31 мая 2001 г.
Источник: газета "Коммерсант"
"Югранефть" не хочет прогибаться
Корпорация "Югранефть"
* Российско-канадское совместное предприятие ЗАО "Корпорация Югранефть" создано в 1991 году с уставным капиталом 11 миллионов 660 тысяч долларов США. Цель создания корпорации - привлечение иностранных инвестиций и внедрение передовых технологий нефтедобычи.
* Акционерами корпорации выступили - Norex Petroleum Limited (первоначальное название NowscoR - дочка крупнейшей канадской компании Nowsco Well Services Ltd.) и российское "Черногорнефть" (ныне "ТНК-Нижневартовск"), с соотношением долей в уставном капитале: Norex - 60% и АП "Черногорнефть" - 40%. Успешный старт проекта стал возможен благодаря поддержке правительства Канады и лично премьер-министра Брайана Малруни. В июле 1992 года во время визита в Канаду президента России Бориса Ельцина "Югранефти" были предоставлены страховые гарантии правительства Канады на 30 млн долларов.
* В 1999 году на годовом собрании акционеров "Югранефти" официальный аудитор компании рекомендовал собранию акционеров сократить размер уставного капитала на величину невнесенного взноса "Черногорнефти", что и было сделано, и соответствующие изменения в Уставе предприятия были зарегистрированы Государственной регистрационной палатой при Министерстве юстиции РФ. Сегодня на долю канадских акционеров приходится порядка 98 процентов акций, а пакет "ТНК-Нижневартовск" значительно уменьшился. ТНК с этим категорически не согласна и пытается оспорить это в арбитражном суде.
* Весь производственный процесс предприятия сосредоточен на Малочерногорском месторождении, которое расположено в Ханты-Мансийском автономном округе. Месторождение обладает сложным геологическим строением, и значительная часть его запасов относится к категории трудноизвлекаемых.
***
В двухлетнем конфликте между ЗАО "Корпорация Югранефть" и "Тюменской нефтяной компанией" (ТНК), по всей видимости, еще не скоро будет поставлена жирная точка. Не имея прямого доступа к системе магистральных нефтепроводов "Транснефти", корпорация вынуждена использовать трубопровод дочернего предприятия ТНК - "ТНК-Нижневартовск" (бывшая "Черногорнефть"). Последняя же под различными предлогами вот уже второй год пытается поставить "Югранефть" на колени, либо полностью лишая ее доступа к трубе и не давая продавать добытую нефть, либо занижая объем перекачиваемой нефти за счет использования при ее учете различных понижающих коэффициентов.
Конфликт оброс массой самых серьезных судебных разбирательств с участием арбитражных судов и МАЛ. Однако отсутствие четкой законодательной базы, регламентирующей отношения крупных нефтяных холдингов и небольших нефтедобывающих компаний, в подобной ситуации создает предпосылки для новых и новых витков конфликта.
Конфликт ценою в 40 миллионов долларов
Созданная в 1991 году, 8 лет "Югранефть" готовила свою товарную продукцию в системе "Черногорнефти". Технологически процесс выглядел так: корпорация добывала жидкость на Малочерногорском месторождении, дегазировала ее, далее она поступала на Лорьеганскую ЦПС, где готовится товарная продукция и направляется в систему магистральных нефтепроводов.
Такие взаимоотношения между соседями были обусловлены инфраструктурой, сложившейся в течение десятилетий еще до образования "Югранефти", когда "Черногорнефть" в качестве НГДУ входила в состав гигантского ПО "Нижневартовскнефтегаз". Причем ситуация устраивала обе стороны, и конфликтов не возникало. Проблемы у "Югранефти" начались после того, как у "Черногорнефти" появился новый собственник в лице "Тюменской нефтяной компании". ТНК не только поменяла название предприятия, но и решила изменить выстроенную годами систему взаимоотношений.
В начале декабря 1999 года в "Югранефть" поступило ультимативное предупреждение о том, что применяемая предприятием система учета нефти не соответствует стандартам, которые приняты в "ТНК-Нижневартовск". У корпорации не было другого выхода, кроме как начать переговоры, Однако вскоре в "Югранефти" поняли, что переговоры не имеют смысла и не ведут к конструктивному разрешению конфликта. Смысл новых правил, предлагаемых ТНК, был не в том, чтобы оказать помощь корпорации в организации новой системы учета нефти или реконструкции действующих мощностей. Требовалось подчинить "Югранефть", а все остальное было лишь предлогом для этого.
