, то ТНК более половины этой суммы положит в свой карман.
Видимо, такая перспектива не очень обрадовала власти Ханты-Мансийского округа, благодаря чему 3 июля Ханты-Мансийский арбитражный суд постановил снять вооруженную охрану ТНК с офиса "Корпорации Югранефти". Что это может значить, и выполнит ли это требование ТНК, судить пока трудно. Однако известно, что с контролем над товарными потоками "Югранефти" пока не все гладко. Российская нефтедобыча переживает период перепроизводства, и у ТНК нет свободных резервуаров для хранения стороннего сырья. "Транснефть" же, как в недавней истории с "Варьеганнефтегазом", на период двоевластия решила воздержаться от приема нефти корпорации для транспортировки. Так что захват офиса может вскоре обернуться для "Югранефти" настоящей катастрофой: придется глушить скважины и останавливать добычу, а для ТНК - международным скандалом.

На главную страницу



 

Все замечания и пожелания присылайте по адресу: skv@nefte.ru

ЗАО "Независимое нефтяное обозрение "СКВАЖИНА" (С) 1999 Все права защищены