Поэтому требования, выдвигаемые "ТНК-Нижневартовск" в отношении "Югранефти", носили явно невыполнимый характер. Например, ей было предложено установить при учете нефти понижающий коэффициент 0,8. Когда же "Югранефть" не согласилась просто так подарить ТНК 20% добытой нефти, ТНК перестала прокачивать нефть корпорации, рассчитывая, что та будет вынуждена уступить. К маю 2000 года "ТНК-Нижневартовск" была должна "Югранефти" уже 232 тысячи тонн нефти (с учетом задолженности 70 тысяч тонн нефти, перешедшей к "ТНК-Нижневартовск" по наследству вместе со всем бизнесом "Черногорнефти"), из оборота корпорации была изъята астрономическая сумма - $40 млн.
Только после вмешательства канадского правительства и появления ноты МИД Канады "Югранефти" удалось сдвинуть ситуацию с мертвой точки. После этого конфликт сторон пытались разрешить Минэнергетики, а затем и МАП. Комиссия МАП, самым тщательным образом изучив все стороны этой проблемы, вынесла свое решение. ТНК была признана монополистом, который путем ограничения доступа к системе "Транснефти" наносит ущерб "Югранефти". При этом МАП все же рекомендовал "Югранефти" установить коммерческий узел учета нефти. Следуя рекомендациям министерства, "Югранефть" построила и ввела в эксплуатацию коммерческий узел учета нефти, пойдя на серьезные для небольшой нефтяной компании затраты - около $0,5 млн. Казалось бы, на этом должен был наступить хеппи-энд, и МАП даже определил дату завершения всех "военных действий" между ТНК и "Югранефтью" - до 30 марта 2001 года стороны должны были урегулировать свои взаимоотношения.
Тем временем сделала несколько ответных ходов и ТНК. Во-первых, она до 30 марта под различными предлогами отказывалась принимать уже построенный коммерческий узел учета нефти. Во-вторых, по распоряжению генерального директора "ТНК-Нижневартовск" Николая Смоляра снова в ход пошли штрафные санкции в отношении "Югранефти" - за то, что работает без коммерческого узла учета. В третьих, в день, когда топор войны должен был быть зарыт, она снова отправилась на тропу войны. 30 марта 2001 года ТНК обратилась с иском в арбитражный суд Москвы, в котором выражает несогласие с решением МАП.
Новые правила игры
Во всей этой истории есть несколько моментов, которые весьма показательны для объяснения истинных причин конфликта. "ТНК-Нижневартовск" является миноритарным акционером "Югранефти" и, казалось бы, она должна быть заинтересована в том, чтобы предприятие, в котором есть доля ее собственности, не держало круговую оборону, отвлекая на это значительные материальные и денежные ресурсы, а гармонично развивалось, принося своему собственнику прибыль. Однако на деле именно "ТНК-Нижневартовск" делает сегодня все для того, чтобы поставить непокорную корпорацию на колени, доведя ее до банкротства, и определенная логика в действиях "ТНК-Нижневартовск" есть.
Вместе с производственной инфраструктурой "Черногорнефти" ТНК достались ее долги, и среди кредиторов (с долгом 70 тыс. тонн нефти) оказался ни кто иной как "Югранефть". Между тем несколько лет назад корпорация одалживала нефть и соседней нефтедобывающей "дочке" ТНК - "Нижневартовскнефтегазу", и с тех пор даже по суду не может вернуть 102 тыс. тонн. Так что секрет особого отношения ТНК к "Югранефти" прост. Если бы в корпорации в результате банкротства поменялась бы структура собственности, долги можно было бы не возвращать, и политика ТНК по отношению к СП сразу бы изменилась.
Наблюдая за тем, как развиваются события, невольно отмечаешь до боли знакомый сценарий. Примерно то же самое ТНК проделала в отношении компании "Тура Петролеум". Однако "Югранефть" оказалась орешком покрепче и подмять ее под себя, обанкротить не удалось ни год назад, ни сейчас. Хотя необходимость держать круговую оборону, разумеется, дорого стоит корпорации. В прошлом году график бурения был сорван, подрядные фирмы не верили, что маленькая "Югранефть" устоит, не падет перед огромной ТНК. Нарушена была схема обустройства месторождения. Для того, чтобы наверстать темпы и объемы бурения в нынешнем году, корпорация вынуждена в счет будущих буровых работ приобрести для буровиков некоторое оборудование. А ведь при этом надо еще соблюдать условия лицензионного соглашения, от выполнения которых корпорацию никто не освобождал.
Тем не менее "Югранефть" не просто устояла и выжила, но и смогла развиваться. Специалистами компании открыты новые залежи нефти на Малочерногорском месторождении, что позволило расширить границы лицензионного участка и получить прирост запасов на 8 млн тонн. За 10 лет своего существования корпорацией добыто более 3,8 млн тонн нефти, из них в 2000 году - 360 тысяч тонн. При этом ни разу на протяжении всей своей деятельности "Югранефть" не заключала банковских соглашений по кредитованию своих производственных программ. Успехи корпорации тем более впечатляют, если учесть, что Малочерногорское - месторождение с падающей добычей, и его нефтяные фонтаны остались в далеком прошлом.
Несмотря на это, за счет вовлечения в разработку новых участков Малочерногорского месторождения, сокращения фонда бездействующих скважин, применение новых технологий повышения нефтеотдачи пластов в "Югранефти" рассчитывают нарастить объем добычи нефти. По прогнозам специалистов корпорации, уже в 2001-м и в следующем году объем добычи может возрасти до 400 тысяч тонн нефти в год. Не секрет, что российский бюджет держится на плечах экспортеров нефти. "Югранефть" платит с каждой тонны добытой и реализованной нефти более 2,2 тысяч рублей в бюджеты всех уровней, а средняя цена одной тонны нефти - 4500 рублей - является самой высокой в Ханты-Мансийском автономном округе, где ведут добычу крупнейшие российские нефтяные компании - "Сургутнефтегаз", "Лукойл", ЮКОС, ТНК, "Славнефть".
И объяснение этому феномену простое - в корпорации "Югранефть" не видят необходимости играть в закулисные игры с внутрикорпоративными ценами на нефть, занижая налоговые выплаты, так поступает сегодня большинство нефтяных холдингов.
Большие проблемы маленьких СП
Нельзя и не понимать другого: если более-менее понятная государственная политика в отношении крупных нефтяных компаний сегодня в России существует, то деятельность малых и средних предприятий нефтегазодобывающей отрасли государством по сути не регулируется. Образно говоря, те совместные предприятия, которые участвуют в самых разнообразных госпрограммах ("Югранефть", например, участвовала в федеральных и межправительственных программах "Минатом", "Куба-РЭЦ" и т.д.), которые дают полнокровные нефтедоллары российскому бюджету, пока не получают адекватной государственной поддержки в решении проблем СП.
История противостояния маленькой корпорации "Югранефть" агрессивной ТНК - самое лучшее тому подтверждение. В законодательстве не должно быть белых пятен, которые позволяют одним нефтяным компаниям на протяжении двух лет откровенно банкротить другие. Необходимы нормальные ясные правила игры в сфере доступа к трубе, регулирования вопросов недропользования. В основной своей массе СП работают на месторождениях с падающей добычей. Как убеждает пример "Югранефти", разработка таких месторождений вполне может быть рентабельной. И доходы Российского бюджета могли бы быть неизмеримо больше, если бы СП при этом чувствовали заинтересованность государства в их судьбе, если бы существовала четкая система их стимулирования, в том числе и налоговыми льготами.
В том же Ханты-Мансийском автономном округе, где большинство городов созданы вокруг месторождений нефти, государственная политика поддержки предприятий малого и среднего бизнеса могла бы частично решить проблемы занятости населения северных городов. Большим нефтяным компаниям, типа ТНК, это не всегда интересно. Что в принципе понятно: они живут в другом измерении, имея масштабные проекты, решая грандиозные задачи. У СП ниша другая. Небольшим компаниям по силам решать локальные задачи, - например, СП могут вполне успешно заканчивать разработку месторождений с падающей добычей, осваивать небольшие новые лицензионные участки, которые являются мелкой рыбкой для нефтяных гигантов. Несомненно, привлекательными являются СП и в плане привлечения инвестиций.
Россия сегодня считается на Западе несколько рискованной для ведения бизнеса. Большие инвестиции - большие риски. Изменить существующее положение можно именно с помощью СП. И делать первый шаг в этом направлении удобнее всего именно с небольших инвестиций в небольшие, но рентабельные предприятия. Получив прибыль от каждого доллара, вложенного в производство, инвестор сможет сам оценить привлекательность этого бизнеса и отважиться на более крупные инвестиции. Все это вполне возможно при условии серьезной государственной поддержки малого и среднего нефтяного бизнеса. К сожалению, сегодня такой поддержки СП не чувствуют. Со своими проблемами совместные предприятия, и среди них корпорация "Югранефть", пока остаются один на один.

На главную страницу



 

Все замечания и пожелания присылайте по адресу: skv@nefte.ru

ЗАО "Независимое нефтяное обозрение "СКВАЖИНА" (С) 1999 Все права защищены